Царские копейки процветающего Царукяна

Царские копейки процветающего Царукяна

Журналист Луиза Атанесян в «Голосе Армении» выступила со статьей «Гюмрийское столпотворение и плевок псевдоармян» о приезде вернувшегося в большую политику Гагика Царукяна. На фоне разных оценок фильма Андреасяна «Землетрясение» в Гюмри приехал Гагик Коляевич. После очевидцы писали, что в городе начался настоящий хаос. На центральную площадь города пришли, казалось, все бедные люди Гюмри с прошениями, шли даже калеки на костылях. Кому-то вспомнился царукяновский «матах» - умерший мужчина в давке во время открытия церкви в Абовяне.
Исторические аналогии подобному действу есть. Самая яркая – давка на Ходынском поле в мае.

1896 года, в дни торжеств по случаю коронации Николая II. В ней погибли 1379 человек, были покалечены 900. Обнищавшие люди Гюмри, живущие до сих пор в антураже постземлетрясения, идут с надеждой, что барин приедет, поможет, рассудит. К чему армянским лидерам все время критиковать азербайджанцев, которые после окончания Карабахской войны не могут решить жилищные и другие социальные проблемы беженцев? Если Алиеву необходима «карабахская карта», то какие политические дивиденды можно получить с гюмрийца на костылях?
Гюмри жив. В 2000 году открылась большая частная художественная галерея. В городе успешно работает галерея сестер Асламазян и знаменитый драматический театр. В последние годы проходило несколько международных биеннале современного искусства. Но при этом в стране создано противостояние Еревана и всей остальной Армении. Гюмрийцы не исключение. Многие тысячи земледельцев, ремесленников вынуждены жить в нищете, проблесковыми маячками перед ними мигают обещания отстроить, наладить, обеспечить. Но это они – соль земли.
Сам Царукян – из рабочей семьи. Отец по специальности электротехник, мать – бухгалтер, оба сейчас внедрены в бурную общественно-политическую жизнь сына. При этом оговоримся, что само название партии «Процветающая Армения» выглядит не то, чтобы нью-васюками, а уничижительно по отношении к той части населения Армении, что уже за пределами не процветания, а элементарно неголодной жизни. Где есть место минимальной реализации принципа разумной достаточности. Вилла Гагика Царукяна уровня римского патриция находится в видном для всех проезжающих по трассе Ереван-Севан месте, на самом пике горы. Это ли не разделение на «тварей дрожащих» и тех, кто «право имеет»?
Остается задать простой вопрос: «Зачем?»
Царукян начал заниматься предпринимательской деятельностью с 1980-х годов. C 1992 года занимал должность исполнительного директора компании «Армения», тогда же создал предприятие по производству молочных продуктов в поселке Ариндж Абовянского района, в 1995 году основал и возглавил многопрофильный концерн «Мульти Груп», который в настоящее время включает Абовянский завод по производству пива «Котайк», химико-фармакологическую фирму в Ереване, сеть мебельных салонов «Мек», коньячно-винно-водочный комбинат «Арарат», цементный завод «Арарат»…Много чего создал.
В родном селе Царукяна боготворят. Он – олицетворение американской мечты армянского разлива. На фоне других олигархов и отцов нации выглядит вполне обаятельным нуворишем с известной долей радости жизни и простодушия. Полтора года назад он построил близ Абовяна торговый комплекс «Ариндж мол». Сказал, что торговцы с ярмарки «Раздан» могут перебираться сюда и по 3-4 года не платить за аренду, на деле оказалось всего год. Пресса упрекала Царукяна в частичном выполнении обязательств, куда худшим были последствия для Ашота Агабабяна, которому и принадлежала ярмарка «Раздан», и также рынка Малатии: их после открытия «Ариндж мола» стали меньше посещать покупатели. Но тут – война торговых кланов, конкуренция. Какие обвинения есть к Царукяну по существу? Если и был подстреленный растерзанный львятами осел в его зоопарке, пусть это остается на совести его владельца. А то, что монополисты рвут Армению на части, сторицей делясь и доставляя бесплатно покупателей в свой торговый центр, так и не начав в новейшей истории Армении «время собирать камни», цемент, алмазы, медь и молибден в один плавильный котёл – это и есть самое тяжелое наследие олигархическо-клановой политики эпохи Сержа Саркисяна.
На парламентских выборах 2007 года партия «Процветающая Армения» набрала свыше 202 тыс. голосов, получив 25 мандатов. На конец 2009 года парламентская фракция партии насчитывала 27 депутатов. В апреле 2017 Гагик Царукян возьмет свои мандаты. Но встанет ли с костылей Гюмри, Ванадзор, Степанаван? Процветание Армении – сложный, противоречивый утопический образ. То, что связано с процветанием, мощью и империей было, но, увы, утрачено.

Валерия Олюнина

 

Царские копейки процветающего Царукяна