Почему в Армянском музее Москвы редко ведутся видеотрансляции?

Почему в Армянском музее Москвы редко ведутся видеотрансляции?

Наши читатели и гости лектория часто задают вопрос: почему в Армянском музее Москвы редко ведутся видеотрансляции? 
Тут, конечно, вопрос не закрытости или выбора элитарной целевой аудитории, мы, наоборот, ее стремимся расширить, желая, чтобы люди читали, обсуждали, спорили. 
Лекторий все же преимущественно рассчитан на устное слово.

Сложно представить представить урок в Ликее Аристотеля, снятый на видео, где мыслитель делает правильное лицо, следит за фокусом. Гостями Армянского музея часто становятся интровертированные интеллектуалы. Таким был лингвист Илья Бражников или старший научный сотрудник отдела изучения средневековых первоисточников, кандидат исторических наук Айк Акопян, который блестяще выступил вчера при полном зале. Сначала он сидел "на камчатке", и в полной темноте мы слышали только его голос, который озвучивал тени армянских средневековых шедевров.
Есть лекторы, которые охотно могут повышать голос, апеллировать, жестикулировать, в общем, создавать эффект.
Цель лектория Армянского музея Москвы - собрать в одном временном пространстве единомышленников, где эксперт часто работает наощупь, приспосабливается к энергии зала. Если передавать это в видео или в трансляции с закадровым голосом Игоря Кириллова, например, то смысл некоторых встреч исчезнет.

 

 Лектор Армянского музея Москвы Айк Акопян - старший научный сотрудник отдела изучения средневековых первоисточников "Матенадарана", кандидат исторических наук. Выпускник Галле-Виттенбергского университета имени Мартина Лютера (ФРГ). Область научных интересов – эпиграфика, кодикология, вопрос армян-халкедонитов, Кавказская Албания.

Лектор Армянского музея Москвы Айк Акопян - старший научный сотрудник отдела изучения средневековых первоисточников "Матенадарана", кандидат исторических наук. Выпускник Галле-Виттенбергского университета имени Мартина Лютера (ФРГ). Область научных интересов – эпиграфика, кодикология, вопрос армян-халкедонитов, Кавказская Албания.

Тут сидят люди, которые через 15-20 минут начинают понимать, что по сути вот здесь и сейчас, в современном бизнес-центре, у одной из главных транспортных артерий города, происходит бытовое таинство. Где слушатели ищут созвучия в русских, армянских и санскритских словах или пытаются догадаться, откуда армянские миниатюристы брали редкую голубую краску? Тоже из Индии, через венецианских купцов, или... 
Многие музеи мира запрещают снимать свои экспонаты на частную камеру в том числе и по этой причине, потому что вынести из этого зала нужно что-то другое. Послевкусие. Желание вернуться. Новое дыхание.

Армянский музей Москвы во многом вторичен по отношению к Армении, если речь не идет о российской практике или о том, что можно постичь умозрением. Это мы делаем попытки ликвидировать пробелы в образовании, армянин в Ереване не будет прилипать к голубому экрану, чтобы послушать, что говорит старший научный сотрудник Матенадарана. Он сам пойдет в Матенадаран. Армянская община любого города мира может собрать членов своей общины, не вынуждая ее питаться вторичным виртуальным опытом. Да, Армянский музей Москвы может дать общую информацию о том, что происходит в его лектории. Чтобы ищущий пошел и взял оригинал. В этом смысл. 
Если есть запрос Спюрка на общедиаспоральное телевидение, где контент позволит насладиться действительно первоклассными передачами, какие делала на канале "Культура" директор ГМИИ им. А.С. Пушкина Ирина Антонова, то это задача другого уровня. Сегодня лекции Армянского музея Москвы - это объединение людей, которых еще не оставила радость первой встречи в реальности.

заглавное фото arm-congress.com.ua

Почему в Армянском музее Москвы редко ведутся видеотрансляции?