Смерть посла: интонации российско-турецких отношений

Смерть посла: интонации российско-турецких отношений

В июне, когда Россия и Турция пытались каждая при плохой мине сохранить конструктивные взаимоотношения, один из ведущих российских тюркологов, директор Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона Виктор Раевский-Надеин сказал: «Мы не готовы идти на улучшение отношений, пока не будут расставлены все точки над «i». Была уверенность, что быстрое примирение с закрытыми глазами после убийства российского летчика и событий в Сирии невозможно. Но все произошло иначе.
Разумеется, погружаться в разницу ментальностей снова не представлялось возможным, понимать, что для русского ложь, то для турка «якши» - тоже. Тем более что горел Алеппо, простаивал газовый контракт. Убийство посла – это не вспышка, не лакмус, это сама ткань российско-турецких отношений. Тут дело не в том, что русские недальновидны, что позволяют; армяне сколько угодно могут предупреждать о геноциде, о том, что с турком говори, палку из рук не выпускай. Мы заперты в этих военных и экономических парадигмах, поле доверия и честности сжимается, как шагреневая кожа. Россия снова сработает на понижение интонаций.
Атлантик приводит сравнение преступления против российского посла Андрея Карлова с убийством эрцгерцога Франца Фердинанда. Зверство произошло после недели протестов в Турции против участия России в сирийской гражданской войне, нарастающих по накалу изо дня в день.
Сегодня, 20 декабря, состоится встреча министров обороны и иностранных дел России, Турции и Ирана по вопросу сирийского конфликта. Четвертая мировая война проходит в условиях, прецедента которым в истории еще не было. Если европейские державы и США сдали тех же армян после Севрского договора, то они понимали свою вину. И Франция, и Великобритания, и Америка встретили армянских беженцев и дали им новую родину. Сейчас нет борьбы света против тьмы - все стало серым и однородным. Мы немного осуждаем ИГ, немного признаем Геноцид, и эта недостаточность проявляется во всех острых темах – Сирия, беженцы и т.д.
Убийца Мевлют Алтынташ родился в 1994 году в провинции Айдын. В 2014-м он окончил полицейскую школу в Измире и поступил на работу в спецназ в Анкаре — подразделение, участвующее в разгоне демонстраций. В момент убийства он был не при исполнении — но, по данным турецких информагентств, использовал свой жетон, чтобы пройти с оружием на выставку, где выступал российский посол.
В текущей ситуации Андрей Карлов мог быть убит кем угодно. Сторонником Эрдогана или Гюлена, этническим курдом или турком, фанатиком-одиночкой или членом террористической организации, полицейским или бурильщиком нефтяной скважины.
Андрей Геннадьевич Карлов был на дипломатической службе с 1976 года. В 2001-2006 году Чрезвычайный и полномочный посол РФ в КНДР. В 2007—2009 годах —заместитель Директора Консульского департамента МИД России.
С 26 января 2009 по 12 июля 2013 года — Директор Консульского департамента МИД России.
С 12 июля 2013 по 19 декабря 2016 года Чрезвычайный и полномочный посол Российской Федерации в Турецкой Республике. Три года последней работы и стали залогом того, что ситуация в Турции была более или менее стабильной, не смотря на самолет, опоры, сбитые турецким сухогрузом строящегося моста в Крыму и другие вызовы между двумя странами.
В этом и есть профессионализм дипломатии – вечное балансирование для сохранения конструктивных каналов взаимодействия, и здесь Андрею Геннадьевичу не было равных – человек, работавший в обеих частях Кореи справлялся с работой на высочайшем профессиональном уровне.
Аарон Штайн, глава ближневосточного отдела Атлантического совета, отмечает: "Турция нуждается в России для продвижения своих военных интересов, Россия нуждается в Турции для победы в Сирии. У каждой стороны есть стимул, чтобы справиться с этим, как взрослые".
Действо разворачивается по закону жанра в духе теневого театра Карагёз. С деланными извинениями или их отсутствием, потому что в них уже нет нужды, с организацией рабочей группы по выяснению отношений, с заявлениями МИДа...и большой утратой России.

Валерия Олюнина

 

Смерть посла: интонации российско-турецких отношений