Восточная политика императора Марка Аврелия и Аршакидская Армения

Восточная политика императора Марка Аврелия и Аршакидская Армения

Армянский музей Москвы и кульутры наций приглашает Вас ознакомиться с историческим исследованием А. Ж. Арутюняна о политике императора Марка Аврелия и Аршакидской Армении, опубликованным в Вестнике Томского государственного университета.


В 113 г. римский император Траян организовал восточный поход и первым из римлян дошел до Персидского залива. Все завоеванные им территории, в том числе и Аршакидская Армения, были объявлены провинциями. Не ошибемся, назвав эти территории-провинции «великаном с глиняными ногами». 
После смерти Траяна император Адриан (117138 гг.) урегулировал вопрос армянского престола, придя к консенсусу с Парфией и Арменией. В результате в Армении стал править Вагарш I (117-140 гг.). 
Вопрос армянского царя вновь стал главным на повестке дня в начале правления следующего императора Антонина Пия, который в 140-143 гг. стоял перед решением этой важной проблемы. В конечном итоге предпочтение было отдано Сохему (144-161 гг.). Чем было обусловлено такое решение? Найти правильный ответ помогает один комментарий византийского патриарха Фотия (ок. 810 или 820 - между 891 и 897) в труде «Biblioteca». Автор, обращаясь к роману Ямблиха (теург III-IV вв.) «Вавилоняне», говорит и об интересующих нас вопросах. Отсюда мы узнаем, что Сохем был членом сената Рима, а затем и консулом, после чего вновь стал царем Армении: «В этот период Ямблих цвел, как он сам отмечает, при его правлении. А Римскую империю унаследовал Антонин». Император Антонин, как отмечает историк К. Крист, имел два принципа, определяющих его внешнюю политику. Первый принцип упоминают «Писатели истории Августов»: «Антонин говорил: “Я предпочитаю видеть живым одного моего гражданина, а не тысячу убитых солдат противника”. О втором принципе говорит Евтропий: “Антонин предпочитал крепко держать границы существующих провинций, нежели присоединять к ним новые нестабильные границы”». Говорил император эти слова или они были придуманы свидетельствующими о нем авторами - тем не менее, оба высказывания характеризуют его политику. 
Проводимую на востоке мудрую политику Антонина Пия подтверждает оратор и историк II в. Элий 
(117 или 129-187 гг.) в одной из речей, относящихся к императору. Когда в Аршакидской Парфии царем был провозглашен Вагарш III (начиная с 154-155 гг.), последний сразу же поднял вопрос, связанный с Великой Арменией. Он даже стал готовиться к войне против Римской империи. Пий не только не был против урегулирования с ним отношений, но и организовал встречу на реке Евфрат и решил все спорные вопросы между двумя государствами.
Ситуация на востоке оставалась без изменений до 161 г., когда в Риме Антонина Пия сменил на престоле Марк Аврелий Антонин (161-180 гг.), последний представитель философского направления стоиков. 
Коронация Марка Аврелия совпала со вторжением в Великую Армению парфянских войск под предводительством Хосрова, действующего по распоряжению царя Вагарша III. Парфянское войско, вторгшееся в Армению через Атропотену-Атрпатакан, двинулось по известной дороге Паресака-Хой-Арташат. Это дорога подробно изучена в работе Я. А. Манандяна, посвященной «Певтингеровой карте». 
Вторгшаяся на территорию Великой Армении парфянская армия быстро захватила столицу Арташат, откуда сбежал царь Сохем-Тигран, а парфяне провозгласили царем Армении Бакура (161-163 гг.). События до этого периода и после развивались не в арифметической, а в геометрической прогрессии. Для урегулирования ситуации в Армению был послан правитель Каппадокии Элий Севериан, который в 161 г. встретился с войском Хосрова в местности Ехегис (Элегия), находящейся на дороге «Певтингеровой карты» Арташат-Сатала, и потерпел позорное поражение. Хосров, воодушевленный победой, вторгся в Малую Армению, дойдя до города Кесарии. В этот период он разгромил и военачальника Корнелия. Для Рима ситуация на востоке становилась критической, поэтому император Марк Аврелий послал туда своего соправителя и брата Луция Вера (161-169 гг.). Более того, в Антиохию прибыли и известные военачальники Авдий Касий, Статий Приск и Марий Вер. 
Фактически и на этот раз Марк Аврелий остался верным принципам стоицизма и не попытался прийти к общему знаменателю с парфянами. Он не изменил своему кредо: все для него оставались в рабском статусе. Имперские войска продолжили войну против противника еще более широким фронтом. На юге под руководством Кассия и Вера они напали на парфян и мидян-маров.

Таким образом, империя отказалась от относительного перемирия, установленного императором Антонином Пийем. Если Рим пошел бы на переговоры, парфяне, явившиеся инициаторами военных действий, согласились бы на перемирие, поскольку их внутреннее положение было чрезвычайно тяжелым. Об этом свидетельствуют Дион Кассий и Юлий Капитолин.
Относительно событий, происходивших в Армении в этот период, упоминает Юлий Капитолин: «В то время началась парфянская война, к которой Вагарш подготовился еще при Пийе, но объявил при Марке Аврелие и Вере. <.. .> В Армении успешно вел дело Стаций Приск, взяв Артаксаты (Арташат). Обоим государям было присвоено прозвище “Армянского”». К именам императоров прибавились армянские, парфянские и мидийские титулы. Однако это не было их главным приобретением. Если в 163 г. была захвачена столица Арташат, то в 164 г. была захвачена парфянская столица Ктесифон, которая за последние 50 лет второй раз оказалась завоеванной Римом. Римляне могли бы повторить подвиг Траяна, однако, помня его горький опыт, отказались от этого рискованного шага. Единственной целью римлян, как свидетельствуют исторические факты, было утверждение на троне Великой Армении своего ставленника. Это имело место сразу же после окончания военных действий. По поручению Мартия Сохем-Тигран был освобожден из парфянского плена и возвратился в Армению, куда он приехал в сопровождении Фукидида. Это была вторая коронация Сохема-Тиграна, царствование которого на этот раз продлилось долго - 23 года (164-186 гг.). 
Этот поход доказал, что для империи ойкумена завершается Великой Арменией и Месопотамией, а территории, расположенные восточнее, для Рима в аспекте их захвата отныне не имели жизненно важного значения. Таким образом, территории, расположенные восточнее Великой Армении и Месопотамии, империя уже никогда не пыталась завоевать вплоть до своего крушения; мечта 
о покорении этих земель была навсегда вычеркнута из их планов. Правда, Рим после Марка Аврелия захватил Ктесифон, однако это никаких существенных изменений в их восточную политику не внесло. 
Современник этих событий и приближенный к императорской семье Фронтоний в своих трудах «Ad Verum» (письма, направленные Луцию Веру и Марку Аврелию Антонину, состоящие из двух книг) и «De bello Parthica» («О парфянской войне») приводит интересные сведения относительно итогов войны 161-166 гг. Говоря о всех возможных претендентах на армянский престол, автор однозначно доказывает, что в Риме будут голосовать за Сохема-Тиграна, хотя бы руководствуясь тем, что он был членом сената. Другой претендент Вагарш вырос и получил образование в Парфии. Фактически, этим все было сказано и предрешено. Получается, что в вопросе назначения царей Армении постепенно центр тяжести склонялся в сторону Рима. Это означает, что Рандейский договор 63 г. между Римом, Парфией и Арменией постепенно стал терять свое значение. Первостепенность мнения Рима в данном вопросе более укрепилась в III в., а в IV в. получила окончательную и законную форму. Таким образом, Великая Армения становилась для империи главной опорой на востоке, с чьей помощью Рим отныне должен был воплощать в жизнь все свои планы касательно востока в целом. В этом случае Иберия, независимо от себя, оставалась вне политических интересов Рима. 
Вышесказанное получило свое яркое выражение в подписанном в 166 г. парфяно-римском мирном договоре. Римляне считали возможным вариантом для укрепления своих позиций и авторитета в Великой Армении освобождение из парфянского плена Сохема-Тиграна и возвращение его на родину. Что касается второй важной проблемы, можно констатировать, что царство Великой Армении в территориальном аспекте, согласно этому договору, не должно было потерпеть изменений. Таким образом, границы страны остались неизменными. В результате войны парфяне вынуждены были отказаться от территорий своей страны, находящихся на северо-западе вплоть до притока Евфрата Хабура. Эти территории перешли к Риму и находились по соседству с Киликией и Коммагеной. Рим отделил от Парфии территорию бывшего Осроено-Эдесского царства и дал ей статус вассальной зависимости. Харану был дан статус свободного города.
Фактически если до этого соглашения армяно-римская граница проходила только по крайне западной части Великой Армении, т.е. с империей граничили губернии Бардзр Айк и Софена (на арм. Цопк), то теперь оба государства стали граничить также и на юго-западном отрезке Великой Армении. Получается, что с Римом стала граничить и территория губернии Алдзника. Что могли означать все эти изменения? В первую очередь, империя выгоняла парфян из бассейна восточного Средиземноморья или Передней Азии и на всей этой территории утверждала свое единоличное господство. Во-вторых, Рим старался удлинить армяно-римскую пограничную линию, стремясь по возможности больше окружить, «заблокировать» Армению и таким образом поставить ее в зависимость и подчинить себе. Согласно этому соглашению получалось, что Великая Армения из всех соседних государств (Колхида, Иберия, Албания, Римская империя) имела самую длинную границу именно с Римом. 
После этой войны в Великой Армении имело место перемещение политического центра страны: столицей был объявлен город Вагаршапат. Марка Аврелия сменил на престоле Антонин Коммод (180-192 гг.). В годы его правления во взаимоотношениях Рим - Восток никаких существенных изменений не произошло. Однако ситуация вновь резко изменилась, когда в 193 г. в Риме к власти пришли представители династии Северов (193-235 гг.). 

Арутюнян Акоп Жораевич

Восточная политика императора Марка Аврелия и Аршакидская Армения