Стихи русских поэтов об Армении

Василий Немирович-Данченко. На берегу Евфрата

     Мой старый дом стоял на берегу Евфрата...

   Смоковницы над ним раскинулись шатром,

   У моего окна румяная граната

   Вся в девичьих устах. И алых роз дождем

   Осыпана земля... К воде спускалось поле.

   Я тонкорунных коз пасла... По вечерам

   Любила я свирель тоскующего брата

   И птиц, слетавшихся к смолкающим садам, -

   Наш белый дом стоял на берегу Евфрата.

 

Арсений Тарковский. Комитас

Ничего душа не хочет
И, не открывая глаз,
В небо смотрит и бормочет,
Как безумный Комитас.

Медленно идут светила
По спирали в вышине,
Будто их заговорила
Сила, спящая во мне.

Вся в крови моя рубаха,
Потому что и меня
Обдувает ветром страха
Стародавняя резня.

И опять Айя-Софии
Камень ходит подо мной,
И земля ступни босые
Обжигает мне золой.

Лазарь вышел из гробницы,
А ему и дела нет,
Что летит в его глазницы
Белый яблоневый цвет.

До утра в гортани воздух
Шелушится, как слюда,
И стоит в багровых звездах
Кривда Страшного суда.

Валерий Брюсов. К Арарату

Благодарю, священный Хронос!

 Ты двинул дней бесценных ряд,—

И предо мной свой белый конус

Ты высишь, старый Арарат,

В огромной шапке Мономаха,

Как властелин окрестных гор,

Ты взнесся от земного праха В свободно-голубой простор.

Овеян ласковым закатом

И сизым облаком повит,

Твой снег сияньем розоватым

На кручах каменных горит.

 Внизу, на поле каменистом,

Овец ведет пастух седой,

И длинный посох, в свете мглистом,

 Похож на скипетр вековой.

Вдали — убогие деревни,

Уступы, скалы, камни, снег.

Весь мир кругом — суровый, древний,

Как тот, где опочил ковчег.

А против Арарата, слева,

В снегах, алея, Алагяз,

Короной венчанная дева,

Со старика не сводит глаз. 

Валерий Брюсов. К Армении

В тот год, когда господь сурово 
Над нами длань отяготил, 
Я в жажде сумрачного крова, 
Скрываясь от лица дневного, 
Бежал к бесстрастию могил. 
Я думал: божескую гневность 
Избуду я в ночной тиши: 
Смирит тоску седая древность, 
Тысячелетних строф напевность 
Излечит недуги души. 
Но там, где я искал гробницы, 
Я целый мир живой обрел. 
Запели в сретенье денницы, 
Давно истлевшие цевницы, 
И смерти луг - в цветах расцвел. 
Не мертвым голосом былины, 
Живым приветствием любви 
Окрестно дрогнули долины, 
И древний мир, как зов единый, 
Мне грянул грозное: Живи! 
Сквозь разделяющие горды 
Услышал я ту песнь веков, 
Во славу благостной природы, 
Любви, познанья и свободы, 
Песнь, цепь ломающих рабов. 
Армения! Твой древний голос - 
Как свежий ветер в летний зной! 
Как бодро он взвивает волос, 
И как дождем омытый колос, 
Я выпрямляюсь под грозой!

Сергей Городецкий. Ван

Душа, огромная как море,
Дыша, как ветер над вулканом,
Вдыхает огненное горе
Над разоренным раем, Ваном.

Как жертвенное счастье,
Как сладкое мученье
В народной гибели участье,
С тенями скорбными общенье!

Еще я мог пробыть с живыми
При свете солнца, в полдень знойный,
Но над садами горевыми
Поднялся лик луны спокойный.

Непобедимое сиянье
И неподвижные руины
Развалин жуткое зиянье
И свист немолчный, соловьиный.

Луна лавины света рушит.
В садах, от лепестков дремотных
Исходит ладан, душу душит
Среди цветов толпа бесплотных.

Они проходят вереницей
И каждый в дом былой заходит
Как узник связанный с темницей
Меж стен обуглившихся бродит.

Их, лучезарных много-много,
Что белых звезд под небесами,
Иной присядет у порога
Иной прильнет к нему устами.

Рыданья сердца заглушая,
Хожу я с ними между ними.
Душа, как звездный свод, большая,
Поет народа скорби имя.

Амирам Григоров. Ани

Ани, Ани, когда б, считая дни, 
Я сквозь года, в грядущее проник? 
Они, они, священные огни, 
Зажгутся вдруг на мой последний миг, 

Как грохоча, в ущелье Грохотан, 
Бегут водой уставшие снега, 
Как караван задумчивых армян, 
Надёжный дом нашедших на века, 

Как в спящий лог спускается родник 
И к сонму жён нисходит господин. 
Ани, Ани, неужто мы одни 
Глядим на мир глазницами руин?

Амирам Григоров. Корабли Хайастана

И двести дней провел в стране субботней, которую Арменией зовут. 
О.Мандельштам 


Я изгнанник кошерной страны до скончания дат, 
От горнила творенья до каменных блоков Гарни, 
Ты молчанье моё, междуречье, цветущий гранат, 
Будто розовый камень, ты сердце моё ограни, 

Не дороже опавшей листвы, всё, что в жизни скопил 
И глядел дотемна на белёсые кромки солей, 
На ковчег, оседлавший Масис, без руля и кормил, 
Тени высохших птиц, окровавленной данью своей. 

Не настаивай веры моей на шафране. Не вдруг 
А всегда и везде, где тоски не дано превозмочь, 
Паруса, паруса, поднимают под вещий дудук, 
Корабли Хайастана, идущие в самую ночь.

Стихи русских поэтов об Армении