"Чуткой памяти прочь отпусти голубей": Павел Черкашин переводит Грачья Сарухана

"Чуткой памяти прочь отпусти голубей": Павел Черкашин переводит Грачья Сарухана

В литературной рубрике Армянского музея Москвы мы представляем вам литературные переводы Павла Черкашина поэзии Грачья Сарухана. 

 Поэт, переводчик Павел Черкашин. 

Поэт, переводчик Павел Черкашин. 

Павел Рудольфович Черкашин родился 28 сентября 1972 г. в с. Мужи Шурышкарского района Ямало-Ненецкого автономного округа Тюменской области. Литературным творчеством начал заниматься с 10-11 лет, первое стихотворение было посвящено маме. Юные поэтические пробы не раз появлялись на суд ровесников в школьных стенгазетах и читались со сцены во время концертов художественной самодеятельности. Более зрелые вещи стали создаваться позднее. Первая публикация появилась в печати в 16 лет в общественно-политической газете Шурышкарского района «Ленинский путь».

Своими «учителями-ориентирами» в большой литературе, оказавшими влияние на творческое становление, считает: в поэзии – С. Есенина, Н. Клюева, М. Цветаеву, А. Ахматову; в прозе – К. Паустовского, Ю. Казакова, В. Тендрякова, Ф. Абрамова, В. Солоухина, Д. Лондона.

С 1991 по 1996 г. учился в Тюменском государственном университете на филологическом факультете. Научным руководителем курсовых и дипломной работ была университетский преподаватель кандидат филологических наук Серафима Николаевна Бурова, наставник, которая сыграла в литературном становлении начинающего писателя огромную роль. Именно она первой читала и давала профессиональную критическую оценку всем произведениям, написанным в студенческие годы.

Работал корректором, корреспондентом, фотографом, ответственным секретарем газет городского, окружного и областного уровня, учителем начальных классов, сторожем, телеоператором, радиоведущим, преподавателем в системе высшего образования.

Творчество П. Черкашина поражает своей многогранностью, разнообразием, психологической и духовной насыщенностью и в то же время легкостью языка и слога. Пишет как прозу, так и поэзию, занимается публицистикой, краеведением, творческой обработкой финно-угорского фольклорного материала и литературными поэтическими переводами.

Свое творческое кредо определяет как передачу сбереженного русского слова, исторической памяти народа и любви к малой родине и Отечеству по непрерывной цепи наследования грядущим поколениям. Этот же канон является для писателя важным мерилом в оценке произведений современной литературы России.

Грачья Сарухан - поэт, переводчик, член СП Армении. Родился в 1947 г. в селе Маргаовит Гугаркского района (ныне Лорийская область) Армении. Окончил Ереванское художественное училище имени Терлемезяна (отделение живописи), факультет армянского языка и литературы Ванадзорского педагогического института. Лауреат премии имени А. Исаакяна, премии Союза писателей Армении. В 2011 г. удостоен почетного звания «Заслуженный деятель культуры». Живёт в Ванадзоре. 

 

 Грачья Сарухан. Фото http://avproduction.am

Грачья Сарухан. Фото http://avproduction.am

ПРЕДРАССВЕТНАЯ МГЛА

Мой Господь, самый срок и тебе на покой.

Собери же отары созвездий в загон.

Больше ночью меня не буди никакой.

Пусть любовь не приносит тоскливых препон.

 

Щёки окон стеклянные дождик помыл.

Попрощалась любовь и чужой стала быть.

Почему Ты, Господь, мне глаза не закрыл

И грехи мои хочешь ещё усложнить?

 

На закате в кабак по дороге иду

И присутствие этим своё обеспечу,

С выпивохами душами в тёмном углу

Просижу отрешённо я весь долгий вечер.

 

И не будет там ветра. Не будет тоскливо.

Ведь бокалы вина вмиг избавят от скуки.

С выпивохами душами полными пива

Воспарю я из мрака угла без натуги.

 

И с Тобою с небес мы посмотрим на землю,

Где есть улицы, где правит жгучесть страстей,

Но, Господь мой, прошу, отдаваясь мгновенью,

Не отправь в прежний дом мой случайно гостей. –

 

Не хочу видеть их. Лучше хищнику в лапы.

Пустозвоны: и сучки, и псы, и щенки!

Вдруг да вырвет меня на их модные шляпы

И на лисьи шикарные воротники.

 

И тогда эти глупые твари спесиво

Про Тебя скажут грязно, обидно и плохо,

Что как будто Ты тоже поэт неправдивый,

Что безумен давно и давно выпивоха…

 

Щёки окон стеклянные дождик помыл.

Попрощалась любовь и чужой стала быть.

Почему Ты, Господь, мне глаза не закрыл

И грехи мои хочешь ещё усложнить?

 

 

 Фото http://avproduction.am

Фото http://avproduction.am

ТРЕЗВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ

А что: удобно жить – весьма удобно жить,

Вот только перед жизнью всегда немного стыдно.

Швеи моей души – иголочка и нить

Меня узнают вряд ли, хотя и жил не скрытно.

 

Уходим налегке, оставив личный хлам,

Что рано или поздно восплачет над судьбою…

Утешить ли его музейным стеллажам,

Спасти ли? – Нет, страдает ознобною тоскою.

 

Смертельно ядовит, гудящий рой сплетён,

Ещё жужжит и вьётся, клубится возле трупа…

Ранение ещё имеет мой хитон,

И славящий, из лавра, венок не скроет струпа!

 

Бесхозные листы да ручка-сирота,

Сдувать чужую пыль с вас кто будет и как часто?

Ах, рукопись моя, скиталец на века,

Ты без руки поэта потерянно несчастна…

 

Я славлю соки благ, что помогают жить!

Вот только перед жизнью всегда немного стыдно.

Швеи моей души – иголочка и нить

Меня узнают вряд ли, хотя и жил не скрытно.

 

ФЕВРАЛЬ

 

Вечереет. С небесных незримых ветвей

По одной, не спеша, осыпаются ягоды снега.

Но напрасно… Ты двери закрой поскорей.

Безвозвратно ушли те, по ком в сердце мука и нега.

 

Вот коробка невзрачная бледная дней!

Молчаливо целуй эти хладные облики с неба:

Чуткой памяти прочь отпусти голубей,

Пусть привольно клюют виноградины спелые снега.

 

НОЧЬ СОМНЕНИЯ

 

                                …Многие ли смогут молчать?

                                 вообще, многие ли понимают,

                                 что означает молчать?

                                                           Сёрн Кьеркегор

 

«Вовсе не время… И свет – не включать. –

Бдительность наша скупее скупого.

Ты недостоин был слова такого,

Чтобы без умолку вечно молчать»…

 

Тень моя, наша смешная судьба

Горький, мучительный Дар попросила…

Тут же отчаянно тень загрустила:

«Горе! Поэтом считает себя!»

 

***

Внутри этой тихой, текущей, как мёд, суеты

Оставленный всеми, безвестный, в тоске мореход –

Ты сам так хотел!

                           Только сам!

                                             Так хотел только ты!

Тебя представляли таким вот отшельником чтоб.

 

И сам от себя безвозвратно уходишь за круг,

И крест на себе ты поставишь, судьбу не кляня…

Останется лишь беззащитность твоих тёплых губ

В ладонях пустых обделённого нищего дня.

 

"Чуткой памяти прочь отпусти голубей": Павел Черкашин переводит Грачья Сарухана