Языческий треугольник Еревана

Языческий треугольник Еревана

Вахагн Вишапаках- Вахагн змеевержец

Он нас встречает на подступах столицы - божественно красивый юноша, с поверженным драконом у ног. Защитник слабых и угнетенных, поборник чести и справедливости. Таким его представил нам Карлен Нуриджанян, таким его запомнили армяне после свержения «прежних» богов и установления единобожия. Помнили и прославляли его очень долго, пели в честь него гимны, эпиталамусы (свадебные гимны). Песнь его рождения своей красотой заворожила христианина и философа Мовсеса Хоренаци, и, забыв о своем долге и трезвом подходе к «бабьим россказням», он привел эту песню целиком в своей Истории. А последний эпиталамус в честь Вахагна был записан в XIX веке в Васпуракане, в самом сердце исторической Армении.

Вахагн действительно занимает уникальное место в нашем языческом наследии. Да, уникальны все наши божества, но он предстает нам в паре со своей спутницей, богиней любви Астхик. История сохранила для нас лишь одну такую же пару: Ара Прекрасный и Нуарда, в более поздних интерпретациях - Шамирам (Семирамида).

Мы в прежних наших рассказах уже говорили о том, что взаимовлияние соседних культур, мировоззрений не раз приводило к изменениям, а то и вытеснениям местных богов и героев. Менялись имена, менялись функции и статусы, персидское влияние сменялось греческим, затем эллинистическим влиянием. Но суть оставалась той же - свой герой, свой защитник. Так Торк стал великаном- камнетесом, Хайк Лучник- праотцом армян, Вахагн, вестник света, рожденный из огня и воды- защитником водоемов и победителем драконов.

Он - одна из древнейших ипостасей индоиранского бога- огненосца Агни. В древней Армении, на таронской земле жило семейство, посвятившее себя его культу. Они так и звались - Вахуник. По своему статусу они были равны королям. Хоренаци свидетельствует, что один из них, с ритуальным именем Вахе, восстал против Македонского и был убит. Там же, в Тароне находился самый большой храм, посвященный культу Вахагна и Астхик - Вахевахян. По свидетельствам историков, армянские цари Ервандуни являлись служителями культа Вахагна, и часто отождествляли себя со своим покровителем. Символику Вахагна на своей тиаре носил также Тигран Великий. Но наступили другие времена, пришла другая династия. У Аршакидов были свои боги, свои покровители. Но Вахагн остался. Как молодой, влюбленный юноша, как защитник священных родников от драконов, пожирателей юных девушек. Сохранилась еще одна легенда о нем, наверняка зародившаяся во времена Ара Прекрасного и Шамирам, когда имя верховного ассирийского бога Баал-ша-Мина в Армении была хорошо известно. Так вот, по этой легенде, этот самый Баал-ша-Мин (в армянской версии - Баршам) лютой зимой забрал у армян все сено для своих лошадей. Обратились армяне за помощью к юноше Вахагну. Чтобы никого зря не тревожить, отправился темной ночью Вахагн во владения Баршама, выкрал все сено и привез обратно. Как самый что ни на есть «сасна цур». Но не заметил он, что один из мешков у него дырявый, и сено из того мешка потихоньку сыпется на дорогу, четко отмечая его путь. Вот так. И виден этот след до сих пор в звездные летние вечера. Непосвященные люди называют его Млечным путем, но спросите любого армянина, и он вам объяснит, что это -недовезенное сено Вахагна, поднятое на небо, чтобы сбить Баршама со следа.

P.S. Тем нашим читателям, кого заинтересовал наш рассказ, рекомендуем прочитать стихи Ов. Ованнисяна и Е. Чаренца, посвященные Вахагну.

Языческий треугольник Еревана