Багумян и Шаджарьян: армянин, иранец и новое слово в персидской музыке

Багумян и Шаджарьян: армянин, иранец и новое слово в персидской музыке

Фамилия Шаджарьян — самая знаменитая в современной иранской музыке. Мохаммад-Реза Шаджарьян (р. 1940) давно стал живой легендой. Многие песни остаются в памяти народа именно в его исполнении. Мастер воспитал несколько молодых музыкантов, среди которых лучшим стал его сын Хомаюн (р. 1975).

 Жано Багумян и Хомаюн Шаджарьян на презентации альбома | mehrnews.com

Жано Багумян и Хомаюн Шаджарьян на презентации альбома | mehrnews.com

 Жано Багумян | janobaghoumian.com

Жано Багумян | janobaghoumian.com

Не все поклонники иранской музыки согласны, что ученик превзошел учителя, но именно Хомаюн смог сделать классическое звучание современным, совместил эксперименты с инструментами и аранжировками и типичное для иранской культуры наложение музыки на поэзию. 

В альбоме «Таинственный и одурманенный» (2015) использованы произведения поэта-мистика Джалалдина Руми, который жил в XIII веке. Образ одурманенного, опьяненного человека здесь предстает метафорой мистического опыта познания божественного. Именно от Руми идут те самые «вращающиеся дервиши» суфийского братства Мевлеви. Часть песен — это стихотворения не менее знаменитых поэтов Хафиза и Аттара.

Музыку к этому альбому написал Жано Багумян — молодой армянский музыкант и композитор, который живет в США. Талантливый экспериментатор, сторонник западной музыкальной традиции, предложил Хомаюну Шаджарьяну записать совместный альбом.

В этом прекрасном дуэте собралось множество смыслов — классическая поэзия с ее сложными метафорами, звучание классической манеры исполнения и европейских инструментов. Это поистине восхитительно — так ненавязчиво «поженить» прошлые столетия и сегодняшний день.

 Обложка альбома «Таинственный и одурманенный» | musicema.com

Обложка альбома «Таинственный и одурманенный» | musicema.com

Поначалу сам Хомаюн не поверил, что у Жано получится положить стихотворения Руми, Аттара и Хафиза на такую эпичную и даже немного агрессивную музыку, для создания которой были задействованы сотни музыкантов и инструментов. В этих мелодиях есть и личная находка композитора. Если в традиционном песенном искусстве Ирана музыка и голос как бы сливались, следовали друг за другом, то в работе Жано сосуществуют как самостоятельные единицы. Это рождает неожиданные сочетания и переходы, когда даже сложно угадать, сможет ли голос «догнать» музыку и наоборот. При этом весь альбом выглядит как цельное произведение. Главный смысл всего альбома — мистическое послание персидских поэтов.

В Иране альбом «Таинственный и одурманенный» стал хитом сразу после выхода.

Багумян и Шаджарьян: армянин, иранец и новое слово в персидской музыке