Иосиф Орбели. Басни средневековой Армении. Вардан Айгекци

Иосиф Орбели. Басни средневековой Армении. Вардан Айгекци

В детской рубрике выходного дня Армянский музей Москвы предлагает вам несколько средневековых басен из собрания Иосифа Абгаровича Орбели - в год 130-летия  легендарного директора Государственного Эрмитажа. История армянского народа насчитывает период свыше двух с половиной тысяч лет. Древнеармянская литература весьма разнообразна по содержанию и особое место в ней отводится басне. Басня - подлинный плод массового народного творчества. Она выявляется с особой силой и яркостью как жанр литературы на рубеже XII-XIII веков. Изучение средневековой басни поможет правильному пониманию истории средневековой Армении. Издание включает басни Мхитара Гоша, Вардана Айгекца и Оломпиана. 
 

Вардан Айгекци.(…-1250 г.)

Мудрый судья

Была у одного человека злая жена, и жена разругалась с ним и сказала: «Думаешь, три наших сына от тебя? Один твой, а двое от других». И он спросил, который его, и жена не сказала. И когда отец умирал, сказал: «Все мое имущество пусть достанется моему родному сыну». И браться заспорили меж собой, один говорил: «Я родной сын», другой — «Я». И пошли они к мудрому судье. И судья велел достать тело отца из могилы и пустить в него стрелу. Кто пронзит тело отца, тот и есть родной сын. И два сына пробили стрелами тело отца, а третий бросился с ножом на братьев, и зарыдал горькими слезами и похоронил тело отца. И узнали, что он был родным сыном, и ему отдали отцовское имущество.

 

 Вардан Айгекци

Вардан Айгекци

Рай и крестьянин

Взбирался один крестьянин с грузом соли на крутую гору, и было душно. И очень устал человек, и, опустив груз на землю, стал порицать Адама и Еву, мол, почему они, не стерпев, ушли из рая? И тотчас появился ангел и сказал ему: «Если возьму тебя в рай, будешь ты терпелив?» И крестьянин сказал: «Когда будет это?» И неожиданно погрузился он в сон и увидел, что в рай попал, и очень обрадовался. И увидел, что в раю люди рубят молодые деревца и, не стерпев, сказал: «И что вы за люди, коль вместо сухих деревьев рубите саженцы?» И открыл он глаза, видит, что по-прежнему сидит у груза с солью, и стал горько плакать. И крестьянин снова увидел ангела и сказал: «Больше не скажу ничего». И снова он в рай попал и видит — сложили люди срубленные ветки в вязанку и не могут поднять ее, но все продолжают класть и класть дрова. И не вытерпел и сказал: «О, неразумные, облегчите свой груз, чтоб смогли взвалить его себе на спину». И крестьянин снова проснулся у подножья крутой горы и стал плакать, и ангел в третий раз привел его в рай, и увидел он огромный камень, привязанный к двенадцати запряженным быкам, и каждый бык тянул в свою сторону, и камень не трогался с места. И человек снова не выдержал и воскликнул: «О, глупцы, тяните в одну сторону, да все вместе, чтоб камень сдвинулся с места».

И крестьянин сказал:

«Лучше уж я солью своей займусь».

И стал подниматься вверх по крутой горе.

Женские уловки

Бродил один человек по свету, и все уловки, к каким только не прибегала женщина, записывал. И получилось у него три больших тюка бумаги, но все ходил он и записывал женские уловки, коими женщина мужчину дурачила. И пришел он в один город и увидел у ворот города хитроумную женщину, и женщина эта сказала: «Добро пожаловал». И женщина почтенно обошлась с ним, и домой привела, полагая, что много у него и шелка, и золота, и серебра. Когда наступил вечер, сказала женщина тому человеку: «Что за тюки у тебя, может, куплю я что для нужд моих?» И он сказал: «Нет у меня ничего на продажу». И женщина сказал: «Что же тогда в тюках у тебя?» И он сказал: «Уловки женщин это, обошел я страны разные, и какая женщина что ни ухитрилась сделать, записал, и собрал в тюки, и пришел сюда, дабы и другие и другие уловки записать». И женщина сказала: «Добро пожаловал». И пожелала тогда женщина сжечь его тюки. Была в доме печь, которая вместила бы все три тюка бумаги, и женщина натопила жарко печь, и рыбу зажарила и поставила перед гостем. А сама встала, заперла накрепко двери и громким голосом завопила, зовя на помощь, и сбежались соседи с мечами, и заколотили в двери. И женщина сказала:

«Если хочешь, чтоб не дала я убить тебя, отдай мне бумаги, сожгу я их в печи, а нет — скажу, что человек этот изнасиловал меня и прикажу убить тебя». И отдал человек ей свои тюки, и сожгла женщина все три тюка бумаги в печи и, отперев двери дома, сказала:

«Сколько лет уж, как брат мой двоюродный уехал, и вот приехал он, и дала я ему рыбы поесть, и застряла рыбья кость в горле, и едва он смерти избежал».

И пришли, увидели, что рыба перед ним, и ушли.

Завещание отца

Были у одного мудрого бедного человека ленивые сыновья. В смертный час свой призвал он их и сказал:

«О, сыновья, предки мои зарыли клад в нашем саду, но я не покажу вам его места. Найдет клад тот, кто будет исправно трудиться и глубже других копать землю».

И взялись сыновья после смерти отца за работу с большим усердием и вскапывали землю глубоко, ибо каждому хотелось, чтоб именно он нашел клад.

И стал сад расти, плодоносить, и дал он щедрый урожай и одарил сыновей богатством.

Царь и змея

Жил один царь, и была у него любимая змея, которая каждый день приносила ему по дарехану. И родился у царя сын и обвивал он тело ребенка змеей, и так играли змея и малыш. И когда подрос малыш, взял он однажды саблю и, играючи, отрубил змее хвост и бросил на пол. И разозлилась змея, ужалила ребенка, и ребенок в тот же миг умер, и змея уползла в чужие края. И когда пришел царь и увидел мертвого ребенка, почерневшего от укуса змеи, и валявшийся на полу хвост змеи, понял, что это сын его отрубил змее хвост, и стал скорбеть он, и похоронил сына. И прошло некоторое время, и царь обратился к той змее с просьбой: «Знаю, что первым сын мой напроказил — отрубил тебе хвост, потом ты ужалила его. Что было, то было, и напрасно ты ушла. Вернись, и опять мы возлюбим друг друга и заживем вместе». А змея сказала в ответ: «Нет, не так все. Пока я буду на отрубленный хвост свой посматривать, а ты — на могилу сына, не исчезнет вражда между нами. Лучше жить нам вдали друг от друга, чтобы не возникло меж нами других величайших бед».

Продолжение следует...

Иосиф Орбели. Басни средневековой Армении. Вардан Айгекци