«Король коньяков и коньяк королей». «Багратион» — это была мечта Григорьянца-старшего

«Король коньяков и коньяк королей». «Багратион» — это была мечта Григорьянца-старшего

«Изготовить прекрасный коньяк легко. Все, что вам для этого требуется, — прадед, дед и отец, которые посвятили этому всю свою жизнь», — сказал француз Жан-Поль Камю. Дело знаменитого рода продолжает его сын – представитель пятого поколения. И в Кизляре, ставшим когда-то южным форпостом России на Кавказе, прославляют свою фамилию, свой завод, который в октябре 2015 года отметил свое 130летие, потомственные виноделы Владимир и Борис Григорьянцы.
Владимир Григорьянц руководил предприятием 17 лет, работал с 1971 года, пройдя путь от инженера по технике безопасности до директора. Всемирно известный потомственный винодел, Почетный гражданин города Кизляра, заслуженный работник промышленности Республики Дагестан, «доктор виноделия США», академик Международной академии реальной экономики, экс-директор Кизлярского коньячного завода Григорьянц Владимир Саркисович скончался 27 июля в Кизляре. Ему исполнилось 67 лет.
От своего отца, возглавлявшего Кизлярский коньячный завод в 1950-х годах, он узнал секреты виноделия. Саркис Григорьевич после Великой Отечественной войны обосновался в Кизляре, возглавив винный завод ( тогда Кизлярский коньячный завод был объединен с винным). Многое он успел сделать за короткий срок своего директорства: восстановил винно-коньячное производство, озеленил территорию. Он тогда не знал, что ровно через 40 лет из руин перестройки завод поднимет его сын, прославит предприятие на весь мир. В своих воспоминаниях Владимир Саркисович писал: «Дома у нас было 400 кустов винограда. Около 40 сортов. Дома делали домашнее вино. Каждый сорт отца находился в отдельной бочке. У нас не было пресса, отжимали ногами, а выжимка выбрасывалась. Вот так я приобщился к виноградарству».
А на Кизлярский винзавод Владимира Саркисовича привел его будущий директор Р.Н. Газарян. Спустя два десятилетия он передаст ему все заводское хозяйство, а в 1971ом выпускника технического вуза зачислил в штат на должность инженера по технике безопасности. Однажды вызвал директор новичка к себе за то, что вникал часто «не в свои дела», но тот пошел в кабинет спокойно и вышел оттуда инженером-механиком по оборудованию.
….В 1810 году в Кизляре был построен первый винно-водочный завод, хотя практически винокурением кизлярцы начали заниматься намного раньше. В те времена водка «Кизлярка» вытесняла на русском рынке даже французскую. С установлением советской власти в Дагестане в регион переводили квалифицированных специалистов из других организаций и учреждений, мобилизовав на подъем отрасли. В те годы Гражданской войны и с большим трудом восстанавливали виноградарство и виноделие. В 90-е годы завод тоже был полуразрушен. В 1991-ом к его руководству и пришел Владимир Саркисович. Он начал с ремонта крыши – до него после каждого сильного дождя воду выкачали из цехов. Дальнейший план Григорьянца был таков: нужно навести порядок в самих цехах, менять оборудование. Речь шла о закупке высокопроизводительных итальянских линий по розливу коньяков, обработке их холодом, замене железобетонных емкостей на те, что из нержавеющей стали…
Мы встретились с его сыном Борисом Григорьянце, начальником отдела снабжения и сбыта завода, в роскошном павильоне, рекламирующем продукцию завода «Продэкспо». Одним из ключевых пунктов стратегии его отца стал прорыв на рынки, захваченные западноевропейскими производителями через активное участие в различных международных выставках.
Борис говорит с любовью и гордостью о родном городе, где здесь исстари вместе жили русские, армяне, кумыки, нагайцы, евреи…Где до сих пор сохранилось армянское кладбище, а теперь там есть еще и часовня, выстроенная по инициативе Владимира Григорьянца. Как пишут исследователи, в Кизляре проходила торговая дорога, она играла заметную роль в развитии политических и дипломатических отношений России со странами Востока. Армянские купцы несколько веков назад держали в этих местах торговые лавки, гостиные дворы, торговали мехом и сукном, гончарными и кожевенными изделиями.
В Кизляре бывали Михаил Лермонтов, Лев Толстой, гостил Александр Дюма, о чем свидетельствует его книга «Кизляр от Прометея до Шамиля»…Но прежде всего мой собеседник упоминает имя Петра Ивановича Багратиона, он родился в Кизляре и провел детские годы в родительском доме. Изображение героя Отечественной войны 1812 года есть на этикетках продукции ККЗ. В 1994 году завод выпустил коньяк «Багратион» — это была мечта Григорьянца-старшего. А уже через год напиток был назван «Королем коньяков и коньяком королей». В 1998 году в Лондоне он стал лучшим в своей категории. Видимо, то, что «Багратиона» оценили на родине Уинстона Черчилля, это не случайность. Не так давно в архивах завода были найдены накладные, подтверждающие, что коньяки Кизляра поставляли к столу британского премьер-министра.
Борис Владимирович рассказывает, что Кизлярский завод не имеет довоенных коньячных спиртов. В подвалах старого завода хранится коньяк с 1947 года. Во время войны, в 1942 году, когда немцы подошли к городу слишком близко, по приказу Сталина коньячные спирты были вывезены в Грузию и Армению. До сих в Ереване лучшими считаются те коньяки, которые были выпущены на кизлярских спиртах.
-Ну, а о тонкостях дегустации вы расскажете? – спрашиваю я напоследок нашего разговора Бориса Владимировича.
-Уловить первый запах коньяка, — говорит он, — можно в пяти сантиметрах от края бокала. Здесь ловится один-единственный запах, самый легкий, неповторимый запах конкретной марки коньяка. Второй запах ощущается, если вы трогаете носом край бокала. В этом случае ловятся запахи, отличные от первого: цветочные, ванильно-шоколадные, смолистые, взятые спиртом из дубовой бочки. Наконец, третий запах чувствуется, когда вы опускаете нос внутрь бокала. Тяжелый, густой запах, который появляется от коньяка выдержки выше пятнадцати лет. Этот запах дает старая бочка. Далее следует первый глоток…
-И если он горит во рту?
-То тогда нужно взять на язык одну каплю, «горение» во рту говорит о том, что для приготовления коньяка взяли «сердце» — среднюю часть второй перегонки, в которой взять эфирные масла. Они после первого глотка защищают нёбо от спирта. Второй глоток только подтверждает то, что вы почувствовали носом. Ощущение коньяка во рту говорит о качестве. Чем дольше оно остается, тем качественнее коньяк.

Валерия Олюнина

 

«Король коньяков и коньяк королей». «Багратион» — это была мечта Григорьянца-старшего