RU
EN
AR

Сегодня Арно Бабаджаняну исполнилось бы 95 лет. Многие из нас знакомы с творчеством этого прекрасного композитора, который внес свой незаменимый вклад в развитие как армянской, так и советской музыки в целом. Арно Арутюнович был веселым человеком и обладал острым чувством юмора. Известный поэт Андрей Дементьев сказал: "Я много работал с Бабаджаняном, это был настолько влюбленный в жизнь человек, в нем было столько юмора, человечности, что и сама музыка рождалась из этой доброты. У него было интуитивное чувство прекрасного. Арно Бабаджанян остался композитором света и радости". В какой бы компании он не находился, он предавал атмосфере легкость и непринужденность, весело шутя и рассказывая веселые истории. 

Вот один из его любимых анекдотов:

«Армянскому радио задают вопрос:

- Кто самая талантливая нация в мире ?

 Следует молчание …

- Спасибо за комплимент : - отвечает Армянское радио»

 Но судьба бывает иногда неблагосклонна даже к таким людям, каким был великий маэстро. В начале пятидесятых годов он заболел страшной болезнью – белокровием. Возможно, считали врачи, причинами болезни композитора были ранимость души, импульсивность, нервность и горячность. Когда впервые проявились признаки болезни, Бабаджанян был в Ереване. В Москву в это время часто приезжал знаменитый французский профессор Бернар, визит к которому стоит две тысячи долларов. Когда об этом сообщили первому секретарю ЦК Армении Антону Кочиняну, тот сказал: “Для Бабаджаняна мы готовы заплатить миллион”.

Незадолго до последней операции к композитору в Дилижан приехали друзья. Он был счастлив, угощал их со свойственными ему гостеприимством и щедростью. И тут прозвучал его последний, воистину пророческий прощальный тост: “Живите, любите, творите, встречайтесь, расходитесь… Но только во все это всегда вкладывайте страсть и безумие. Без этого жизнь будет никакой!”

Перед самой операцией Бабаджанян что-то быстро писал на салфетке: под рукой не было бумаги. Когда его повезли в операционную, друзья заглянули на листок. Там была написана последняя мелодия большого гуманиста с мятущейся, тоскующей и бесконечно доброй душой…

Позднее Рождественским был написан текст к этой мелодии:

«Вы не верьте в мою немоту!

Даже если я вдруг упаду,

Даже если уйду, то не в землю уйду,

Я не в землю, а в песню уйду».

Именно так поется в последней песне, посвященной великому композитору.


 

“Живите, любите, творите, встречайтесь, расходитесь… Но только во все это всегда вкладывайте страсть и безумие. Без этого жизнь будет никакой!”