"Поднималась к снегам Арарата душа": Надежда Осьминина переводит стихи Артавазда Сарецяна

"Поднималась к снегам Арарата душа": Надежда Осьминина переводит стихи Артавазда Сарецяна
 Надежда Осьминина — поэт, сценарист, публицист. Член Союза писателей России, член Литфонда, академик Евразийской академии телевидения и радио (ЕАТР), член Союза журналистов России. Награждена призами международных кинофестивалей «Телефорум» и дипломом ЕАТР «За талантливое воплощение православных традиций в документальном кино». Стихи отмечены дипломами Союза писателей России на конкурсах имени Ф. И. Тютчева, «Россия — Испания», «Православная Русь». Награждена медалью «За верное служение отечественной литературе», дипломом и медалью «М. Ю. Лермонтов». Автор поэтических книг «Узы», «Андрей Рублёв» (удостоена премии «Лучшая книга 2012–2014 гг.») и «Вербная Русь» (2016). Живёт в Москве.

Надежда Осьминина — поэт, сценарист, публицист. Член Союза писателей России, член Литфонда, академик Евразийской академии телевидения и радио (ЕАТР), член Союза журналистов России. Награждена призами международных кинофестивалей «Телефорум» и дипломом ЕАТР «За талантливое воплощение православных традиций в документальном кино». Стихи отмечены дипломами Союза писателей России на конкурсах имени Ф. И. Тютчева, «Россия — Испания», «Православная Русь». Награждена медалью «За верное служение отечественной литературе», дипломом и медалью «М. Ю. Лермонтов». Автор поэтических книг «Узы», «Андрей Рублёв» (удостоена премии «Лучшая книга 2012–2014 гг.») и «Вербная Русь» (2016). Живёт в Москве.

Армянский музей Москвы представляет вам переводы на русский язык поэзии Артавазда Сарецяна. Надежда Осьминина благодарит своего друга, поэта, литературного деятеля Абхазии Артавазда Сарецяна  за плодотворное сотрудничество, за приглашение в Абхазию, сердечный приём в гостеприимной дружной семье, а теперь ещё и за содействие ее творческому знакомству с абхазской поэзией. 

Надежда пишет: " Признательность хочу выразить не только словами благодарности, но и своими переводами 20 его стихотворений, избранную часть которых предлагаю вашему вниманию, радуясь, что стихи поэта Артавазда Сарецяна в моих переводах публикуются не только в Абхазии, но и за её пределами". 

 

***
Для меня теперь каждое слово – конец, – 
Приземление правды, судьбы и основы,
Но в конце этой правды мечтатель юнец
Поднимает весь мир на руках своих снова.

Для меня теперь каждое слово – капкан.
Его выточил сердцем, не рукотворно,
И одною ногой я пожизненно там – 
Волочу её с кровью горячей покорно.

Умираю от боли смертельной на миг,
И капкан за капканом даю себе слово,
Что пока не смешался с землею мой крик,
К высоте поднебесной я буду прикован

 

ЖЕРТВАМ ГЕНОЦИДА АРМЯН

Открытие весны. И ласточка хвостом
Торжественно её как ленточку разрежет,
Но в горле горных рек застрянет солью ком,
И слёзы потекут, и души встанут между...

Великая весна в моей стране кипит – 
Салюты и цветы танцуют в красках ярких,
Тягучий аромат восторженно пьянит,
И в целом мире нет мне лучшего подарка.

Весна себя творит. Я чувствую, как сад
Мечтает о плодах, и мой кипит рассудок – 
Я прохожу сквозь Рай и упираюсь в Ад…
Все помню и скорблю. Люблю и не забуду.

РОДНОЙ ЛЕС

То от летнего нежного ветра, вздыхая, качаешься,
То словами шурша, мне поешь на родном языке,
То устав от качания, медленно выпрямляешься,
Лес родной, не кончающийся вдалеке.

И ручьями наполнившись звонкими, водами талыми,
Снами долгими, памятью давней мечты,
Тихо песню поешь о былом тарагиру* усталому,
И я знаю – домой, так домой всё зовешь меня ты.

---------------------------------------------------------------
*Тарагир – изгнанник.

ТАРАГИРЫ

Земли тугую горсть прижав к груди,
За братом шёл с тоскою армянин – 
Изгнанники. Полмира впереди,
Где тарагир народ теперь един.

И только горсть земли спасала дух –
В ней Божья Благодать и сила ног.
Дорога с горем пополам беду
Держала в памяти, цепляясь за порог.

О сила притяжения земли!
Как сердцу скорбному его преодолеть?
Ах, если бы изгнанники могли
Заставить горсть земли надеждой петь…

Огонь всепоглощающей тоски
В ладонях превращался в виноград,
И бил родник величием реки – 
Пьянело сердце и слезился взгляд.

И каждый знал, что если он предаст
Заветы предков, материнский плач,
Та горсть земли в могильный ляжет пласт,
Ведь совесть – самый искренний палач.

Земля веков. Она осталась там,
Где каждый миг изгнанник выносил
Её в горсти, в ней созидался Храм,
И истощилась Родина без сил.

Остались камни, рёбра тощих скал,
Но ветер солнечный, расплавивший ярмо,
С такой любовью горсть земли ласкал,
Что сила духа создала ядро.

АРМЯНЕ

Пусть не родился я ещё в то время,
Но помню всё…
Орешника могучего паренье – 
Родной Агрит мне сердце пересёк.

И в Чёрном море скорбное качанье
Навеки уплывающего дня, 
Мой дед Затик, прощальные рыданья – 
Ни дома нет, ни мира, ни огня.

О мой народ! – Ваагна, Тира дети – 
Я шёл с тобой, изгнанник, позади,
Дай силы мне, чтобы на этом свете
Вернуть твой дар, который нёс в груди!

1992 ГОД

Нет в тумане молочном лезвий – 
Волны лодку качают плавно,
Почему же в морской болезни
Боль становится остро главной?

Жизнь изранена и трепещет,
Старый парусник будто склянку
Заливает вода из трещин,
Море вывернув наизнанку.

Падшим небом, листом осенним
Всё качаюсь, туман желтеет – 
Вновь изгнанник, а может, пленник – 
Я болезнью какой болею?

Волны лодку качают плавно,
Чайки тоже со мною стонут.
Память в прошлое смотрит явно –
Тонут лодки, и люди тонут…

ВЕСНА

О любви великой солнце просит
И лучами гладит небосвод,
Но земля ещё не плодоносит – 
Светом дышит глубоко и ждёт.

К морю реки горные выносят
Весть благую – вздрогнула земля
И трепещет вся в лучах и росах,
Материнством будущим звеня.

КОСЬБА

Как дед Епрем – а мне всего лишь восемь – 
На голове узлами завязал 
Тугой платок. Траву мы вместе косим, 
Я делаю всё так, как он сказал.

В какой-то миг в меня проникла память – 
Увидел я, как корчится земля
В пожаре... И мы косим пламя,
Чтоб небо не упало на поля.

***
Куда теперь? Скажи мне, лира!
Я с двух сторон зажат тоской.
Там – пропасть чёрного эфира,
А здесь я предан, как изгой.

Прислушайся! Зовёт как будто
Тропинка детства моего,
Где нет потерь, одно лишь утро,
Что в нём найду я? Ничего.

Вдруг ветерок. Подул откуда?
Ты чувствуешь? Коленки – в кровь,
И мама, совершая чудо,
На раны дует… О любовь!

Смотри! Она стоит и руки
Скрестила на своей груди,
Чтоб в узел завязались муки
Моей судьбы: «Не стой! Иди!»

 

 Поднималась к снегам Арарата душа –  Пили предки вино золотое.

Поднималась к снегам Арарата душа – 
Пили предки вино золотое.

ПРОБУЖДЕНИЕ

Во влажной земле пробуждается зов
Весны переливчатым звоном,
Он с каждого семени сбросит покров
И сделает дух невесомым.

Совьётся в цепочку космический звук,
Потянется к небу, где вечность
Сольётся с ним в музыке тайных наук – 
И так оживёт бесконечность.

Вот так пробуждаются, пласт за пластом,
Опухшие дёсна тревожа,
Молочные зубы криком о том,
Что жизнь – это счастье. До дрожи.

***
Поднималась к снегам Арарата душа – 
Пили предки вино золотое,
Чтоб Амшена земля в лёгкий кубок вошла,
Как грядущее или былое.

И за солнечным ветром был виден тот свет,
Что кристаллом мерцает в тумане…
Снова вместе – отец, мудрецы и мой дед – 
Пьем вино. И Армения с нами.

Перевела Надежда Осьминина.

"Поднималась к снегам Арарата душа": Надежда Осьминина переводит стихи Артавазда Сарецяна