Конституционная реформа Турции: разбор полетов и опасность для Армении

Конституционная реформа Турции: разбор полетов и опасность для Армении

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган обвинил Германию в «фашистских действиях».

Сначала 2 марта руководство города Гаггенау (земля Баден-Вюртемберг) заблокировало выступление министра юстиции Турции Бекира Боздага. Затем в Кельне 5 марта отменили речь турецкого министра экономики Нихата Зейкбечи. После чего власти Гамбурга 6 марта не позволили выступить перед немецкой публикой главе МИД Мевлюту Чавушоглу.

После этих событий Эрдоган выступил с речью: «Я считал, что в Германии нацизм искоренен. Оказывается, он все еще существует, причем, довольно откровенно и очевидно». Онтакже обвинил Германию в использовании «нацистской тактики» и ограничении свободы слова.

Высказывания Эрдогана вызвали гнев в Европейском Союзе. Канцлер ФРГ Ангела Меркель ответила, что нет никакого смысла комментировать «подобные безосновательные обвинения», передает New York Times. Глава аппарата Меркель Питер Альтмайер, подчеркнув, что язык высказываний Эрдогана абсолютно неприемлем, указал: «В вопросах верховенства закона, толерантности и либерализма Германию не обойти». Канцлер Австрии Кристиан Керн призвал запретить выступления турецкой стороны в предвыборной кампании, чтобы граждане, живущие за пределами, не подвергались давлению со стороны Анкары.

Керн также подчеркнул, что переговоры о вступлении Турции в ЕС должны быть прекращены. По всей Европе нарастает беспокойство по поводу непрекрщающегося произвола со стороны президента после неудавшегося путча в прошлом году.

Можно проследить, что этот скандал еще больше ухудшил отношения между Берлином и Анкарой на фоне возрастающего возмущения общественности страны по поводу ареста в Турции турецко-немецкого журналиста. Правительство обвиняет репортера в том, что он является членом запрещенной курдской боевой группы РПК. Эрдоган назвал журналиста, работающего в известной немецкой газете «DieWelt», «немецким агентом», обвинив Германию в оказании «помощи и укрывании террора». Официальные представители Германии заявили, что подобные утверждения абсурдны.

Руководство ФРГ объясняет свои действия соображениями безопасности. Однако причина скорее кроется в другом. Все три министра должны были в своих выступлениях обосновать необходимость проведения референдума о внесении поправок в конституцию Турции и призвать турок, проживающих в Германии (около 1,5 млн) принять в нем участие. Берлин считает данный плебисцит попыткой президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана установить авторитарный режим в стране.

За что референдум?

На референдум был вынесен вопрос об одобрении 18 поправок к Конституции Турции, которые предусматривают переход от парламентской формы правления к президентской республике, отмену должности премьер-министра, увеличение числа депутатов парламента и реформирование Верховного совета судей и прокуроров. Он пройдет 16 апреля этого года.

Среди поправок – ограничение людей, имеющих отношение к вооружённым силам, права баллотироваться на выборах, отмена права парламента допрашивать министров, призывать правительство к ответу, а также уполномочивать министров на издание указов по определённым вопросам, отменена обязанности министров устно отвечать на вопросы в парламенте, усиление власти президента, наделение его правом назначать и увольнять министров и вице-президентов.

Если в ходе референдума граждане Турции поддержат конституционную реформу, в стране будет введен переходный период до 2019 года, когда изменения вступят в силу. Сразу после референдума Эрдоган сможет вступить в ряды правящей партии, сооснователем которой был он сам. В 2019 году пройдут местные, президентские и парламентские выборы. Это положит начало работе новой формы правления. Серьезные изменения могут произойти во всех политических партиях, считают политологи и предупреждают: "Турция движется к хаосу и размежеванию".

Уроки истории

Немецкий полковник граф Клаус фон Штауффенберг оставил под столом для совещаний  сумку со взрывчаткой. Дело было 20 июля далекого 1944 года. Гитлер остался жив, переворот в Германии был подавлен. Однако тогда никто из руководителей мировых держав не поздравил Гитлера с подавлением восстания оппозиционных сил.

Однако после военного путча 2016 года в Турции и Барак Обама, и глава Евросоюза Жан-Клод Юнкер, и другие политические лидеры выпустили заявление, поддерживающее «демократически избранное правительство» президента Эрдогана. В нем они сурово осудили попытки несогласных сменить легитимно избранный режим.

Конечно, легче было закрыть глаза на то, что турецкие военные пытались свергнуть не «демократически избранного правителя», а исламистского диктатора, который сосредоточил в своих руках все рычаги власти в стране, и что люди, которые в ночь на субботу бросались под танки военных, были одного духа с теми, которые за сутки до этого на набережной в Ницце убивали людей грузовиком.

То, что случилось в Турции, — это катастрофа. Это значит, что в ближайшее время мир будет иметь дело не с ИГИЛ (запрещенная в России организация), и даже не с Саудовской Аравией, он будет иметь дело с современным государством, ведущим вменяемую экономическую политику, но возглавляемым неадекватным диктатором, находящимся во власти маниакальной сверхидеи.

Последний раз, когда во главе такого государства — оно называлось Германия — стоял такой диктатор, дело кончилось Второй мировой. И Эрдоган находится в шаге от того, чтобы стать исламским Гитлером.

С того времени, когда Мустафа Кемаль Ататюрк превратил Турцию в светское государство, введя европейскую одежду и европейский алфавит, турецкая армия всегда стояла на страже светских ценностей. Четырежды она вмешивалась в историю, когда к власти приходил правитель-исламист, и возвращала Турцию на демократический и светский путь развития.

Первый раз это произошло в 1960 году, когда премьер-министр Аднан Мендерес начал повсюду насаждать мечети и возрождать ислам, что, впрочем, не помешало ему обратиться к Москве за кредитами. Правительство было свергнуто, Мендерес — казнен.

Второй раз военные вмешались в 1971 году, когда страна была погружена в хаос: исламисты грабили банки, похищали американских военных и взрывали дома университетских профессоров, критично относящихся к правящей власти.

В 1980-м последовал новый переворот, после которого было задержано полмиллиона человек, а в «черные списки» попало полтора миллиона. 14 тыс. человек лишились гражданства, 30 тыс. человек сбежали за границу и получили там статус политических беженцев. Было закрыто 23 тыс. организаций, 31 журналист попал в тюрьму. Большая часть этих людей — исламисты и члены исламистских военизированных организаций.

И только благодаря протестам возмущенной мировой общественности демократию в Турции в очередной раз вернули, в результате в 1996 году к власти пришла исламистская Партия Благосостояния во главе с премьер-министром Несметтином Эрбаканом.

Через год армия снова устроила переворот. Одной из его жертв стал член Партии Благосостояния, бывший футболист, а к тому времени мэр Стамбула Реджеп Тайип Эрдоган: он в 1998-м угодил на 10 месяцев в тюрьму за религиозную нетерпимость.

В 2003-м году Эрдоган стал премьер-министром Турции и после этого перманентно находился во власти, все более консолидируя ее в своих руках.

Пятый путч в истории страны не удался — полковнику Мухаррему Косе не удалось сделать в Турции то, что генералу ас-Сиси удалось сделать в Египте.

Примечательно также, кого Эрдоган обвинил в организации переворота. Это проживающий сейчас в США 75-летний Фетхуллах Гюлен — его бывший союзник и лидер другого исламистского движения, призывающий к светской реформе ислама.

Авиация союзников может сколько угодно бомбить ИГИЛ. В конце концов, его поражение только усилит власть Эрдогана — человека, который мечтает о восстановлении Оттоманской империи и который имеет в своих руках могущественную идеологию, которая позволит ему воплотить свои мечты в жизнь.

Что до этого Армении?

Важно осознавать, что конституционные реформы, направленные на сосредоточение власти одного человека или узкой группы элит зачастую губительны для народа. За красными словами и борьбой с внутренними и внешними врагами всегда стоит желание сохранить награбленное и избежать наказания.

Важно считывать сигналы опасности и выступать против произвола элит.

Наири Закарян

 

Конституционная реформа Турции: разбор полетов и опасность для Армении