Армен Оганян: к 130-летию армянской Айседоры Дункан

Армянской Айседорой Дункан или Шамаханской танцовщицей звали эту легендарную женщину — Армен Оганян, чье 130-летие отмечается в этом году. Баку, Тегеран, Лондон, Брюссель, Милан, Бухарест, Каир, города США, Мексики — география ее судьбы поражает, как и многочисленные искусства, где блистала эта женщина.

Софья Эммануиловна Пирбудагян, вот ее настоящее имя, родилась в Шемахе в 1887 году. Свои первые шаги на сцене делала под псевдонимом Софья Тер-Оганян в армянском театре Баку, куда она переехала вместе с семьей, когда ей было 15 лет. Там она стала свидетелем антиармянских погромов, когда была поставлена под угрозу жизнь ее отца.

Потом училась в знаменитой школе пластики Лидии Ричардовны Нелидовой в Москве. В 1910-е в российской столице работал целый ряд школ и предприятий в области культуры танцы. Школа Нелидовой, куда приехала молодая Софья, первая частная школа балетных танцев, открывшаяся после того, как был прекращен прием в балетные классы Московского театрального училища. Позже она попадает в студию Станиславского и некоторое время работает в Малом театре.

Из предреволюционной России Софья переезжает в Персию. И становится основательницей первого персидского театра европейского типа. В 1910 году в Тегеране на персидском языке была представлена комедия Гоголя «Ревизор» в постановке Оганян. Сама исполнила роль Марии Антоновны.

В Персии Армен Оганян изучила восточные танцы. В 1911 году начинается ее мировые турне вплоть до 1930-х годов: она выступает во многих странах мира как «персидская танцовщица», впервые показывая на профессиональной сцене экзотические для западного зрителя той поры старинные танцы народов Востока и античности, ярко стилизованные. К началу ее гастролей «свободный танец» уже вовсю вытеснял классический балет: танец сливался с жизнью, и так закладывались основы танцевального джаза и модерна, контемпорари, контактной импровизации.

Самое большое впечатление на армянскую танцовщицу произвело танцевальное искусство Айседоры Дункан, которая разработала свою танцевальную систему и пластику, связанную с древнегреческим танцем.

Дункан не была просто артисткой и танцовщицей. Её стремления шли намного дальше простого совершенствования исполнительского мастерства. Она, как и её единомышленницы, мечтала о создании нового человека, для которого танец будет более чем естественным делом. Особое влияние на Дункан, как и на все её поколение, оказал Ницше. В ответ на его философию Дункан написала книгу «Танец будущего». Как Заратустра у Ницше, люди, описанные в книге, видели себя пророками будущего.

Армен Оганян была слишком яркой и харизматичной и не желала творить в «тени больших деревьев». Под музыку армянских, русских, персидских композиторов, используя разные маски, Оганян демонстрировала танцевальные номера «Саломея», «В храме Анаит», «Измена», «Сводница», «Гашиш», «Великий хан Шемахи».

Ее выступления широко освещались в прессе. Ее почитателями стали культовые писатели того времени: Морис Метерлинк, Рене Жиль, Клод Анет и другие. Большой успех привел ее в Париж. Богемная жизнь здесь была традиционно отмечена не только танцем, музыкой, живописью и театром, но и большой литературой. Здесь появляются автобиографические книги Армен на французском языке. Первая из них в 1918 году — «Шамаханская танцовщица» с предисловием самого Члена Французской Академии Анатоля Франса в издательстве Grasset.

«Дорогая мадемуазель, — писал Франс, — большое вам спасибо за то, что вы позволили мне прочитать страницы ваших воспоминаний… Так замечательно было увидеть вас маленьким ребенком, с вашими сестрами Анаит, математиком, Эгине, которая в истории любила только приключения джинов и пери, маленькой Катариной, так рано ушедшей из жизни, не совершив ни единого греха… Вы ведете нас по страницам, которые невозможно забыть: Дремная школа Тулузы, службы священной недели, праздник Пасхи, когда один ест кебаб из баранины, встреча с хорошим крестьянином, и эта торжественная ночь просмотра, когда вы сказали, луна будто сломалась, чтобы своим светом наполнить это собрание. Сколько поэтичности и истины в этом! Как же это прекрасно! Примите, дорогая мадемуазель, поздравления и благодарность вашего старого друга, Анатоль Франс».

Эмиль Бернар. Портет Армен Оганян

Эмиль Бернар. Портет Армен Оганян

Книга имела огромный культурный резонанс и была переведена на армянский, английский, немецкий, испанский, шведский, финский, иврит. Позже, в 1921 году, когда Франс получает Нобелевскую премию, деньги которой он перечисляет в пользу голодающей России, в этом же издательстве выходят бестселлеры Армен «В когтях цивилизации» (1921), «В одной шестой части мира» (заметки из её путешествия в СССР, 1928), «Солист его величества» (1929) и «Смех соблазнительницы змей» (1931).

 

Как пишут сегодня о ней исследователи: «Ее любовная жизнь в сумерках Belle Epoque была не менее насыщенной, чем ее художественная карьера». Эксцентричную артистку захватывают многочисленные романы с влиятельными представителями парижской элиты, среди которых были писатель и политический деятель Морис Баррес, художник-неоимпрессионист Эмиль Бернар, который создал ее портрет и написал о ней книгу «Персидская танцовщица».

Во время короткой поездки в Мексику в 1922–23 годах она заинтересовалась местными танцами. Тогда она еще не знала, что в этой стране ей предстоит доживать свою удивительную жизнь. Хотя, что значит доживать? Когда речь идет о целых 42-х годах плодотворной, наполненной жизни.

В 1927 году Армен выходит замуж за мексиканского дипломата-коммуниста Македонио Гарса. В это время ее танцевальное искусство переживает упадок, но она вовлечена в общественную и политическую жизнь. В 1934 году они обосновались в Мексике, где она вступает в Мексиканскую коммунистическую партию (коммунистические идеи ее захватили еще в 1920-х гг.) и в 1936 году открывает танцевальную школу. Здесь она переводит с русского на испанский, пишет монографию на испанском языке о русской, советской и мексиканской литературе. Среди книг мексиканского периода: «Лев Толстой (1828–1910): жизнь, эпоха, произведения» (Мадрид, 1934), «Путь Горького — наш» (Мехико, 1935), «Марксистский анализ испанской литературы» (Мехико, 1937), «Счастливая Армения» (Мехико, 1946), «Мексика и культура» (Мехико, 1967) и др. Больше всех среди своих произведений она ценила поэму «Мечта изгнанника», написанную на армянском языке.

Благодаря Армен Оганян мексиканский танец вышел на мировую сцену. И появился в Париже в 1949 и 1953 годах.

В 1958 году Оганян вместе с мужем посетила Советский Союз, была также в Армении и часть своего архива подарила ереванскому Музею литературы и искусства.

В 2007 году в Ереване вышла книга «Шамаханская танцовщица. Жизнь и творчество Армен Оганян» (авторы Арцви Бахчинян, Вардан Матеосян).

В 2016 году в Бостоне (Массачусетс, США) был поставлен спектакль «Дорогая Армен» по пьесе Гаро, который стал исследователем жизни и творчества Армен. Это опыт интерактивного театра, в котором представлен синтез монолога, разговора со зрителями, живой музыки, традиционного армянского театра. Спектакль о трех поколениях женщин со временем превратился из театрального чтения в постановку в двух версиях, гастролирующей по всей Канаде, США и Армении и продолженную в 5-ти экранизациях. Самая последняя версия пьесы была инсценирована Анушкой Ратнараджей на музыку Ашота Бейлеряна.

                                                                                                     Валерия Олюнина

Сцена из перфоманса "Дорогая Амен"

Сцена из перфоманса "Дорогая Амен"

Армен Оганян: к 130-летию армянской Айседоры Дункан