Козьма Спасский-Автономов: выпускник Лазаревского института, покоривший Арарат

Козьма Спасский-Автономов: выпускник Лазаревского института, покоривший Арарат

Лазаревский институт восточных языков. Гравюра на металле с поздней окраской (Париж, 1838)

Выпускники Лазаревского института восточных языков стали его славой и гордостью. Из его стен вышла целая плеяда выдающихся общественных деятелей, деятелей культуры, крупных востоковедов.

В гимназических классах Лазаревского института учились будущий государственный деятель России, генерал от кавалерии и министр внутренних дел граф М.Т. Лорис-Меликов, будущий министр народного просвещения граф И.Д. Делянов, будущий посол России в Стамбуле И.А. Зиновьев, будущий член-корреспондент Императорской академии наук К.П. Патканов.

Еще один выпускник Лазаревского института — Козьма Фёдорович Спасский-Автономов (1807–1890). О нем рассказывает в своей книге — сборнике историко-публицистических новелл — журналист, писатель, историк и москвовед Арутюн Амирханян «Тайны Дома Лазаревых». Предлагаем вам ознакомиться с отрывком из главы «Славные имена».


Другой выпускник Лазаревского института, К. Спасский-Автономов, прославил свое имя тем, что стал первым русским, проложившим путь к вершине Масиса (армянское название горы Арарат. — А.А.). До него в 1829 году героическое восхождение совершили берлинский профессор Фридрих Паррот и известный писатель, автор «Ран Армении» Хачатур Абовян. Пять лет спустя вершина покорилась и выпускнику Лазаревского института, но ему это достижение стоило неимоверных усилий. Все, что пережил, путешественник Спасский-Автономов изложил в изданной в Москве книге «Всход на Арарат, или Вакационная прогулка от Тифлиса до вершины Арарата», увидевшей свет в 1839 году.

Автор предложил читателю увлекательный документально-художественный очерк из нескольких глав. С первых же страниц книги путешественник обнаруживает хорошее знание истории и культуры Востока, почерпнутые, конечно же, из собственного опыта и из книг, прочитанных в юные годы учебы в Армянском переулке.

«Всяк, кто только учился грамоте, уж верно знает о горах Араратских», — читаем в начале книги. В 1830-е годы русские только открывали для себя Армению, недавно присоединенную к Российской империи. Все для них было интересно в этой экзотической стране Востока, но особенно манил к себе загадочной тайной величественный Арарат, овеянный библейской легендой. Лазаревец Спасский-Автономов, давно лелея мечту взойти на вершину, прежде всего хорошо изучил край. По окончании учебы в Армянском переулке он, видимо, сразу уехал в Армянскую область государства Российского. В книге он вспоминает: «В то время я принадлежал к ученому сословию и вовсе не был гражданским чиновником в Армянской области». Ученый-путешественник до своего восхождения уже хорошо знал местные обычаи, порядки, у него сложился круг общения в Армении. Спасский-Автономов, собираясь в дорогу, приводит мнения разных людей о восхождении Паррота и Абовяна. Естественно, что их подвиг стоял у него перед глазами, волнуя и вдохновляя.

Основная часть книги повествует о 47-дневном путешествии по Грузии и Армении. Автор оставил нам описания местности Лори, гор Дилижана, озера Севан, а также святого места для всех армян — выстроенного в IV веке монастыря Эчмиадзин. «При всяком роздыхе я обыкновенно записывал все, что мог запомнить, без дальних притязаний на ученость». Автор увлекательно повествует о всех деталях, сопровождавших подготовку к восхождению, и сам подъем в гору. На последнем этапе ему помогали проводники-армяне И. Гукасов и И. Айвазов. Легко представить, с каким волнением читали образованные русские люди описание ощущений своего соотечественника, впервые взошедшего на «гору Ноя», как называют Масис: «Я задыхался от восторга! Переведши дух, вскочил и почти бегом пошел по плоскому скату к самой вершине — вот она! Я стоял восторженный на самом пике, высоко подняв свой флаг и руки, и невольно в этот миг сделался крестом на серебряной короне гордого исполина природы». Действительно, картина, достойная не только пера, но и кинокамеры. Кстати сказать, восхождение лазаревского воспитанника оказалось отнюдь не воскресной прогулкой: «…всю ночь я прострадал от боли глаз и взволдырявшего лица; даже руки почернили в тех местах, которые были открыты, когда я снимал перчатки на горе, чтобы покрепче привязать мой флаг к древку».

Свое восхождение на Арарат Спасский-Автономов повторил 10 лет спустя — в 1844 году.

Амирханян А. Т. Тайны Дома Лазаревых. — Москва : МП «ВСЕ ДЛЯ ВАС», 1992. — 143 с.

Козьма Спасский-Автономов: выпускник Лазаревского института, покоривший Арарат