Армянский этнорелигиозный элемент в Западной Армении

Армянский этнорелигиозный элемент в Западной Армении

Этнорелигиозная картина современной Турции представляет сложную мозаику. Вопреки заявлениям чиновников и представленным статистическим данным, сегодня в Турции проживают 50 этнорелигиозных групп. 
По отношению к существующим этническим группам применялась повсеместная и варварская политика ассимиляции. Надо сказать, что по Лозаннскому договору официально признавались «нацменьшинствами» лишь константинопольские армяне, греки и евреи. О других этнорелигиозных группах даже по закону запрещено разговаривать. Однако, в суматохе процесса вступления в Евросоюз Совет по правам человека при правительстве Турции в октябре 2004г. издал бюллетень, в котором подчеркивалось существование разных наций и этнических групп. Отправленный в правительство бюллетень не был утвержден и не стал официальным, но, несмотря на это, остался важным документом, отражающим реальное положение в Турции. В нем, в частности, указывалось: «Уже прошел период государственности, основанной на приоритете турецкой самобытности и одной культуры и языка». Предлагалось под «приоритетной турецкой самобытностью» понимать и многие другие культурно-языковые самобытности. 
В смысле содержания данного бюллетеня примечательны следующие строки обозревателя газеты «Радикал» Аднана Кескина: «Нынешняя конституция, одна из первых статей которой запрещает даже предлагать изменения принципа целостности и неделимости, сегодня стала анахронизмом, т.к. говорить о такой целостности - значит настаивать на «монолитности» страны, т.е. на беспроблемности и сплоченности., и отрицать существование других меньшинств». 
Ни одна из политических партий и сил Турции (за исключением редких леворадикальных течений и курдской парламентской партии DeHaP) не принимает факт существования какой-либо этнорелигиозной группы вне общего круга понятий Лозаннского договора. Некоторые из них, например «Серые волки», отрицают даже это. Но находятся и трезвомыслящие организации (CeHePe и ANAP), которые при выборах в мэрию Константинополя включают в свои списки нескольких армян. 
Армянство Турции, с точки зрения внутренних общественно-бытовых отношений и степени ассимилированности, чрезвычайно разнородно и делится на разные характерные типы. 
Выступая в 1980г. с докладом в Иерусалиме, армянский патриарх Турции архиепископ Шнорк Галустян заявил о «провинциальном армянстве»: «Я представлю вам четыре слоя армянства, живущего в провинциах Турции:  
Хотя, согласно информации архиепископа Шнорка, в настоящее время ситуацию можно считать изменившейся, тем не менее, это служит достаточным основанием для типологического разделения армянства «Анатолии» на три этнорелигиозных вида. 
«Официальное» армянство. Этот вид сохранился в разных областях и населенных пунктах в форме общин, группирующихся вокруг Армянской Апостольской, Католической или Евангелической церкви. Связь «официального» армянства с организованной общиной Константинополя более или менее сохранилась, особенно это касается исторической Киликии. 
«Исламизированное» армянство. Этот вид состоит в основном из мелких и крупных родовых групп понтийских и амшенских армян, которые исламизировались в 17-18вв. и селятся на черноморском побережье, на территориях от исторического Джаника (Самсуна) до армяно-грузинской границы. «Исламизированный» тип в свои сравнительно широкие пределы включает также группы, называемые «кес-кес» и «ай-лаз». 
«Крипто-армянство». - Этот вид принял ислам насильно и под угрозой физического уничтожения в ходе армянских погромов и, в частности, Геноцида 1915г. Представители этого вида живут в многочисленных изолированных, курдских или турецких деревнях. Этот вид отличается от вышеупомянутого «исламизированного» армянства периодом и ходом своей исламиза-ции. Иначе - общее закономерное явление и результат остаются теми же. 
Нынешнее положение 
Характерным поворотом для данного исторического отрезка является развал СССР со всеми своими побочными следствиями. В основном, многие политические обозреватели видят причины развала Советского Союза в экономической несостоятельности, неконкурентоспособности и слабости в военной и космической сферах. Однако, по нашим оценкам, главными и первичными причинами развала стали наличие и пробуждение национальноэтнических конфликтов с одной стороны, и стремительные развития в информационном мире - с другой. Эти два фактора, кроме того, что явились причиной развала, еще и создали революционную ситуацию для бесправных наций и этнических групп в плане определения их национальной самобытности и нерешенных проблем. 
Будучи такой же многонациональной страной, как СССР, Турция избегла этой участи. Однако развал Советского Союза и как следствие независимость советских республик стали политическим и правовым прецедентом для других многонациональных стран. Таким образом, Турция находилась и до сих пор находится под угрозой развала. 
Любой путь вероятного развала и краха территориальной целостности Турции, по нашему убеждению, будет проходить через Армянский вопрос. «Для Турции, - писал Рубен Тер-Минасян, - Армянский вопрос считался столь же, если не более, опасным, чем курдская проблема. Национальное самосознание, высокая культура армянского народа и международный характер Армянского вопроса делали более вероятным создание Армении, нежели Курдистана». Если к перечисленным факторам прибавить и существование сегодняшней независимой Армении, то не окажется случайным ситуационный анализ ВВС от октября 2004г., согласно которому «в Турции нет более чувствительного вопроса, чем судьба армян в последние годы Османской империи». 

Представим нынешнее положение армянства в Турции: 
1. «Официальное» армянство. — По сравнению с другими видами армянства сведения о нынешнем положении «официального» армянства наиболее полны. За некоторыми исключениями его положение и сегодня остается неутешительным. В 1994г. газета «Таймс» заявила, что против Турции необходимо начать новую кампанию в связи с давлением, оказываемым на христиан. Информация «Таймс» касалась, в частности, христиан восточных областей Турции. 
Изданная в 1995г. краткая энциклопедия «Армяне в мире» оценила количество «официального» армянства примерно в 10 тысяч. 
2. Исламизированное армянство. — Известный в лингвистических кругах Гарвардского и Колумбийского университетов специалист Берт Ваукс подразделяет амшенских армян на три основные группы: 
• западные амшенские армяне - рассеянные по Орду, Трапезунду и Ризе 
туркоязычные и исповедующие ислам, 
• восточные амшенские армяне - преимущественно населяющие Ардвин, 
говорящие на амшенском диалекте армянского и исповедующие ислам, 
• северные амшенские армяне - живущие в Грузии и России, говорящие 
на амшенском диалекте армянского и исповедующие христианство. 
Проживающие в Турции и исповедующие ислам первые две группы количественно превосходят третью группу, проживающую вне Турции. 
В интернет-энциклопедии Wikipedia в статье об амшенцах или «ем-шинлинцах» это различие учитывается: западная группа называется «Баш-эмшинцы», а восточная - «Гопа-эмшинцы». 
Кандидат политических наук университета Южной Каролины Ован Симонян оценивает количество проживающих в Ризе западных амшенцев (или баш-амшенцев) в 15-23 тысяч. По утверждению того же источника, количество восточных амшенцев, проживающих в исторической Хопе, составляет 25 тысяч. 
Это значит, что на сегодня амшенские армяне в лице населения Хопы составляют там абсолютное большинство. Это важное обстоятельство подтверждается также авторами интернет-энциклопедии Armeniapedia. 
Свидетельства о количестве амшенцев в Турции достаточно разноречивы. По оценке доктора Тесы Хофман, «там есть 20 тысяч мусульман-амшен-цев, родина которых находится между Трапезундом и Эрзерумом». 
Трудно уточнить, в чем причина недооценки количества амшенцев. В условиях отсутствия точных статистических данных мы считаем, что в правящих кругах Турции существует тенденция представлять понтийских армян в качестве понтийских греков, баш-амшенцев - в качестве лазов, а часть восточных амшенцев - в качестве грузин. Основу этой тенденции, безусловно, составляет арменофобия. 
На сайте Института секуляризации исламского общества один «исла-мизированный» армянин в своем электронном письме от 16 сентября 2002г. пишет: «Существуют деревни, населенные армяноязычными мусульманами. Некоторые источники оценивают их население в 2 млн». 
По данным Григора Авагяна, «в Турции, а частично и в других странах, проживают около 4 млн амшенских армян». 
Согласно исконной амшенке, научной сотруднице университета «Гете», родственнице экс-премьера Турции Месута Йылмаза Алие-Алис Алты (Костанян), «на сегодня более миллиона ее соотечественников находятся в процессе пробуждения национального самосознания» [15]. 
Сын Алие Алты, живущий в Германии Дениз Алты, в одном интервью описывает положение амшенских армян и прямо говорит о полуторамиллионном амшенском армянстве Турции [16]. 
Хотя вероотступничество - нежеланная реальность для амшенцев, однако, согласно некоторым сведениям, их вера в ислам далека от присущей суннитам истовости. «Амшенцы не очень религиозны, - разъясняет Ован Симонян в одной из своих лекций. - У них чрезвычайно мало мечетей, и очень немногие обращают внимание на них. Амшенцы также употребляют алкогольные напитки». 
Амшенцы Турции в последние годы проявляют значительную активность в процессе пробуждения их национального самосознания. В этом смысле знаменательны их выступления и статьи о самопровозглашении в ряде электронных форумов и сайтов.
3. «Крипто-армянство». - Населяющее нынешнюю «Анатолию» армян-ство со своими трансформировавшимися этническими типами продолжает оставаться таинственным и практически не узнанным. При этом по сравнению с остальными типами «крипто-армян» нужно считать самыми трудными для изучения. 
Из фактов и доказательств явствует, что на сегодня «крипто-армянство» проживает в многочисленных областях центральной и восточной Турции, особенно в Западной и Юго-Западной Армении. 
Начиная с правления военного правительства Кенана Эврена и особенно в 90-е годы, турецкая армия разрушила или сожгла многочисленные деревни и села в восточных провинциях Турции и выселила население, достигающее трех миллионов. 
Этот массовый вандализм не мог не отразиться на армянстве. Нам пока неизвестна точная оценка человеческих и материальных потерь армянских деревень. На одном из сайтов по защите прав человека говорится: «729 деревень (и курдские, и христианские) были опустошены силами безопасности». 
У нас слишком мало данных для определения общего количества «крипто-армян». 
Теса Хофман оценивает количество «crypto-armenians», или «криптоармян», в 30-40 тысяч. Мы убеждены, что это количество чрезвычайно занижено. 
В документах парламента Курдистана в изгнании есть свои данные по количеству армян. Согласно этим сведениям, общее число проживающих на территории так называемого «Великого Курдистана» армян и ассирийцев оценивается в 10% от общего населения. 
Если учесть, что общее количество курдского населения Турции достигает 15 млн, то армянское и ассирийское население, согласно вышеупомянутым доводам, нужно будет оценить в 1,5 млн. Декабрьский номер курдской электронной газеты «Ozgurpolitik> за 1997г. также свидетельствует о подобном количестве, заявляя, что на «курдских территориях» проживают почти 2 млн «курдов» армянского и сирийского происхождения. 
Хотя цифра в 1,5 млн для оценки ассирийского и армянского населения пока что не обоснована и не поддается проверке, однако она заслуживает серьезного внимания. Тем не менее, учитывая естественный прирост оставшегося в Турции армянского населения, количество «крипто-армянства» должно достигать хотя бы нескольких сотен тысяч. 
Прогрессивный турецкий интеллектуал Кемаль Ялчин в одном из своих интервью так характеризует сегодняшних «крипто-армян»: «Такие семьи живут как курдские или турецкие мусульмане, и их дети не учат родного языка. Большинству «крипто-армян», с которыми я встречался, 15-17 лет, и их родители предупреждали, чтобы они не говорили о своем происхождении». 
Для составления полного представления о политическом образе и направленности «крипто-армян» стоит также коснуться сведений, касающихся армянского происхождения некоторых членов курдских организаций. 
В своем номере от 11 июля 1993г. «Джумхуриет» писала о созданной под председательством премьера Тансу Чиллер комиссии для инициирования «психологического движения» против РКК и обеспечения регулярной информацией о ней политических кругов Турции. По данным газеты, комиссия, с помощью фотографий и иных сведений, стремилась определить рядовых РКК и задать им вопрос: знают ли они, что стали орудием в руках армян и т.д. «Для рядовых РКК, - пишет «Джумхуриет», - станет ясно армянское происхождение террористов, действующих в организации».  
Авторы исследования «Серые волки» С.Брам и М.Ульгер говорят, что в Турции PKK часто представляется как структура, состоящая из «армянских рабов». Бывший некогда лидером «MeHePe» Алпарслан Тюркеш даже как-то заявил, что Абдула Оджалан - не курд, а армянин, и его настоящее имя Акоп Артинян». 
Правая газета «Мейдан» не погнушалась даже опубликовать окончательные выводы по этому поводу. «В Турции, - заявляла «Мейдан», - нет курдского вопроса. Есть вопрос Армянский» [26]. 
Об армянском происхождении Оджалана впервые высказалось МВД Турции еще в 1990-х гг. Об этом намекалось в отдельной докладной ООН. 
Ряд турецких СМИ, представляя известного в торговых кругах Бехчета Джантурка в качестве ответственного за финансовые операции PKK и за связь с армянскими террористическими группировками, подчеркивает, что «он родился в 1950г. в Диарбекире от отца-курда и матери-армянки». 
Другой факт касается впервые выявленного в ноябре 2002г. газетой «Туркие» армянского происхождения члена правления PKK Нурие Геспири и членов центрального комитета PKKПекира Пакрчяна и Мусы Хачеви. 
Во влиятельной газете «Миллиет» управляющий чрезвычайным военным положением в Турции Ивнил Эркан заявил: «В наших компьютерах мы зафиксировали 800 членов PKK, имеющих армянское происхождение». 
Командующий танковым подразделением Битлиса, генерал Тагман в своем заявлении для прессы утверждал, что «каждый седьмой член PKK -армянин. Эти члены PKK - потомки тех армян, которые ударили в спину Османской империи в ходе Первой мировой войны». 
Тот же генерал Тагман в 1995г. по другому поводу сообщает, что в произошедших тогда же тяжелых сражениях «курдов не было. Отступившие в результате атак наших подразделений в горы были армянами». 
Из интервью с некоторыми «крипто-армянами», в настоящее время обосновавшимися в Европе, выясняется, как некоторые из них работали и боролись в рядах PKK, но, разочаровавшись после захвата Оджалана, решили репатриировать или уехать в Голландию, Германию и т.д.. 
В одном из электронных бюллетеней PKK читаем об армянском юноше, родившемся в 1970г. в армянонаселенном историческом селе Сайлаккая (Джбин), Хусейне Саричиеке, который погиб в боях против турецкой армии в 1988г.
На интернет-сайте одной из радикальных левых организаций Турции TIKKO можно увидеть имя родившегося в 1946г. в Амасии Карписа Алтиног-лы, ознакомиться с его биографией и теоретическими политическими статьями, причем часто упоминается его армянское происхождение. 
В списке погибших членов организации TIKKO, которая действует преимущественно среди заза-алевийцев и сражается в Дерсимских горах, приводятся биографии трех армянских юношей: 
Арменак Бакрчян, родился в Тигранакерте в 1953г., погиб в Харберде -в 1980г.; Нубар Ялим, родился в Мардине в 1957г., погиб в Амстердаме - в 1982г.; Мануел Демир, родился в кесарийском городе Буниан в 1963г., погиб в Стамбуле - в 1988г. Любопытно, что во славу подвигов и героического образа Мануела Демира сочинена песня на турецком языке, которую исполняют в курдских кругах. 
Выводы 
Таким образом, многочисленные статьи, сообщения и путевые заметки служат достаточным основанием для вывода о том, что в настоящее время минимум в 80-90 анатолийских городах, деревнях и селах сохранились следы разных типов армян. 
Наряду с типологической характеристикой непросто дать окончательное заключение о предмете нашего исследования - количестве армянского населения. Тем не менее, приведем несколько свидетельств. 
Исламская электронная газета «Jihadwatch> в своем номере от 17 февраля 2005г. пишет: «До сих пор в Турции живет около миллиона армян». 
«По осторожным оценкам, - говорится в заявлении комиссии Ай Дата в США от 31 мая 2003г., - около миллиона армян еще проживают в Западной Армении». 
«В Турции сейчас насчитывается около 2 млн армян, - пишет Армен Меликян, - которые приняли ислам в прошлом, выжили физически и выросли численно. Они не отуречились. Многие знают о своем армянстве, но боятся говорить об этом. Эти 2 млн человек считаются армянами...» 
В своей аналитической статье сотрудник еженедельника «Еркир» Арам Ананян, между прочим, сообщает: «По разным оценкам в Турции проживают 2-3 млн исламизированных армян». 
По утверждению научной сотрудницы университета «Гете», «существует около 3 млн тюркизированных армян, пытающихся узнать о своем происхождении после десятилетий молчания...». 
В докладе Организации по поддержке нуждающихся церквей за 1998г. Турции можно прочесть следующее: «К 20 тыс. баптистов в действительности нужно прибавить еще 4,5 млн христиан, которые проживают тут, скрывая свою веру». 
Очень интересные данные, подтверждающие эту численность, приведены в газете «Planet of Diaspora», где численность армянства Турции представляется в 4,5 млн человек. 
Если обобщить все свидетельства о численности современного армянст-ва в Турции, то усредненная цифра получится в 3 млн, которую, учитывая наличие множества неопределенностей и неточностей, можно снизить до 2 млн. 
Таким образом, можно заключить, что «официальное» армянство «Анатолии» в исследуемом нами географическом ареале составляет незначительное число - менее 5 тыс., количество «исламизированных» армян, превышая миллионную отметку, составляет 1,3 млн человек, а «тайные» армяне составляют более 700 тыс. человек. 
В любом случае реальность такова, что в восточной части Турции, в Западной и Юго-Западной Армении, в исторической Киликии, а также Малом Айке и прилегающих территориях существуют многочисленные армянские этнические группы: преобразованный этнический элемент, который борется за самопознание и сохранение своей национальной самобытности. «Не забывайте нас, - призывает исконный сасунец, ныне живущий в Муше Армен Мартиросян. - В Вардо и других районах есть много армян. Армян, которые до последнего времени боялись говорить о своем происхождении, но теперь мужественно заявляют об этом и борются за то, чтобы остаться армянами». 
В статье, опубликованной 31 июля 2004г. в «Милли газэтэ» за подписью Мехмета Эйки, автор утверждает, что «в пограничном районе Карса, наряду с иностранцами, армяне тоже начали закупать широкие угодья>. 
Сообщая, что, уже по достоверным источникам, «земельные угодья пограничного района «Агеака» почти целиком и «неофициально» принадлежат армянам», автор пытается создать своеобразную политическую теорию по поводу открытия армяно-турецкой границы. После долгого анализа он, наконец, разъясняет: «Уже говорится, что в нашей стране проживает большое количество «крипто-армян», которые, по видимости являются турками и мусульманами, но сохраняют армянскую самобытность и сознание, что в данных обстоятельствах говорит о наличии неестественной ситуации». 
Из этих примечательных строк можно сделать вывод, что с точки зрения государственного мышления Турции вопрос армянства «Анатолии» - во-первых, реальность, бесспорный и, конечно, нежелательный факт, а далее -и серьезная озабоченность, связанная с государственной безопасностью и целостностью страны, и будущая головная боль. 
Возможно, этой озабоченностью аргументирован циркуляр МВД Турции, в котором дается указание 81 губернской администрации подготовить и направить в центр статистику об армянском, греческом, ассирийском и других меньшинствах. 
Уже долгие годы в политическом поле Турции стала обычным явлением обоюдная клевета в адрес госдеятелей и разных персон. Самым внушительным «аргументом» в этой веренице остается выявление этнического происхождения указанных лиц. 
Кроме армянского происхождения бывшего премьера Месута Йылмаза и первой женщины-пилота Турции Сабихи Гёкчен, «разоблачениям» подверглись также действующий президент Ахмед Недждет Сезер - как адия-манский армянин, и нынешний руководитель «Серых волков» Девлет Бахче-ли - как сисский или козанский армянин. 
Здесь мы не намерены проверять правдивость подобной «клеветы», но нас очень даже интересуют обстоятельства и причины восприимчивости и уверования в неё в Турции. 
Во множестве позиций по поводу табу на Геноцид армян, наряду с подробностями о Геноциде, подчеркивается наличие в Турции преобразованного армянского элемента. Так, Кемал Ялчин, представляя следы Геноцида на самой что ни на есть деполитизированной почве, широко обсуждает положение «крипто-армянства». Орхан Памук, храбро отмечая факт истребления одного миллиона армян, в своей повести «Снег» рассказывает и об «армянских сёлах», которые он посетил в Карсе. Напоминая президенту Франции о 90-летии Геноцида, архиепископ Месроп Мутафян между прочим намекает об армянстве, проживающем рядом с турками в «Анатолии». Выражая свою боль по поводу содеянного (Геноцида) посредством курдов, феминистка Хедие Селман не упускает случая напомнить об армянском происхождении своей битлисской семьи. Тот же подход у отуреченной Фетхие Четин, и т.д., и т.п. 
Действительно, что заставляет разных армянских и неармянских деятелей Турции, высказываясь по Армянскому вопросу, затрагивать интересующую нас проблему, если не осознание той простой истины, что данный вопрос напрямую связан с сегодняшними реалиями пережившего Геноцид и преобразовавшегося армянства на армянских и соседних территориях. 
В этом контексте кажется реальным царящий в правительственных кругах Турции страх, который был обозначен в вышеуказанном бюллетене Совета по правам человека при правительстве Турции: «Если правильно применить Лозаннский договор, страна будет спасена от Севрского «синдрома»». 
В контексте этнорелигиозных групп Турции вопрос об оставшихся в Турции армянах, или преобразовавшемся армянстве, нуждается в глубоком анализе. Этот огромный потенциал может либо, развиваясь стихийным путем, стать предметом спекуляций тех или иных мировых и региональных политических сил и, в конце концов, угаснуть, либо возродиться и перерасти в национальное движение.

  • Карен Ханларян

 

 

Армянский этнорелигиозный элемент в Западной Армении