Об этнической комплементарности и разности космосов

В феврале 1921 года на конференции в Лондоне представитель Кемалистской Турции заявил, что поскольку на армянской территории больше нет армян, то Армянский вопрос можно считать окончательно решенным.

Тем не менее, не дочищенные армяне продолжали жить на исконных исторических землях. В 1955 году, когда английские войска покидали Кипр, а Греция готовилась взять остров целиком, в Салониках агент турецких спецслужб бросил в дом гранату, где родился Ататюрк. Последствия этого действия подробно развернуты Орханом Памуком в нобелевском фолианте «Стамбул. Город воспоминаний». После спецвыпуска стамбульской прессы по всему городу, на площади Таксим собрались погромщики и стали быть лавки в Бейоглу.
«Самые страшные события происходили в трех районах города, где жило много греков: в Ортакёе, Балыклы, Саматье, Фенере...Банды погромщиков разоряли и поджигали скромные бакалейные и молочные лавки, врывались в дома и насиловали греческих и армянских женщин. Можно сказать, - продолжает Памук, - что по своей свирепости они не уступали солдатам Мехмета Завоевателя, грабившим Стамбул после его взятия. ...Позже выяснилось, что их организаторы, поощряемые властями, говорили погромщикам, что те не понесут никакого наказания за свои действия. Любому немусульманину, рискнувшему показаться на улице в ту ночь, грозило линчевание. Наутро Истикляль и другие улицы Бейоглу были усеяны вещами, которые грабители не смогли унести с собой из разгромленных лавок, но с наслаждением разломали и разорвали на куски...Рядом стояли танки, слишком поздно прибывшие для усмирения беспорядков....В те дни лавочник Алааддин под влиянием растущего турецкого национализма стал продавать в своей лавке маленькие турецкие флажки...»
Этот эпизод можно назвать недоразумением на фоне событий 1915 года и тех чисток, что были при Абдул Гамиде II. Взаимоотношения армян и турков/азербайджанцев историками, политологами и культурологами рассматриваются в призме множества факторов. Среди них, конечно, и экономические, и попытки объяснить трагедию тем, что Западная Армения после падения Ани была во многом лишена элиты. Смысл моей публикации несколько подсветить метафизический ракурс. Зарождение и развитие цивилизаций связано с тем, что каждая из них стремится сохранить или расширить свои границы, усилить безопасность, но это не причина - это скорее следствие. Самое главное: в ее политической стратегии должна жить, прежде всего, сила, воля и энергия донести миру своей посыл, «месседж».
Люди часто недоумевают, когда механизм очеловечивания в одночасье дает реверс и отбрасывает человека даже не на уровень зверя, а много ниже. И тут видятся два типа этносов. Те, которые вызрели и проросли, год от году, век от века преображались через труд, войны, голод, искусство, и те, которые, как сказал бы писатель, «соткались». То есть зародились и прошли курс эволюции очень быстро. Это только кажется, что между ними можно поставить знак равенства. Если они мало-мальски доступны пониманию друг друга. На самом деле здесь и таится главная загадка несоответствий. Люди, что полвека назад умывались из-под верблюдиц, построившие на нефтяных скважинах дворцы и те, кто создает аскетичный по очертаниям храм из туфа два тысячелетия – это жители двух разных парадигм. Они явились в мир с разными целями. Одни как приложение к эйдосам, другие как приложение к природным ресурсам. Ну вот нефть в Катаре нашли в 1939 году, а в Москве заработал павильон «Армения» на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке. Одни в эйфории и полны энергии глобально перестроить свою жизнь, потому что до этого жители Катара в основном занимались добычей жемчуга, скотоводством и рыбным промыслом. А на фоне этого готовящегося процветания павильон «Армения» выглядит сиротливо, пресно.
Не проходит и полувека, как дубайский принц дает официантке чаевые в 10 тысяч долларов. Как бы хорошо могли порисовать и полепить на эти деньги карабахские дети в Степанакертском детско-юношеском доме творчества. В такие моменты бытия это границу между материей и духом видно особенно четко. Именно поэтому и распалась жизнь в Нагорном Карабахе на два уровня: верхний и нижний. Азербайджанцы преимущественно пасли скот, а армяне строили.
Одна азербайджанская журналистка, проживающая много лет в Германии, говорила мне с обидой, что армяне сами не хотели смешиваться с ними, поэтому и жили по разным населенным пунктам. Да, здесь речь не могла идти об этнической комплементарности. Эту тему достаточно глубоко разработал Лев Гумилев. «Комплементарность – это неосознанная симпатия к одним людям, и антипатия к другим». Объяснение тому есть из физики электромагнитных полей: одинаковые этнические поля или поля с кратной частотой вибраций резонируют. И получается положительная комплементарность.
Конечно, представители науки, искусства и бизнес-круги всегда смогут найти тему для разговора или обмена опытом, ведь предки казахов- кыпчаки сохранили свой язык благодаря армянскому алфавиту. Но среднему армянину и тюрку говорить долго не о чем. Недавно меня подвозил один таксист, оказалось, азербайджанец. Я специально его спросила, из какого он города. Он ответил, что из Баку. Я могла бы его спутать с жителем Ленкорани или Шемахи, но чтобы он был выходцем из столицы, не ожидала. На очень плохом русском он мне говорил, что «Рассия и Турсия никогда не воевали, и что Путин с Эрдоганом уже поговорили дружески в тот же час, когда был сбит самолет...»
Я понимаю, что люди всего мира одинаково рожают и любят детей, но в Ереване меня возили другие таксисты: один был бывшим тренером по легкой атлетике, а другой был сокращен из ювелирки, специалист по алмазам. А теперь представьте этих таксистов в одной машине.
Суть сказанного в том, что если вы кочевали и наконец, вас прибило к стенам Константинополя в 1453 году, то это не значит, что осада поставила вас на одну ступень с тем армянским зодчим Трдатом, кто перестраивал купол обвалившейся Айя Софии, создатель Анийского собора. Нет, вы прекрасны на джайлоо, или когда ставите шатер за пару часов, тут и космос тюркский, откуда не возьмись, но нечего долго распространяться. Ваши лица имеют разную обточку. Сбой в таких дружеских на первый взгляд коммуникациях блестяще показал Карел Чапек в романе «Война с саламандрами». Саламандра по фамилии Яблонский на Галапагосских островах встречается с супружеской парой из Праги. И на чистейшем чешском языке уравнивает события Тридцатилетней войны, когда чешская земля была потоплена в крови, превращена в пустыню, и гибель родительного падежа при отрицаниях.
Армен Джагарханян, которого всегда огорчало разобщение армян и азербайджанцев, говорил мне, что красота в многоликости. «Мы живем рядом с Турцией, Азербайджаном. Это данность, изменить это невозможно. Давайте поедем в сторону Аргентины и будем жить там! Но пока природа нам дала эти возможности. А сидеть и всё время отравлять друг другу жизнь, воду, хлеб – невыносимо». Очень хороший гуманистический посыл. Но при этом он говорит это так как об акте любовного насилия. Работа над любовью лично мне кажется одной из самых страшных. Если она не задается, то человека, который вас не просто не полюбил, а смотрит на вас молча, улыбаясь, с чувством превосходства нужно уничтожить. Потому что он силился вас изучить, жил с вами много десятилетий, поделил один город на Шушу и Шуши, но не полюбил. Почему вы для него оказались не комплементарны, не интересны? Задайте этот вопрос себе. Может быть, потому что армянин два тысячелетия обтесывал камень, а вы разрушили его храм при строительстве дороги, хотя он был в ста метрах?

Валерия Олюнина

Об этнической комплементарности и разности космосов