В 11.41

Ну вот и прошла целая жизнь. Шутка ли? Почти тридцать лет. Многие в Армении задаются вопросам, а что если бы не было землетрясения? Остались бы живы 25000 человек? Как бы тогда сложилась жизнь в Армении? Как бы это отразилось на течение войны в Карабахе, как могла бы протекала блокада, если бы вторая столица - Ленинакан и крупный промышленный и научный центр - Кировакан (Гюмри и Ванадзор) остались нерушимы?
Что теперь гадать… В эпицентре, в Спитаке, сила удара достигла почти десяти баллов. Ленинакан и Ванадзор разрушены. Даже в Ереване и Тбилиси толчки ощущались очень сильно. Позже ученые отметят, что волна спитакского землетрясения была зафиксирована в лабораториях всего мира, даже в Америке и в Австралии. Первые часы в Ереване никто и не догадывался о том, что на севере страны все лежит в руинах. Как только об этом стало известно, в Ленинакан, Кировакан, Спитак выехали люди. Это были не только те, у кого в зоне находились родные. Выезжали все, кто считал, что может пригодиться, даже школьники.
По всей республике выстроились очереди усыновителей. Но мало кто из них сумел забрать ребенка - если выживал хотя бы один взрослый родственник, ребенок оставался с ними.
После того, как появились первые раненые, в Ереване и в других городах стали открывать стихийные госпитали. Четырнадцатилетние мальчики и девочки по собственной инициативе собирались в группы, обходили соседей, чтобы собрать для пострадавших одежду, игрушки, а затем помогали в самих госпиталях - мыли полы, учились ставить уколы, развлекали малышей, помогали найти родственников.
Зону наполнили профессиональные спасатели со всего мира. Они приезжали с невиданной техникой и отточенными навыками. Местные добровольцы учились у них чему только могли, прямо на месте проходили страшную практику. Многие из них позже сами стали спасателями. Кстати, армянский отряд "Спитак", созданный из этих самых первых добровольцев, существует с той самой поры, участвует в ликвидации бедствий по всему миру.
Такое воодушевление, чувство единства, подъем помогали не только выдержать страшную национальную травму, но и давали надежду на хорошее будущее. Однако в ближайшие годы сбыться этому было не суждено. Высокая нота настроения сменилась глубокой печалью, безысходностью. Жизнь в стране как будто застыла, как в дурном фантастическом фильме.
Шли годы. У городов были новые названия и… старые руины. Тогда это положение дел скидывалось на войну. Но в нулевые годы началась грандиозная стройка в Ереване. Северный проспект, новые районы, здания, отстроенные по последним технологиям. А Ленинакан-Гюмри по сей день стоит в руинах, живет в нищете. Режиссер документалист Армен Гаспарян прекрасно показал, суть всей этой ситуации. В его фильме "Украденное детство" мы видим жизнь маленькой девочки, которая родилась спустя много лет после землетрясения. Ее детство проходит среди руин старого города, среди нерасчищенных до сих пор завалов. Девочка заботится о двух младших братьях, стирает в холодной воде, колет дрова и учится играть на скрипке. В этом весь Ленинакан - город, жители которого никогда не опускают руки, город, где для маленькой девочки, даже в самой страшной нищете мама сумеет обеспечить уроки музыки, чтобы ее жизнь не сводилась к чему-то банальному - просто потому, что трудности все равно когда-нибудь пройдут.

@НаринЭ

В 11.41