«Парни музкоманды»: «дашнаки» в пенсне, разбойники, буржуазия и армянский народ

«Парни музкоманды»: «дашнаки» в пенсне, разбойники, буржуазия и армянский народ

Фильм Генриха Маляна "Парни музкоманды" - один из культовых в армянском кинематографе. Народ нежно любит этот фильм, за легкий и в то же время острый юмор. Фразу из фильма давно стали крылатыми фразами, его пересматривают и пересматривают вот уже более пятидесяти лет. Разумеется, в армянском варианте - добрую половину шуток перевести на русский так и не удалось. Да и не только шуток - русский дубляж убил половину смыслов. Но давайте присмотримся к нашим любимым "Парням музкоманды" внимательнее.
Фильм снят в 1960-е, во времена, когда самым юным сознательным свидетелям событий двадцатых было уже около шестидесяти. То есть тридцатилетние, сорокалетние, даже пятидесятилетние зрители на премьере фильма знали о Первой республике и о приходе Красной Армии по рассказам родителей и из сводок пропаганды. Самое время рассказать сказку тем, кто не видел событий. Как мы знаем, решение о фильмах на любую революционную тему не могли появляться на советском экране просто так. За сценарием, диалогами (даже за постановкой кадра иногда) следил небольшой батальон цензоров, причем, не столько местных, сколько центральных, московских. Придраться могли к чему угодно - даже к интонации. В этой связи съемка фильма становилась для режиссеров чем-то вроде экстремального вида спорта. Но вернемся к "Парням музкоманды".
Итак, действие происходит перед самым приходом Красной Армии в Ереван, то есть, осенью в 1920 году. Каким-то людям "буржуазного" вида противостоят веселые ребята из военного оркестра. Ну, не то чтобы они противостояли - говоря современным языком, они постоянно дерзят начальству, устраивают бессмысленные протесты, заведомо знают, что за это их накажут.
Начальство не то, чтобы заботилось о музкоманде как о родных детях, одежда у них не очень, условия содержания казарменные (что и понятно, ведь они солдаты), но каких-то выраженных причин лютой классовой ненависти мы в фильме не видим. Едва ли можно себе представить такую беспечность у молодых людей в 1920 году, на фоне общего голода и холода, у едва переживших Геноцид людей. Но такое поведение было вполне понятно советскому человеку середины века, привыкшему к такому ленивому и немного бессмысленному бунту. Государственная машина была столько огромной и крепкой, что протесты просто теряли смысл, они не могли ничего изменить. Но вот такие острые шуточки, как у Музкоманды ничего не менявшие в жизни, просто помогали не сойти с ума от действительности и были очень востребованы.
Весьма интересна подача правительства Первой Республики. Нужно учесть, что об этом периоде в СССР не писали практически ничего. В учебниках по армянской истории для русских школ о 1918-1920 годах в лучшем случае было два предложения. В армянских, возможно, целый абзац. Содержание его было примерно такое "В нелегкой борьбе с господствующим классом бездушного мирового империализма»… То есть, информация была по возможности самой минимальной, и полноценного представления о том, что было с армянами в период между Геноцидом в Турции и советизацией, у обывателя попросту не было.
Разделение мира у советского человека - угнетатели-угнетенные без разбора оттенков. И вот, ему показывают доблестный пролетариат и каких-то буржуев. В фильме фигурирует "господин премьер-министр", который ни разу не назван по имени, и даже не очень похож на Симона Врацяна. Армянские "буржуи" ходят в пенсне и носят аккуратные бородки, дамы с высокими прическами и в перчатках. Ведут они, кончено же, "буржуазный образ жизни", проводят заседания в ресторанах. Еще одна интересная деталь - музкоманду готовят к встрече некоего мистера Нокса. Тема рода занятий Нокса в фильме почти не раскрыта, главное, что это какой-то иностранец, который ненавидит большевиков. Между тем Альфред Нокс - фамилия военного атташе Британии в России.
В фильме постоянно упоминается Антанта. "Державы Антанты не оставят независимую Армению перед Турецкой угрозой", слышим мы в самом начале фильма. Антанта и "дашнакское правительство", которое довело страну до голода. Речь идет, конечно же, о попытках правительства вернуть Западную Армению с помощью войск Антанты. Но - все размыто, все полунамеком. Зато в кадре много, много флагов Первой Республики.
Очень интересна сцена в ресторане, на торжественной встрече с иностранным гостем. На благородное собрание вдруг вторгаются трое мужчин дикого вида, "разбойники". Они заявляют, что желают станцевать. Угрожают пистолетами, заставляют дам хлопать, издеваются над присутствующими. И те - легко им покоряются. На минуточку, речь идет не о простом банкете, а о собрании первых лиц государства. И эти трое - просто зашли с улицы, тем не менее, их боятся и им подчиняются. Вошедший в зал человек в папахе требует танец "Гюмрийский трнги" - "удалитесь из зала" - "не удалюсь" - " с Вами говорит заместитель министра" - "А мне плевать", - отвечает деревенщина и сплевывает на пол, после чего танцует свой трнги. "Они спорят за право станцевать для вас, мистер Нокс", - шепчут высокому гостю. В этом эпизоде так много нюансов, что ему хочется посвятить отдельную статью. Отметим лишь самое важное. Мы видим здесь хорошо знакомую нам ситуацию - невозможность интеллигенции совладать с разбойничками из народных масс. Но возможно ли, чтобы они вот так запросто зашли на высокий прием в правительство? Едва ли.
Еще одна забавная деталь - "дашнаки" обращаются друг к другу "господин", и тем сакральнее звучит шепот главного большевика фильма Цолака, когда он с чувством шепчет слово "товарищ". Между тем, как обращение "товарищ", пошло от социал-демократической партии, собственно, от тех самых дашнаков.
Интересен и сам Цолак, большевик-подпольщик, высланный в Армению для подготовки ввода советских войск. Он находит язык со всеми, вежлив, владеет рукопашным боем, обладает абсолютным слухом, сдержан, защищает слабых, кажется, в фильме он только не спас котенка для полноты образа. Одни словом, настоящий большевик. И ребята музкоманды под лидерством Фрунзика Мкртчяна очень долго не принимают его в свои ряды, бесконечно испытывают, не доверяют. Но он сумеет завоевать и их доверие. И тогда они сами начнут во всем ему помогать.
Так кто такие парни музкоманды? Это - армянский народ, к которому время от времени приходят разные ангажированные управленцы. Заметьте, у каждого из них есть маска. Бородки и пенсне "дашнаков", папахи и страшные усы "разбойников", выправка и выученная учтивость большевика Цолака. Естественно выглядят только они, парни из музкоманды. Они будто окружены демонами, каждый из которых желает получить их чудесную силу - их любовь к жизни, их братство, их юмор.
Интересен финал фильма. Предполагается, что в Армению вошла Красная Армия, и сейчас она торжественно пройдет по улицам Еревана. Но мы видим, что ребята музкоманды идут по Еревану, в основном одни. И в этом торжественном проходе воплощена любимая поговорка армянском народа, появившаяся как раз в двадцатые - "мой партия - мой народ".

@НаринЭ

«Парни музкоманды»: «дашнаки» в пенсне, разбойники, буржуазия и армянский народ