Айвазовский  и Индо-Европейский телеграф

Однажды у церкви Сурб–Саркис возле могилы Ивана Айвазовского меня окликнул пожилой мужчина с большой сумкой на плече. Мы уже с дочерью отходили и направлялись к выходу, как он спросил, не нужна  ли нам еще какая-нибудь информация о художнике. Я пыталась уклониться от разговора, но тот был настойчив и представился. Перед нами стоял крымский краевед Лев Константинович Петров. Он протянул нам маленькую книжечку, выпущенную за свой счет, которая и стоила недорого. Но она оказалась очень увлекательной, к ней хотелось возвращаться и уточнять многие факты, события из истории и культуры Крыма.  В ней была переиздана статья Максимилиана Волошина «Культура, искусство, памятники Крыма», которую включил член Президиума Московского физиотерапевтического общества и член правления российского общества по изучению Крыма доктор И.М. Саркизов –Серазини в «Путеводитель по Крыму».  Статья была опубликована в 1925 году в издательстве «Земля и фабрика» (Москва-Ленинград) с 8 картами и 30 рисунками в тексте. Эту книжку Саркизов напечатал тиражом 5000  экземпляров и сейчас она является раритетом. Сам Петров купил ее в 1978 году в Москве в книжном магазине у памятника первопечатнику Ивану Федорову и с тех пор переиздает вместе с буклетами и календарями.  

Иван Михайлович Саркизов-Серазини был удивительным человеком. С 1892 года жил в Феодосии, где закончил училище, затем плавал юнгой на шхуне «Святой Николай» и на сухогрузе «Юпитер». С 1923 работал в институте физкультуры в Москве (позже — Государственный центральный институт физической культуры, ныне — Российский государственный университет физической культуры, спорта, молодёжи и туризма), в 1944—1964 годах был заведующим кафедрой лечебной физкультуры и спортивного массажа. Он - заслуженный деятель науки, доктор медицинских наук, профессор и писатель. Саркизов-Серазини дружил с художниками Константином Богаевским, Иваном Айвазовским, был на похоронах Ивана Константиновича…

Впрочем, каково же было мое удивление, когда я стала читать о взаимоотношениях Айвазовского и Ивана Михайловича в книге воспоминаний последнего «Старая Феодосия». Саркизов с горечью и обидой говорит, что начинавшийся от башни Святого  Константина чудесный береговой пляж был неосторожно уничтожен Айвазовским.

«До сих пор мне малопонятный парадокс! Гениальный художник, тонкий эстет, любивший свою Феодосию, как никто никогда до него не любил родной город, - пишет Иван Михайлович. - Один из немногих, увлеченный до конца жизни красками моря, находивший созвучные своим юношеским мечтам переливчатые гаммы в глубинах замечательного по красоте и обширности Феодосийского залива, и этот маэстро, как называли его «Рафаэль морей», сделал все возможное, чтобы уничтожить красоту несравненного пейзажа и превратить Феодосию в типичный портовый городишко».

Снимок.PNG

 

В чем же дело? Саркизов считал, что художник и меценат напрасно не передвинул строительство порта за пределы дачи журналиста, издателя, театрального критика и драматурга Алексея Суворина на место теперешней станции Сарыголь. Так Феодосия не потеряла бы своего первоклассного значения купального курорта. Айвазовский, по мнению  физиолога и краеведа,  лишил Феодосию ее чудесного берега, неповторимого больше нигде в Крыму по обширности пляжа, а главное — ее уютной и красочной бухты, нарядил берег в каменные одежды грязного мола и этим положил предел дальнейшему развитию Феодосии как всероссийского курорта.

В этом «Путеводителе по Крыму» и Максимилианом Волошиным и  было упомянуто о линии Индийского телеграфа (Лондон-Калькутта), проведенного Англией по территории Крыма на основании договора, заключенного после войны 1856 года. Точнее о «торопливых деревянных кривулях, ряде четких и черных невысоких чугунных столбов» – линии Индо-Европейского телеграфа Сименса… Однажды во время поездки Феодосия-Симферополь один из коллег, инженер-судостроитель, обратил внимание Петрова на чугунные столбы, которые близко подходили к автостраде. По описанию краеведа, «они еще стояли местами – черные, одинокие, забытые убежавшей вперед цивилизацией». В 1990 году он находился в командировке в Питере и решил посетить «Электротехнический музей». Его приход оказался удачным,  там знали об этом телеграфе и о столбах и выразили огромное желание достать хотя бы один столбик.

В музее Петров обнаружил статью «Индо-Европейский телеграф», напечатанную в «Голосе Риги» от 5 февраля 1988 года. В ней была фотография столба, сделанная в курортном городе Гагры в Абхазии с маркировкой столба на английском языке «Siemens patent London № 10». Так Лев Петров выяснил, что телеграф, проведенный через Крым в 1870 году, стал сенсацией, так как телеграмма из Лондона в Калькутту на расстоянии 11 000 км стала проходить за 28 минут. Телеграф прошел из Лондона, кабель был проложен через воды Северного моря, и далее на Берлин-Варшаву – Житомир-Бердичев – Одессу–Крым – Керченский пролив – Тифлис-Эривань - Бушер-Карачи - Калькутту. В Крыму телеграфная линия начиналась с Армянска, далее шла на Войково (Айбары) – Симферополь-Белогорск (Карасу-Базар) – Феодосия-Луговое (Эгиб–Эли) – и через Керчь уходила в Тамань. Все крупные пункты этой связи от Лондона до Калькутты возглавляли англичане. Пуск этой линии связи 11 января 1870 года стал триумфом технической мысли. Уже через 5 лет телеграф достиг Австралии. В результате он впервые соединил надежной и быстрой связью Америку, Европу, Азию и Австралию.

Активное участие в сооружении Крымской линии принимал и Иван Айвазовский.

 

В 1896 году по нему осуществлялась связь между австралийским Сиднеем и Афинами во время первых Олимпийских игр современности. А в 1912 году Руаль Амундсен передал из Австралии телеграмму в Европу о покорении им в декабре 1911 года Южного полюса, по сути Последнего Великого географического открытия. 

По законам физики электрические токи от телеграмм проходили и через металлические телеграфные столбы на Крымские линии телеграфа. В районе поселка Зуя Петров нашел эту линию. Только в безлесый  Крым в 1868 Сименсы завезли около 40 000 запатентованных в Англии металлических столбов. Для личной коллекции Петров отпилил вручную чугунный кусочек надписи Siemens Brot. Вскоре почти все уникальные столбы ушли на металлолом.

В 1997 году в Петербурге открылся филиал концерна «Сименс», куда и пришел герой нашего рассказа. Так Петров стал членом Королевского Британского географического Общества. Сегодня он вынашивает идею создания памятника телеграфу.

Лев Петров.PNG

Валерия Олюнина 

Айвазовский и Индо-Европейский телеграф