«Португальский Третьяков». В день рождения Галуста Гюльбенкяна

Галуст Гюльбенкян, 1900

Павел Михайлович Третьяков в 1860 году, почти за сорок лет до своей смерти, составил завещание. Его воля была такова: «Для меня, истинно и пламенно любящего живопись, не может быть лучшего желания, как положить начало общественного, всем доступного хранилища изящных искусств, приносящего многим пользу, всем удовольствие».

Третьяковская галерея стала щедрым даром Павла Михайловича нам и всем будущим поколениям. История знает немало подобных примеров. Галуста Гюльбенкяна по праву можно считать еще одним Третьяковым, только португальским.

Галуст Саркис Гюльбенкян — британский финансист, промышленник и филантроп, крупный нефтяной магнат первой половины XX века. Он — соучредитель множества нефтяных компаний и основатель «Iraq Petroleum Company», заложивший начало нефтедобычи на Ближнем Востоке.

Здесь, конечно же, вспоминается имя «нефтяного короля» Александра Манташева (1842–1911), который профинансировал первый в мире 835-километровый нефтепровод Баку — Батуми. Кстати, Гюльбенкян был знаком с Манташевым. Они познакомились в Каире, куда в 1896 году родители Галуста уехали после погромов, развязанных султаном Абдул-Хамидом II.

Галуст Гюльбенкян перед статуей Хора в храме Эдфу. Египет, 1934

Галуст Гюльбенкян родился в Константинополе в 1869 году в семье успешного и состоятельного армянского коммерсанта Саркиса Гюльбенкяна, который занимался ковровым делом, торговлей нефтью, а также был основателем банковского дома.

Галуст получил блестящее образование. В 1887 году он с отличием окончил Королевский колледж Лондонского университета и получил диплом инженера-нефтяника.

Далее последовала поездка в Баку. Там Гюльбенкян изучал местную нефтяную промышленность. Его исследование по истории разработок и эксплуатации нефтяных ресурсов на Кавказе заинтересовало министра шахт Османской империи. Гюльбенкяну было поручено составить справку о нефтяных месторождениях Месопотамии. Начинается история разработки арабских нефтяных месторождений, активное участие в которой принимал Галуст Гюльбенкян.

Мы остановимся на Гюльбенкяне-коллекционере.

Любовь и интерес к искусству и древностям проявились у Гюльбенкяна еще в детстве. Будучи 14-летним подростком, он за 50 пиастров, полученных от отца за успехи в учебе, купил на стамбульском базаре старинные монеты. Впоследствии эти монеты стали основой его богатейшей коллекции греческих монет, считающейся лучшей в мире.

Музей Галуста Гюльбенкяна в Лиссабоне

«Художественное полотно должно быть приятным, занимательным и привлекающим внимание. Да-да, приятным. И без того в жизни достаточно скучных вещей. Мы не должны увеличивать их число», — говорил Гюльбенкян, ставший известнейшим коллекционером мирового масштаба.

В России Гюльбенкян известен прежде всего как основной покупатель полотен из коллекции Эрмитажа. В 1929–1934 годах правительство Советского Союза предприняло распродажу полотен музейной коллекции. Хотели провести все это втайне, но не удалось…

Первым покупателем стал Галуст Гюльбенкян, торговавший с Советской Россией нефтью. Советский партийный и государственный деятель Георгий Пятаков задолго до этой «акции» предлагал ему купить полотна. Коллекционер согласился и даже направил свой список, куда входили «Юдифь» Джорджоне, «Блудный сын» Рембрандта и «Персей и Андромеда» Рубенса. В итоге сделка не состоялась, и картины остались в Эрмитаже.

Дирк Боутс. «Благовещение», 1465

В 1930 году идею снова стали воплощать в жизнь. Вернулись к Гюльбенкяну. Анастас Микоян, бывший тогда наркомом внешней торговли, был хорошо знаком с Гюльбенкяном. Коллекционер приобрел ряд картин. Состоялись три сделки. Он купил 51 эрмитажный экспонат за 278 900 фунтов.

Сторона продавца оказалась не довольна сделкой. Да и сам Гюльбенкян испытывал схожие чувства, но совсем по другой причине. Об этом говорит его письмо-меморандум.


Гюльбенкян, «Меморандум» Пятакову, 17 июля 1930 года

«Вы, вероятно, помните, что я всегда рекомендовал Вам и продолжаю советовать Вашим представителям не продавать Ваши музейные ценности, ну а если Вы все же собираетесь продавать их, то отдать мне предпочтение при равенстве цены, и просил держать меня в курсе того, что Вы намереваетесь продать.

В публике уже много говорят об этих продажах, которые, по моему мнению, наносят огромный ущерб Вашему престижу… Возможно, что в некоторых случаях в Америке Вам и удастся добиться более высоких цен, нежели предлагаемые мною. Однако невыгодность сделок, совершенных таким образом, настолько значительна с точки зрения престижа, пропаганды и огласки, что мне приходится лишь удивляться, что Вы все же идете на них. Торгуйте чем хотите, но только не тем, что находится в музейных экспозициях. Продажа того, что составляет национальное достояние, дает основание для серьезнейшего диагноза».


Рембрандт. «Портрет старика», 1645

Большинство эрмитажных приобретений Гюльбенкяна хранятся в музее его имени. Среди них — «Портрет Елены Фоурмен» Рубенса, «Портрет старика» Рембрандта, «Благовещение» Боутса, скульптура Гудона «Диана».

Находится Музей Галуста Гюльбенкяна в Лиссабоне (Португалия). Он хранит собранную Гюльбенкяном коллекцию европейского изобразительного искусства, древнеегипетские и месопотамские памятники, античную керамику и нумизматику, предметы восточного, а также армянского искусства. Всего в музее хранятся около 6000 произведений искусства.

В экспозиции музея представлена коллекция столового серебра последнего российского императора, включающая приборы от маленьких рюмок и десертных ложек до огромных супниц с двуглавым орлом, скипетром и державой.

Открытие музея состоялось 2 октября 1969 года согласно завещанию миллиардера, субсидируется он фондом его имени.

Армянская церковь Святого Саркиса в Лондоне, построена в 1922–1923 гг.

Галуст Гюльбенкян никогда не забывал о своей исторической родине. Многие его действия и предприятия свидетельствовали об этом:

— в память о своих родителях возвел в Лондоне армянскую церковь Сурб Саркис;

— выделил 400 000 долларов на восстановление Первопрестольного Св. Эчмиадзина;

— построил Библиотеку армянской патриархии в Иерусалиме;

— с его помощью и на его пожертвования строились и открывались армянские школы и больницы в Турции, Ливане, Сирии, Ираке, Иордании, были построены армянские церкви на Среднем Востоке, в Ираке и Ливане, церкви в Триполи, Багдаде, Киркуке.

После смерти Гюльбенкяна в соответствии с его завещанием был создан благотворительный фонд «Галуст Гюльбенкян». В 1988–1989 годах фонд выделил для помощи пострадавшим от землетрясения в Армении свыше миллиона долларов (помимо средств Армянского отделения в составе фонда).

Пройдет 20 лет после смерти Галуста Гюльбенкяна и о нем напишут в Португалии:

 «То, как на протяжении своей жизни Гюльбенкян использовал свое состояние, и то, как он им распорядился в завещании, демонстрирует его понимание социальной функции богатства и соответствующим ей обязательствам».

«Португальский Третьяков». В день рождения Галуста Гюльбенкяна