В Армянском музее прошла лекция о памятниках архитектуры Ани

В Армянском музее прошла лекция о памятниках архитектуры Ани

17 марта в лектории Армянского музея Москвы выступил архитектор, доктор искусствоведения Армен Казарян. На днях он вернулся из Стамбула, где 14 марта состоялось открытие фотовыставки «Поэзия камней. Ани» (Poetry of Stones. Ani), организованной специалистами из ряда стран и поддержанной организацией «Анадолу Култур», Посольством Норвегии в Анкаре, фондом Галуста Гюльбенкяна и санкт-петербургским Институтом истории материальной культуры. Событие важное и уникальное. Если в Турции три десятилетия назад существование армянского культурного наследия в восточной части страны не признавалось, то сегодня информацию о нем можно найти даже в местных путеводителях. Более того, одна из целей выставки — привлечение внимания к проблеме сохранения памятников средневековой столицы царства Багратидов. В мае выставка пройдет в Ереване, в сентябре — в Осло, в конце года — в Москве.

Лекция Армена Казаряна, посвященная памятникам архитектуры Ани, в свою очередь стала важным событием для Армянского музея. Армен Казарян — известный специалист по армянскому искусству Средневековья, доктор искусствоведения, член-корреспондент Российской академии архитектуры и строительных наук, иностранный член НАН Армении, заместитель директора Государственного института искусствознания Минкультуры РФ и НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства.

Армен Казарян не стал углубляться в историю Ани. В своем выступлении он обратился к другой проблеме — судьбе памятников огромного городища, расположенного в современном турецком иле Карс возле границы с Арменией, на возвышенности, примыкающей к ущелью реки Ахурян.

В конце XVIII века, когда в Ани направлялись европейские путешественники и исследователи, город был уже в руинированном состоянии. Но интерес к нему со временем все возрастал. Первыми туда попали англичане, затем французы и немцы. С середины XIX века руины города предстали и перед русскими путешественниками. Так, в одном из номеров историко-литературного журнала «Исторический вестник» за 1898 год был напечатан путевой очерк гидрографа Александра Андреева «На развалинах Армянской Пальмиры».

По итогам Русско-турецкой войны 1877–1878 годов к Российской империи отошла Карская область. Взгляды исторического сообщества устремились к Ани.

Первым, кто особенно последовательно стал агитировать за изучение развалин древнего города, был российский востоковед и археолог Николай Яковлевич Марр, в одной из своих работ назвавший Ани «крупнейшей жемчужиной Кавказа».

Члены анийской экспедиции. В верхнем ряду слева направо сидят: О. Орбели, Н. Адонц, Я. Смирнов. В центре Николай Марр. Рядом со Смирновым — А. Калантар. 1912. Фото: imyerevan.com

Экспедиция, возглавляемая Николаем Марром, состоялась в 1892–1893 годах, а затем ежегодно с 1904 по 1917 годы. Было раскрыто несколько церквей. Направления исследований Марра — археология, раскопки, документирование находок, организация музея древностей и укрепление памятников архитектуры. Раскопки финансировались Императорской археологической комиссией и частными лицами. Параллельно с экспедицией в Ани долгие годы работал архитектор Торос Тороманян, обмерявший памятники и создававший их реконструкции.

В результате проведенных раскопок, открывших множество зданий, были произведены обмеры, находки описали в научной литературе. Был произведен срочный ремонт тех зданий, которые могли в скором времени разрушиться. По инициативе Николая Яковлевича в Ани был открыт музей.

Николай Марр. Фото: imyerevan.com

В 1917 году экспедиция закрылась, часть экспонатов музея была эвакуирована. В 1918 году турецкая армия взяла Карс и всю область. Жизнь в «городе 1001 церкви» вновь замерла.

После экспедиции Николая Марра в Ани десятилетиями ничего не делалось. Однако последние 20 лет Турцией стали предприниматься некоторые шаги в этом направлении. Очищаются завалы памятников, которые раскрыл еще Марр, проводятся раскопки, укрепляются развалины. На ситуацию влияет позиция западных стран, обращающих внимание на состояние христианского наследия Турции.

Армен Казарян рассказывает, что вначале турецкие реставраторы не брались за укрепление армянских церквей, а сосредоточили внимание на фортификационных и дворцовых сооружениях. Очень часто, к сожалению, реставрация проводилась неграмотно. Так, Дворец Парона (Господина) был превращен в новодел.

В ответ на критику со стороны армянских и западных экспертов работы были приостановлены, а с 2008 года возобновились уже с участием Всемирного фонда памятников. В последние годы укрепляются именно храмы, и реставрация приобрела более бережный и более научный характер. Например, на стенах установлены специальные приборы, фиксирующие изменения трещин на сооружениях. Был проведен также ряд круглых столов с участием экспертов из разных стран, в том числе из Армении.

В последние пять лет работы велись на церкви Сурб Пркич (Спасителя), и в них в роли научного консультанта участвовал Армен Казарян, а новые участки кладки осуществил мастер-каменщик и архитектор из Еревана Араик Аветян.

Армен Казарян убежден, что нельзя нарушать романтический облик руин Ани. Важно сохранение исторической кладки. Необходимо избегать новоделов, и поэтому полная реставрация храмов возможна только в редких случаях. В основном речь должна идти не о восстановлении, а именно о консервации памятников.

В Армянском музее прошла лекция о памятниках архитектуры Ани