«Защитник львовских патрициев» от армян Себастиан Петричи

«Защитник львовских  патрициев» от армян Себастиан Петричи

Армянский музей Москвы продолжает цикл публикаций об армянах на Украине. Здесь речь пойдет о польском философе и враче, яростном армянофобе Себастиане Петричи, сыгравшем непристойную роль в жизни львовских армян. Тему иллюстрируют росписи Армянского Кафедрального Собора во Львове.
Упомянутый нами ранее арменовед Ярослав Романович Дашкевич в книге «Армянские колонии на Украине в источниках и литературе XV-XIX веков» пишет, что не менее показательным свидетельством роста армянской колонии во Львове является усиление антиармянской оппозиции в городе. Польский католический патрициат, захвативший ключевые позиции экономики и управления города в свои руки, очень недоброжелательно смотрел на рост торговой мощи армянских купцов – хотя они, в конечном счете, немало сделали для поднятия экономики города. Постоянные споры между магистратом и армянской общиной, отстаивающей свои права, отражены богатым, до сих пор еще не использованным как следует архивным материалом.
Не очень благодарную роль «защитника» львовских патрициев от мнимой армянской угрозы взял на себя польский философ и врач Себастиан Петричи (Петрацы; ум. 1626), выступивший с незавуалированной проповедью национальной и религиозной нетерпимости (которая, конечно, была всего лишь отблеском жестокой конкурентной борьбы между польскими и армянскими купцами). Лучшим показателем напряженных отношений является то, что этот доктор медицины Падуанской академии и профессор медицины Краковского университета, широко известный переводчик Аристотеля, выпустил антиармянский памфлет под крикливым названием «Кто более подозрительный и вредный для Речи Посполитой – евреи или армяне?»
Этот памфлет, напечатанный как приложение к 5 книге перевода Аристотеля «Политики» (злополучный философ пытался подкрепить свои шовинистские выпады аргументами из …Аристотеля), был издан в Кракове в 1605 году. По-видимому, далекая от объективности картина, которую нарисовал Петричи, вызвала протесты современников – поэтому памфлет встречается далеко не во всех сохранившихся экземплярах «Политики». В экземплярах, из которых памфлет был удален, остались только, правда не менее ядовитые, «Предостережения» Петричи, в которых он заявляет, что «армян во Львове приняли как бродяг и мелких торговцев – а они сейчас выталкивают из города польскую нацию». Автора, видимо, раздражает, что армяне «не хотят принимать наши обычаи: женятся между собой, имеют свою тайную республику».
Если отбросить беспочвенные выдумки Петричи, он инкриминирует армянам всевозможные преступления, вплоть до государственной измены и шпионажа в пользу Турции), останутся очень ценные бытовые подробности, отражающие жизнь армянской колонии во Львове.
Петричи перечисляет те товары, которыми торговали армяне во Львове. Это в первую очередь восточные (так называемые «турецкие» ) товары – причем армяне первые из купцов импортировали на Украину хлопчатобумажные платки, вуали, тувальни (особый вид широкого полотенца), дама (адамашк – особый вид шелковой ткани). Армяне торговали также другими сортами шелковых тканей (импортируемых не только с Востока, но и из Италии), сукном, пряжей, кожей, воском, лошадьми, медом, пряностями (шафраном), немецкими косами. Армяне, привозившие более дешевый товар, успешно конкурировали с магнатскими мануфактурами, вырабатывавшими более дорогой сафьян, более дорогие ковры. Петричи с завистью описывает организованность и сплоченность армянских купцов. Он упоминает, что им, и то после длительной борьбы, удалось добиться разрешения иметь 72 собственных дома в городе, и обрушивается на попытки армян расширить занимаемую ими в городе незначительную территорию. Петричи не нравятся построенные армянами бани, залы для собраний, он выступает против содержания ими огородов в предместьях. Автор памфлета в общих чертах рисует армянское самоуправление в городе и напряженные отношение между ним и магистратом. Несмотря на свою враждебность к армянам, Петричи не в состоянии отрицать определенный культурный уровень колонии ( первый из средневековых авторов, он упоминает об армянской школе в городе) и заслуги армян при освобождении пленников из турецкой неволи.
Петричи, выступивший как идеолог наиболее зажиточной верхушки дворянства и патриациата, требовал жесткого ограничения прав армянского населения, открыто призывал к тому, чтоб свести роль армян к роли «осла, которого пригласили на свадьбу не для того, чтоб он сидел как равный с приглашенными гостями, а чтоб носил воду и дрова на кухню». Памфлет, как нельзя лучше, передает атмосферу подозрительности и ненависти, в которой армянам приходилось жить в городах, где власть находилась в руках польской католической верхушки.

«Защитник львовских патрициев» от армян Себастиан Петричи