Стефан Зорьян. Сказ "О ели"
 panarmenian.net

panarmenian.net

Армянский музей Москвы продолжает в детской сказочной рубрике выходного дня публиковать сказы Стефана Зорьяна в переводе Анаит Баяндур. В ней звучат андерсеновские интонации. Послушайте сами!

О ЕЛИ

Какая неожиданность…Вчера она стояла во весь свой зеленый росточек, а сегодня…

 Кадр из сюжета телекомпании "Мир" о новогоднем Ереване

Кадр из сюжета телекомпании "Мир" о новогоднем Ереване

Перед моим домом раскинулся небольшой, совсем крохотный городской сквер. Из моего окна видны его молодые четырех-, пятилетние деревца, кустарники, цветы, газон. Сквер - новый - с бассейнами, фонтанами и длинными скамейками. Летом здесь цветет множество самых разнообразных цветов, благоухают кустарники. Но меня больше всего привлекают деревья, которые рано зеленеют, поздно сбрасывают листву - китайская акация, кавказский наш клен. И все же больше других, пожалуй, занимают меня ели, которые даже зимой своею вечной зеленью делают сквер живым…

В сквере прямо напротив моего окна росла-поднималась небольшая, в человеческий рост, елочка. Каждое утро, да и вообще в любой час, когда бы я ни подошел к окну, мой взгляд первым делом искал ее, и она словно улыбалась мне всем своим зеленым существом. Особенно любил я смотреть на нее зимой.

-Видишь, - словно бы говорила она. - Я холода не боюсь. И зеленую свою одежду ни на что не променяю…

Глядя на нее, невольно улыбался я: впрямь герой, глядите-ка, как храбро она растопырила свои зеленые иголочки, не боится ни ветра. ни снега, ни стужи…

И мною овладевало какое-то радостное и горделивое чувство: вот, вот каким надо быть…

И зимний холод, и вьюга не казались мне в такие минуты ужасными.

Вот ведь как держится маленькое деревце, все выдерживает…

 Интересно, вспоминал ли Стефан Зорьян сказку Ганса Христиана Андерсена, когда писал этот сказ. Читаем у великого датского сказочника: "Наконец настало роковое для ёлки Рождество. Её первую срубили. Топор глубоко врезался в самую сердцевину. Со стоном упала ёлка на землю, она в первый раз почувствовала такую страшную боль и бессилие, что она была не в состоянии думать о ожидающим её счастье; ей было грустно расставаться с родиной, с тем местом, где она выросла; она знала, что никогда больше не увидит ни своих товарищей, ни маленьких кустов и цветов, которые росли кругом её, ни даже зайчика, который так весело прыгал через неё, ни маленьких птичек, которые часто садились на её ветках". Фото http://gaudete.ru

Интересно, вспоминал ли Стефан Зорьян сказку Ганса Христиана Андерсена, когда писал этот сказ. Читаем у великого датского сказочника: "Наконец настало роковое для ёлки Рождество. Её первую срубили. Топор глубоко врезался в самую сердцевину. Со стоном упала ёлка на землю, она в первый раз почувствовала такую страшную боль и бессилие, что она была не в состоянии думать о ожидающим её счастье; ей было грустно расставаться с родиной, с тем местом, где она выросла; она знала, что никогда больше не увидит ни своих товарищей, ни маленьких кустов и цветов, которые росли кругом её, ни даже зайчика, который так весело прыгал через неё, ни маленьких птичек, которые часто садились на её ветках". Фото http://gaudete.ru

 

И не только не сдается, но и не унывает никогда - смотрит на мир радостно и задорно.

Но сегодня, в это зимнее утро. едва проснувшись, я спешу к окну, и что же - моей елки нет…Мне кажется, я не туда смотрю. Вглядываюсь внимательнее…

Моей зеленой, в человеческий рост, елки нет… На ее месте - пень с вершок, на пеньке, у самой земли, несколько маленьких веточек…а место среза так и светится, белое, круглое, всего-то и ширины - с пятикопеечную монету…

Что же случилось?…Я смотрю на редкую шеренгу елей, ее ровесниц…

Они стоят, как всегда, в своих зеленых нарядах, горделиво и заносчиво устремившись вверх.

А моя ель…

Где она?

Кто срубил ее, почему?

Раздумываю, теряюсь в догадках и вдруг вспоминаю - да ведь завтра же Новый год. 

Срубили и унесли, чтобы дома устроить елку. И мысль моя следует за тем, кто срубил и унес ее - как чувствует себя этот человек, глядя на дерево, которое он лишил жизни, которое убил ради нескольких дней собственной радости…А молодое деревце, что круглый год радовало всех, теперь умирает, разукрашенное, среди четырех стен…

И сколько тысяч деревьев с той же судьбой.

Неужели всякая радость дается ценою жертвы…

Стефан Зорьян. Сказ "О ели"