«Душа твоя поет»: в память о композиторе Эдварде Мирзояне

«Душа твоя поет»: в память о композиторе Эдварде Мирзояне

В семье офицера царской армии Семена Алиханова и актрисы Люси Першанговой 12 мая 1921 года  теперь в грузинском Гори родился сын Эдвард. Которому было суждено стать выдающимся композитором и прославиться под фамилией своего отчима.

 Эдик с матерью Люсей Багдасаровной Першанговой

Эдик с матерью Люсей Багдасаровной Першанговой

В 2012 году  в издательстве “Тигран Мец” вышла книга музыковеда, кандидата искусствоведения, доцента Ереванской консерватории Лилит Епремян “Эдвард Мирзоян в письмах и диалогах” — первое монографическое исследование о замечательном композиторе, общественном и государственном деятеле. В книгу вошли многочисленные письма композитора и письма, адресованные ему, интервью, воспоминания, фотографии. 

В этой книге описывается, как Люся весной 1921 года приезжает в Карс повидать мужа. В Армении уже большевики, по обе стороны Арарата разруха, нищета, страх.

Представим себе Люсю, уже беременную сыном, яркую, харизматичную женщину, знавшую Чаренца, однажды закатившая ему пощечину. Дома у нее хранилась книга, подаренная поэтом с подписью «Прекрасной наирянке». Люся и сама из знаменитого рода поэтов – Першаги. Особенно большим влиянием и любовью в народе пользовался Багдасар Першанги.  И тут она появляется в обреченном городе, в котором через полгода подпишется при помощи России Карсский договор о «дружбе» между закавказскими советскими республиками и Турцией. Еще немного и Карс и Ардаган отойдут врагу. Гора Арарат тоже.  

Армянский музей Москвы предлагает вам отрывок из книги Лилит Епремян.

«Отряд Семы отступал, надо было бежать. Но как? Вместе им наверняка не выбраться. И Семен пошел на отчаянный шаг: он доверил беременную жену возничему-курду. “Как Сема оставляет меня одну?!” — с обидой и ужасом думала Люся, с недобрыми предчувствиями садясь в арбу, — беременных убивали с особой жестокостью. 
По безлюдной дороге тащилась кляча, пробиваясь через непроходимые пути. Карс позади. Возничий ведет себя мирно, едет тихо, почти не оборачиваясь. Скоро она окажется дома, у родителей. Лишь бы Семе удалось поскорее приехать за ней. Ужасно хочется пить. Вот ручей, живительный источник. Она жадно припала к воде... Все произошло за долю секунды. Как часто потом перед ней вставала эта картина — как страшный сон, как неотвязное видение. Казалось, все это происходит не с ней. В зеркальной глади воды она увидела занесенный над головой кинжал. Мгновенно выхватила револьвер и, повернувшись, выстрелила в упор. Возничий упал замертво. 
...Она была как в забытьи, шла из последних сил. Счастье, что уже весна, не так холодно. На каждом шагу Люсю подстерегала опасность: турки занимали все новые населенные пункты, истребляя жителей. Ее могли заметить, и никто бы не нашел ее следов”. Люся не знала дороги, но безошибочное чутье подсказывало ей, куда идти. Она вышла к Караклису, добралась до вокзала. Ответственность за Эдика — ведь это будет мальчик, ее мальчик — давала ей веру в будущее и бесконечное желание жить. Белый флаг развевается над составом с тремя вагонами. Люся еле двигается, она почти босая, ноги изодраны в кровь. Она дрожит от страха, усталости и холода. Спасение близко. Люся подбегает к первому вагону — проводник не позволяет ей подняться, она бросается ко второму — и там ей нет места. В отчаянии молодая женщина просит пропустить ее в третий вагон — снова отказ. Ей показалось, она сейчас упадет в изнеможении, слезы льются из глаз.
И тут случилось чудо. Пожилой мужчина с седой бородкой вступился за женщину. Он что-то сказал проводнику, и тот с неожиданной готовностью пропустил ее в поезд. Люся была спасена. Она еще не знала, кто этот рыцарь, который не дал ей погибнуть. Он сопровождал ее на протяжении всего пути до Тифлиса. Уже потом подарил ей свою фотографию с нежной дарственной надписью. Им оказался Ованес Туманян — великий и простой в общении, недосягаемый в своем призвании и такой доступный для каждого.
Эдвард появился на свет вскоре после возвращения Люси в Гори, 12 мая 1921 года, в родительском доме Люси, в помещении бывшего курятника. Незадолго до того случилось несчастье — землетрясение катастрофических масштабов. Люся никогда не забудет этого кошмара — разверзлась земля, и языки пламени вырывались сквозь изломы. Прекрасно отстроенное поместье в самом центре Гори разрушилось, придавив хозяина. Багдасара, отца Люси, удалось спасти, но он больше не оправился". 

 После рождения Эдик пробыл в Гори только две недели, но в детстве каждый год приезжал сюда летом и именно это место на земле продолжает считать своей родиной».

После рождения Эдик пробыл в Гори только две недели, но в детстве каждый год приезжал сюда летом и именно это место на земле продолжает считать своей родиной».

В 1929 году мальчик поступает в Ереванскую музыкальную школу, которая впоследствии стала носить имя Александра Спендиаторова.В 1941 года окончил Ереванскую консерваторию по классу композиции. Дипломной работой стала с симфоническая  поэма «Лореци Сако» по поэме Туманяна,  так он отдал дань памяти всеармянскому поэту, спасшего его мать и его жизнь.

С марта по ноябрь Эдвард Михайлович служил в Советской армии. В годы войны он сочиняет военно-патриотические песни.

После войны он совершенствовал свое искусство в музыкальной студии Дома культуры Армении в Москве. В это время на его музыкальное мышление повлияла встреча с Генрихом Ильичом Литинским, композитором и педагогом.

 Мирзоян и его друзья — композиторы Арно Бабаджанян, Александр Арутюнян и Адам Худоян составили так называемую «могучую кучку» армянской композиторской школы. Музыкант Мартин Вартазарян как-то вспоминал веселый случай,  который произошел в 1948 году в Доме культуры Армении.

«Мне тогда было 10 лет. В одной части здания жили мы с мамой и отчимом — замечательным человеком, известным скрипачом Аветом Карповичем Габриеляном, в другой располагался студенческий уголок. Авет Карпович подарил мне пистолет со стреляющей резинкой на головке.

Вышел в коридор и решил попробовать новый пистолет и выстрелить в телефон, стоявший в коридоре. В это время, в коридоре появились студенты Эдвард Мирзоян и Арно Бабаджанян, будущие мэтры композиторского искусства, которые, увидев меня, подошли, взяли пистолет и сказали: "Давай-ка мы тебя научим, как надо стрелять".

Тут появился комендант и пристыдил их: "Взрослые люди, как вам не стыдно", а потом, когда Бабаджанян и Мирзоян ушли, обратился ко мне с просьбой дать пострелять».

Известность Эдварду Мирзояну принесли кантаты «Армения», «Праздничная кантата» и «Советская Армения», симфонии для струнного оркестра и литавр, увертюры для симфонического оркестра, а также романсы и музыка к кинофильмам. Также Эдвард Михайлович славился своей педагогической деятельностью. В 1960-х годах он работал председателем Армянского отделения Музфонда СССР. С 1951 по 1991 год он  — президент Международного союза армянских композиторов.

Он ушел из жизни 5 октября 2012 года и был похоронен в Пантеоне имени Комитаса.

PS. В 2011 году гобоист Артемий участвовал в Международном фестивале «Времена года», посвященном Араму Хачатуряну, а также на торжествах, посвященных 20-летию независимости Армении. Выступление прошло с большим успехом. До сих пор помнит он слова композитора Эдварда Мирзояна, обращенные к нему: «Душа твоя поет…»

Валерия Олюнина

«Душа твоя поет»: в память о композиторе Эдварде Мирзояне