Объединение армян России: размышления «старожила» диаспоры

Объединение армян России: размышления «старожила» диаспоры

Пишу эти строки и чувствую себя немного ветераном. Вспоминаю далекие времена, когда возникали другие армянские организации. Однозначно можно сказать одно — времена очень сильно изменились. 

 Ольга Меликьян, Виген Ахвердян и Нарине Эйрамджанц

Ольга Меликьян, Виген Ахвердян и Нарине Эйрамджанц

В начале нулевых возникла не только всем известная крупная армянская организация, но и несколько небольших объединений. В те времена характерной чертой была эдакая чиновничья структурность. Организации создавали отделы, отделы проводили заседания, на которых люди голосовали и выступали. Еще организации старого формата проводили мероприятия, на которых люди очень долго выступали, в основном произносили дежурные фразы. Даже концерты начинались с сорокаминутных речей, во время которых выходить из зала было неудобно, а сидеть и слушать — мучительно. Но все сидели, слушали. А за рамками официальной жизни проходила жизнь реальная, совершенно не нее не похожая.

«Объединение армян России» — проект молодых людей, не успевших застать мертвые структуры, которые, казалось бы, правильно разработаны, но на деле неспособны произвести ничего, кроме ряда обременительных формальностей. Они выросли в эпоху социальных сетей, в эпоху кнопки «стоп», которая мгновенно останавливает любой неинтересный материал. Им непонятно, зачем нужно создавать, например, Союз армянских писателей России, если он не дает возможности автору достучаться до читателя, а ограничивается собраниями и регламентами. Им непонятно, для чего нужны мертвые формальности.

Значит ли это, что новое лучше прежнего? Нет. Оно просто родилось в свое время. Эти люди выросли вместе с интернетом, и у них есть понимание реальной, а не надуманной эффективности. В сети вы можете бесконечно тратить деньги на рекламу и на первые позиции, но если контент неинтересен он разорит вас, потому что будет моментально терять позиции при отсутствии вложений. А эти ребята знают, что в наши дни легче и эффективнее создавать реальные проекты, а не нагнетать видимость.

 Презентация Объединения армян России

Презентация Объединения армян России

В сознании людей прошлого понятие «организация» ассоциировалось с чем-то тяжелым. солидным, представительным. Неважно, чем она занималась, важно было, чтобы начальники отделов умели носить галстуки. Новое поколение не развивает проекты, которые показывают свою неэффективность. Старый формат годами мог кормить мертвое начинание, которое имело тяжеловесное название. Никто не хуже и не лучше: просто изменились времена.

Еще одно важное отличие: в начале нулевых не было такой потребности в профессиональных объединениях, как сегодня. Основная часть эмигрантов работала не по специальности, люди занимали позиции с более низкой квалификацией. Сегодня в Москве немало армян разных профессий, которые хотят общаться между собой и помогать Армении. Кстати, именно в этом самая большая заслуга Армянской Ассоциации Молодежи Москвы, руководители которой входят в инициативную группу ОАР. Именно они создали несколько клубов, один из которых Армянское медицинское научное сообщество. Медики-армяне обмениваются профессиональным опытом, выезжают в Арцах бесплатно лечить людей, проводят в Москве семинары по первой медицинской помощи для всех желающих. Еще пятнадцать лет назад такое невозможно было представить. И это только одно профессиональное сообщество. А есть еще клубы по интересам, благотворительные сборы и много чего еще. Люди просто собираются и что-то создают: пусть маленькое, не сверхмасштабное, не тотальное. Но — действенное и продуктивное, живое.

Значит ли это, что послезавтра возникнет армянское лобби из кошмаров проазербайджанского журналиста Максима Шевченко? Хотелось бы в это верить, но будем реалистами. Проект заявил о себе, в проект поверили, на него надеются, но — нужно работать. Каким будет его завтрашний день, мы завтра и узнаем. Но лично меня очень обнадеживает одно: проект созвучен тому времени, в котором появился.

Объединение армян России: размышления «старожила» диаспоры