Тройное самоубийство: как ушел нефтемагнат и меценат Николай Торосян

Армянский музей Москвы продолжает цикл публикаций "Лики и лица: Армянский некрополь Москвы". 

 

Как много строк посвящено любви, этому загадочному и необъяснимому чувству… Если не у всех, то у очень многих поэтов в их творчестве особое место занимает любовная лирика. Пушкин, Лермонтов, Есенин, Байрон, Гейне, По. Да что там, вся эпоха романтизма в литературе проникнута образами любви.

Это было давно, это было давно,
        В королевстве приморской земли:
Там жила и цвела та, что звалась всегда,
        Называлася Аннабель-Ли,
Я любил, был любим, мы любили вдвоем,
        Только этим мы жить и могли.

(Эдгар Аллан По. «Аннабель Ли»)

 

Любви даже посвящались целые трактаты. Вспомним, книгу французского писателя, автора романа «Красное и черное» Стендаля «О Любви», где он подвергает это чувство подробному исследованию: «Любовь подобна лихорадке, она родится и гаснет без малейшего участия воли».

Любовь — чувство прекрасное, но как часто оно бывает разрушительным. О разрушительности любви рассказывает нам Гёте в сентиментальном романе «Страдания юного Вертера» (1774 год). Вертер влюбляется в девушку, но любовь оборачивается для него страданием: у нее уже есть жених, ожидается свадьба. В своих письмах, адресованных другу, Вертер делится своими переживаниями. Несчастная любовь приводит его к самоубийству.

Самоубийством закончилась и история любви Николая Лазаревича Тарасова, российского мецената и нефтепромышленника-миллионера. Он родился в 1882 году в армянской купеческой семье Торос, которая происходила из Армавира. Николай получил состояние в наследство от отца. Имел доходы от капиталов во многих акционерных обществах. 

Особую славу получила меценатская деятельность Николая Тарасова. В 1906 году, едва вступив в наследство, он одолжил деньги Немировичу-Данченко, когда труппа Московского художественного театра попала в трудное положение во время гастролей в Германии. Тарасов стал пайщиком, членом дирекции МХТ и покровителем многих актрис. Кстати, у Владимира Ивановича Немировича-Данченко тоже есть армянские корни. Об этом наш музей уже писал. 

 

 

 

Жизнь Николая Тарасова оказалась недолгой. Ему было всего лишь 28 лет, когда его не стало. Причиной всему — любовь… А точнее, «любовный треугольник».

Его бывшая любовница, актриса Оленька Грибова, жена магната Николая Грибова, попросила у Николая Тарасова денег для своего любовника —юнкера Николая Журавлёва, содиректора Барановской мануфактуры, который сильно проигрался в карты. Тарасов ей отказал. Юнкер застрелился.

На следующий день Ольга Грибова тоже стрелялась, правда, неудачно. Она умерла в больнице. На третий день Тарасов узнал об этом из газет… и тоже застрелился.

Подруга Ольги Грибовой якобы заказала гроб и венок на адрес Тарасова, когда он еще не знал о смерти своей бывшей любовницы. Слуга нашел тело самоубийцы и уже доставленный гроб.

Прошло более 100 лет с момента написания книги «Страдания юного Вертера», кстати, имеющей автобиографические черты, и история Вертера повторилась. Жизнь и люди мало меняются.

Надо сказать, что роман Гёте вызвал волну самоубийств в Европе, что впоследствии было названо «эффектом Вертера». Этот эффект был настолько силен, что в ряде государств власти запретили распространение этой книги.

«Один из соседей увидел вспышку пороха и услышал звук выстрела; но все стихло, и он успокоился.

В шесть часов поутру входит слуга со свечой. Он видит своего барина на полу, видит пистолет и кровь. Он зовет, трогает его; ответа нет, раздается только хрипение. Он бежит за лекарем, за Альбертом» (Гёте. «Страдания юного Вертера»).

В день смерти Тарасова в МХТ отменили спектакль. Похоронили его на Армянском кладбище в Москве. 

Самое знаменитое захоронение Армянского кладбища принадлежит именно Тарасову. В 1911–1912 году скульптор эпохи модерна Н.А. Андреев, автор известного памятника Гоголю, изготовил надгробие для могилы Тарасова, воспроизводящее сцену его самоубийства.

Н. А. Андреев. Модель статуи Н. Л. Тарасова для его надгробия. Около 1911. Гипс. Не сохранилась

Н. А. Андреев. Модель статуи Н. Л. Тарасова для его надгробия. Около 1911. Гипс. Не сохранилась

Надгробие Тарасова считается лучшим из всех кладбищенских мемориалов, созданных Николаем Андреевым. 

Скульптура была полностью утрачена, кроме головы Тарасова, хранившейся в музее МХАТа. В 1991 на могиле была установлена копия андреевской скульптуры работы Ю.Г. Орехова и С.Г. Мальяна. Сейчас надгробие охраняется государством как памятник истории и культуры.

Этот памятник упоминается в книге «Русская монументальная скульптура» как уникальный и не имеющий аналогов среди русских надгробий.

Скульптурная композиция представляет собой бронзовую фигуру, лежащую на постаменте, смертном ложе, которое поддерживают плакальщицы. Лицо Тарасова отливали по посмертной маске. Памятник окружен высокой кованой оградой, которую изготовили по рисункам Андреева в Венеции.

Рипсиме Галстян

 

 

Тройное самоубийство: как ушел нефтемагнат и меценат Николай Торосян