От Мольера до Ованеса Туманяна: как слуги оказываются умнее своих господ

Представители дворянства, духовенства, мещанства и других сословий, составлявших верхушку общества в тот или иной исторический период, часто становились персонажами литературных произведений, особенно в драматургии, где обличались их пороки и недостатки. А раскрывались эти самые пороки с помощью героев, представлявших простой люд и демонстрировавших недюжинные ум, смекалку и прозорливость по сравнению со своими хозяевами.

Особенно ярко подобный сюжет проявился в пьесах французского комедиографа XVII века эпохи классицизма Жана-Батиста Поклена, всем известного под театральным псевдонимом — Мольер. Это, например, и «Мещанин во дворянстве», и «Тартюф, или Обманщик». Комедия «Тартюф», написанная в 1664 году, раскрыла пороки духовенства. Выразились они в Тартюфе, молодом человеке, который вошел в доверие к главе одного семейства, увидевшего в нем образец «святости». И только домочадцы за всей благообразностью видят настоящее лицо Тартюфа, его лицемерие. Не менее умна оказалась и их горничная Дорина:

«Хоть вы его святым считаете упорно,

А только, верьте мне, все это в нем притворно».

 

Безусловно, стоит упомянуть и служанку Лизаньку из комедии А.С. Грибоедова «Горе от ума», устроившей гонку времени для своих господ.

«Переведу часы, хоть знаю: будет гонка,
Заставлю их играть».

 

Еще одним обличением господ стал рассказ Ованеса Туманяна «Хозяин и слуга», написанный в 1908 году. В 1962 году рассказ был экранизирован. Режиссером короткометражки стал Дмитрий Кесаянц, который позже, в 1977 году, снимет фильм про рядового Арменака и слона Габуша — «Солдат и слон».

Главные роли в фильме «Хозяин и слуга» исполнили любимые зрителями актеры. В роли старшего брата, Манаса, сыграл Сос Саркисян, а в роли младшего, Симона, — Фрунзик Мкртчян. Роль нечестного хозяина исполнил Фаддей Сарьян.

 

Фаддей Сарьян в роли нечестного хозяина

Фаддей Сарьян в роли нечестного хозяина

Нанимая на работу Манаса, богач Матос-ага ставит перед ним условие: «А уговор наш такой: если до того, как прокукует кукушка, кто-нибудь из нас рассердится, то должен отдать другому дойную корову». Чего только не делал Матос-ага, чтобы вывести из себя своего работника. В итоге это ему удается. Приходится Манасу отдать корову, кормилицу семьи, хитроумному аге. Но и на старуху бывает проруха.

Однажды появляется на дворе Матоса-аги брат Симон (а младшие братья оказываются проворнее своих старших братьев), просит работы. И снова условие:

— Кроме денег, еще один уговор. Если до того, как прокукует кукушка, я на тебя рассержусь, то дам тебе пару волов.

— И еще дойную корову, ага джан.

— Хорошо и дойную корову. А если ты на меня рассердишься — шесть лет бесплатно работать будешь.

Договорились. Но пошло все не по заведенному плану Матоса-аги. Симон в часы работы делал, что угодно, но только не работал: спал, ел, молился за здравие хозяина своего, — а если и работал, то вон из рук плохо. Хозяин все терпит и терпит. Как-то просит он Симона зарезать овцу для гостей. «А какую?» — «Какая попадется».

Вот и зарезал Симон всех овец, которые ему попались, всю отару. Не знает Матос-ага, что и делать, как избавиться от такой напасти. Придумывает хитроумный план: сажает на дерево свою жену, чтобы та куковала, а сам со слугой идет в лес. Слышат — кукушка кукует. «Нет, холодно, осень. Какая кукушка?» — удивляется Симон. Вдруг решает подстрелить ее. Испуганный Матос-ага умоляет его не делать этого. План раскрыт. Хозяин готов уже отдать все, что угодно, лишь бы избавиться от такого слуги. И вот уходит Симон и с волами, и с коровой.

«Эх, жизнь. Суета сует. Тот, кто думает, что мир полон несчастными и забитыми Манасами, пусть вспомнит и Симона, и меня». Такой урок получил Матос-ага.

Рипсиме Галстян

От Мольера до Ованеса Туманяна: как слуги оказываются умнее своих господ