Армянский святой очаг в Твери

На протяжении почти двух тысячелетий Армянская апостольская церковь призывала армян к единению, служила духовным, культурным и образовательным центром. Но самое главное, для многих представителей этой нации, оторванных от исторической родины, церковь была и остается частичкой дома, очагом. Традиционно армяне возводят храмы из особого камня, который добывают в Армении, — розового, терракотового, персикового или абрикосового туфа. И неважно, в какой точке земного шара строится святой дом — они обязательно найдут способ, как доставить туда туф.

Церковь Сурб Арутюн в Твери ©Елена Шуваева-Петросян

На церковном подворье в праздники, в дни радости и горя собираются общиной, накрывают длинные столы, которые ломятся от блюд национальной кухни.

Два года назад, 8 октября 2016 года, у армян Тверской области, к слову, самой большой по размерам территории в Центральном федеральном округе, появился свой храм — церковь Сурб Арутюн, что в переводе означает — Святого Воскресения. До этого для разных духовных треб армяне Тверской области ездили в Москву.

Да простит меня дорогой наш Иван Сергеевич Тургенев, что в тот знаменательный день я прогуляла спектакль «Отцы и дети» в драматическом театре. До отъезда из Твери оставались считанные часы — вечер и ночь. Но во время автобусной прогулки я увидела армянскую церковь. Ее невозможно перепутать с какой-либо другой! Автобус продолжал свой маршрут по трассе, экскурсовод несколькими предложениями рассказала об этом месте, что примечательно, сделала акцент на туфе. А дальше было так: наша группа делегатов из разных стран на очередную Ассамблею Русского мира отправилась в театр, а я, мучаясь легкими угрызениями совести и комкая билет на спектакль в кармане, вернулась к храму.

Вечерело. В церкви стоял полумрак, и лишь маленькие огоньки свечей, воткнутых традиционно в песок, уютно освещали дом: то состояние, когда рядом ни души, но так много душ. Я села на скамейку. Рука нащупала лежащую рядом книгу: я с трудом во мраке на потертой обложке прочитала название — «Чин Божественной литургии Армянской Апостольской церкви». В книге были собраны молитвы из Священного писания — на грабаре [старо-армянском языке — прим. авт.], на современном армянском, транскрипция на русском и сам перевод на русский.

«Чин Божественной литургии Армянской Апостольской церкви» ©Елена Шуваева-Петросян

Скрипнула дверь, в церковь тихонько вошел молодой человек — послушник, зажег тусклый, но уютный свет. Я про себя подумала, что даже в поздний час, для одного прихожанина в армянском храме зажигают свет.

На выходе мы с ним разговорились: Нарек… переехал вместе с родителями в Тверь из Эчмиадзина четыре года назад. Никакого отношения к Духовной семинарии в Эчмиадзине он не имеет, к служению пришел самостоятельно, в какой-то степени повлиял глубоко верующий дядя и настоятель церкви Святого Воскресения — иерей Нерсес Хананян.

В Твери армянская община небольшая — около 13 тысяч человек. Идея построить храм зародилась еще в 2001 году — в год 1700-летия принятия христианства в качестве государственной религии Армении. Строили долго, так сказать, всем миром. Кто-то подарил участок земли в 500 квадратных метров, кто-то закупил туф, кто-то доставил его, кто-то привез хачкары (кресты-камни) из Армении, кто-то сотворил резные камни прямо в Твери… В церкви Сурб Арутюн не взимается плата за проведение главных церковных обрядов: венчания, крещения, отпевания, освящения и другие требы. Очень редкое явление в наши дни.

На территории храма работает духовно-просветительский центр «Айордеац тун», в котором занимаются около 40 детей и взрослых. Всего за два года школу прошли 250 человек. Они изучают армянский язык, историю, культуру, традиции. В церковь приходят как армяне, так и русские. Двери открыты для всех! Туфовые стены центра украшают буквы маштоцевского алфавита, изготовленные из базальта.

На подворье много хачкаров. Самый первый датируется 2003 годом. Это, конечно, не возраст по сравнению с древними армянскими крестами-камнями, но главное то, что он привезен с исторической родины. На хачкаре, установленном к столетию черной даты — Геноциду армян в 1915 году, изображена скорбящая мать…

Хачкар на территории церкви ©Елена Шуваева-Петросян

На прощание Нарек несколько раз пожал мне руку. Для него было удивительным и трогательным то, что через несколько дней я, русская, окажусь в Армении, что прожила там много лет, казалось, что он вот-вот произнесет слова — типа «передавайте привет моей родине», но ничего не сказал… На его больших черных глазах блестели слезы…

 

Елена Шуваева-Петросян,
журналист, писатель, литературовед, основатель проекта «Гора»

Ереван-Тверь-Москва-Ереван

Армянский святой очаг в Твери