«Цивилизованные, но холодные»: армяне глазами китайцев

«Цивилизованные, но холодные»: армяне глазами китайцев

В последние несколько лет для армянского общества характерен рост интереса к Китаю, китайским исследованиям, китайскому языку и китайской культуре. 3 ведущих ВУЗа страны — Российско-Армянский университет, Ереванский государственный университет и Ереванский государственный университет языков и социальных наук имени Брюсова выпускают китаеведов и переводчиков с китайского, а строящееся здание посольства КНР в столице Армении должно стать вторым по величине в странах ЕАЭС.

Все чаще можно увидеть китайцев на улицах армянских городов. Условно их можно разделить на несколько категорий. Во-первых — сотрудники посольства, дипломаты. Во-вторых — преподаватели китайского языка, работающие по грантам Министерства образования и других структур. Некоторые граждане КНР заняты в китайских компаниях, сотрудничающих с Арменией. Конечно, присутствуют в стране и китайские бизнесмены. В ряде армянских ВУЗов, причем не только гражданских, но и военных, учатся китайские студенты. И, конечно, в Армению приезжают китайские туристы. Большая часть находящихся в Армении китайцев планирует рано или поздно вернуться на родину, и пока лишь немногие видят здесь свое будущее. Тем не менее, жизнь среди армян не проходит бесследно для уроженцев Поднебесной.

Ван (справа)

Преподаватель университета Ван живет в Ереване 2 года. Он бегло и грамотно говорит по-русски — 7 лет, проведенных в Кыргызстане, а затем работа в Санкт-Петербурге не могли не сказаться на красноречии китайского педагога.

«Всего китайцев здесь пока не очень много — постоянно проживают в стране не больше 300 человек, — говорит Ван. — Если честно, основная масса китайцев об Армении практически ничего не знает. И сам я, если бы мой бывший начальник, с которым я ранее работал в России, не приехал сюда, точно не имел бы о республике никакого представления. Слишком уж она далеко. Кроме того, Армения — тихая и спокойная страна, и редко попадает в мировые сводки новостей. Конечно, у вас есть конфликт с Азербайджаном, но даже об этом мировые СМИ говорят сравнительно мало — это вам не Сирия, Афганистан или Украина».

Отдаленность Армении от Китая проявляется отнюдь не только в расстояниях. Далеки армяне и китайцы друг от друга и в культурном, бытовом, мировоззренческом отношениях. Часто это является препятствием для полной социализации китайских граждан на армянской территории и их интеграции в местное общество.

«Сколько бы ни говорили на торжественных мероприятия, посвященных армяно-китайской дружбе, о нашей схожести, мы — очень не похожи, — считает Ван. — Разные нации, разные миры… Европа и Азия… Простой случай — я паркую здесь свой автомобиль, и сзади сразу паркуется кто-то еще. Для Китая ситуация — ненормальная! Если человек не может немедленно выехать, он нервничает, начинается конфликт. Могут сбить зеркало, намеренно стукнуть в капот, сдавая назад. У меня была такая ситуация здесь — и я поругался с соседом. Потом мы, конечно, помирились, пили водку, но факт остается фактом. Позже я понял, почему так происходит — в Армении ритм жизни намного медленнее, чем в Китае, люди могут подождать друг друга, не делают из этого проблемы. В Китае опоздание даже на 1 минуту — критично. Конечно, усугубляют ситуацию реалии больших городов, хотя в маленьких ситуация практически та же самая. Китаец всегда торопится, нервничает. Армяне, наоборот, всегда спокойны. Я это хорошо усвоил, работая здесь сразу в нескольких местах.

Кстати, по этой же причине армяне спокойно реагируют и нормально общаются друг с другом после дорожно-транспортных происшествий. “Страховка заплатит”, — говорят они. Но в Китае страховка — еще больше, чем здесь! И все равно, попадая в аварию, китайцы нервничают, ссорятся друг с другом. Потому, что они теряют время. Время в Китае имеет огромную цену — гораздо большую, чем здесь. В Армении люди куда более терпеливые. Вначале меня это раздражало, обижало, но сейчас я понимаю, что к чему, и полагаю, что терпеливая нация — это очень здорово!»

Не преминул наш собеседник отметить и низкий уровень агрессии армянского общества в целом, так разительно отличающийся от реалий его родины:

«Вы не смотрите, что китайцы маленькие и худые. Они могут быть очень злыми и агрессивными — особенно на юге! Там постоянно драки. Я сам практикую боевые искусства, занимался, и в Китае, и в Кыргызстане, и, что уж греха таить, смотрю уличные драки в ютубе. Так вот, если в России или других частях постсоветского пространства, в той же Армении, дерутся в основном все же голыми руками, то в Китае — подручными материалами — палками, арматурой, ножами, причем, не карманными, а длинными тесаками. Так что, поверьте, конфликты могут иметь и летальный исход. У этой нервозности и агрессии есть причины — бешеный ритм жизни, постоянное давление — в школе, дома, на работе, люди постоянно напряжены и легко выходят из себя. Здесь такого нет и близко. Более того, я бывал во многих странах постсоветского пространства, и могу с уверенностью заявить, что Армения среди них — самая безопасная».

Тем не менее, стать частью армянского общества для китайцев трудно. Несмотря на все свое гостеприимство, армяне, в силу исторических причин, неохотно открываются перед иностранцами, буквально инстинктивно защищая свою идентичность. Ван наблюдает эту тенденцию воочию и на примерах своих друзей:

«У меня есть знакомый китайский врач. Он уже 20 лет проживает в Армении, его дети выросли и получили образование здесь. Сейчас они в Америке, а он намерен остаться в Ереване. Но это — исключение. 99% наших здесь временно. Этим ситуация отличается от той, что в России или в Кыргызстане. Там остаются многие китайцы. Если сравнивать с Кыргызстаном — там население намного агрессивнее, легко могут накричать, ударить, например, за все ту же неправильную парковку. Они любят силу. Я прожил там 7 лет, и хорошо это знаю. Но китайцы легко вливаются в это общество. Многие женятся на местных девушках, их дети растут там. Интересно, что я сам, живя в Кыргызстане, никогда не чувствовал себя иностранцем — и это притом, что мне не раз говорили: “Эй ты, китаёз, зачем ты сюда приехал!?”. Я отвечал им, ругался с ними, даже дрался, но все равно чувствовал какое-то тепло. Общество принимает иностранцев, как своих.

В Армении, наоборот, никто меня не обижает, никто не трогает, но отношение — холодное. Смотрите, в Кыргызстане я вышел гулять в первый же день, и приобрел прямо на улице пару десятков друзей! Они шутили со мной, стебались, я им отвечал тем же, и мы нашли общий язык. В Армении так общаться тяжелее. Сначала можно подумать, что это потому, что наши лица отличны от лиц армян, но в Кыргызстане большинство моих друзей были русскими и таджиками, и это никому из нас не мешало. Я не буду скрывать, армянский народ — культурнее, чем жители постсоветских стран, в которых я жил раньше. Цивилизованнее. Но на близкий контакт они идут крайне тяжело. Чисто ментально они не делают скидки для иностранцев, которые, возможно, иногда ведут себя не так, как здесь принято — в силу незнания языка, культуры, обычаев. Ничего не объясняют. Не стараются ввести в курс дел и войти в положение. Вместо этого — сразу же делают выводы в духе “Мы же так живем. Почему ты не живешь также?!”.

Дистанциирование проявляется и на работе. Я в университете работаю 2 года, и не заходил к ректору ни разу! Если я вдруг соберусь — это будет выглядеть так, как будто я иду к президенту. В этом плане Армения очень похожа на Китай, но отличается от того же Кыргызстана, где тебя принимают в любое время и по любому поводу. Думаю, это все потому, что, и Россия и Кыргызстан — государства многонациональные, а в Армении живут в основном армяне».

По мнению китайского преподавателя, закрытость армянского общества — проблема, которая может привести к самым негативным последствиям, что видно на примере его родины:

«Вы же помните историю Китая — наша страна тоже многие столетия была закрытой. А в войнах XIX-первой половины XX веков мы, несмотря на всю нашу древнюю культуру и, кстати, мощную даже для того времени экономику, терпели поражения. Все потому, что китайцы не имели контактов с внешним миром, не знали, чем живут другие страны, не пользовались их опытом. Закрытость и зацикленность на себе никогда не приводят к положительным результатам».

Именно из-за трудностей интеграции в местное общество, в Армении на данный момент сложно найти предпосылки для становления китайской диаспоры и массовой миграции китайцев.

«Я не думаю, что в Армении даже в будущем может сложиться серьезная китайская диаспора, — согласен и Ван. — И дело здесь даже не в экономике, что, конечно, отличает республику от, например, России. В том же Кыргызстане с экономикой — еще и похуже, чем здесь, но китайцы там остаются. Далеко не все они живут там богато. Некоторые — вполне на уровне местных жителей. Работают парикмахерами, водителями, открывают маленькие кафешки. Некоторые встречаются с агрессией и ксенофобией, о которой я говорил выше. Но при этом, они, ругаясь с местными, иногда разбираясь с ними на кулаках, тем не менее, не уезжают. Об Армении того же сказать нельзя».

Будучи преподавателем, одной из главных проблем Армении и армянского общества на данный момент Ван считает качество получаемого молодежью образования, и само отношение молодых людей к учебе:

На озере Севан

«Если честно, зачастую именно качество обучения в школах и ВУЗах является основной причиной того, что некоторые китайцы не остаются в постсоветских странах. Они просто боятся, что их дети не смогут получить конкурентного в современном мире образования. Знаете, лично я с 7 класса вставал в 6 часов и начинал заниматься учебой. Это продолжалось до 12 часов ночи. Потом — спать. На сон — 5 часов. И это — режим обычного китайского школьника! Если кто-то хочет добиться большего, опередить в учебе одноклассников — он занимается больше. Так — с 12 до 18 лет, пока не закончишь школу. Вы думаете, почему так много китайцев в очках? Потому, что люди учатся, невзирая, порой, на плохие условия — неудобные аудитории, отключения света и т.д. Ведь если ты не учишься, в Китае тебя ждет только плохая жизнь. Поэтому у нас постоянная конкуренция — каждый стремится быть лучше одноклассника, однокурсника. А для этого надо работать больше, вставать раньше, ложиться позже, постоянно учиться новому. Такая конкуренция — не есть хорошо, но это дает хороший старт в жизни. Здесь дети после школы гуляют, играют. Это, конечно, тоже хорошо и нужно, но как они будут конкурировать в будущем? В Армении, надо сказать, образование лучше, чем в том же Кыргызстане, но все же они в целом — на одном уровне. Дети расслабленные, ленивые. Студенты стоят на улице, отдыхают. В Китае тоже есть такие дети, но там это — дети из неблагополучных семей, не претендующие на успех в жизни. Их, кстати, немало, 50-60%, но их будущее уже известно, и оно незавидно. Есть у нас и праздная молодежь, но это — либо люмпены, либо дети богатых родителей, уже имеющие все, что необходимо».

Проблемой социализации китайцев в Армении можно считать и языковой барьер. На сегодняшний день в стране китайский язык изучает не более 2 тысяч человек. В Кыргызстане, по словам Вана, не менее 10 тысяч. Армянская молодежь больше тяготеет к Европе и европейским ценностям. Перспективы китайских исследований и взаимодействия с Китаем у Армении напрямую связаны с экономическими интересами. Однако на данный момент на территории республики ограниченное число китайских компаний, дела у которых идут трудно.

Впрочем, проблема создания китайской диаспоры в Армении — не только в местных реалиях. Сами китайцы, в свою очередь, не держатся единой общиной, а проживают отдельными группами. В случае необходимости они поддерживают друг друга, но лишь в экстренных ситуациях. Если в других странах действуют целые китайские организации, куда входят юристы для решения проблем с правоохранительными органами, боксеры и борцы — если кто-то обижает на улице, доктора, и другие специалисты для оказания квалифицированной помощи согражданам, то в Армении такой организации нет. Китайцев здесь просто слишком мало, и подобной структуры не требуется.

Нет в стране и «китайских» заведений, где бы уроженцы КНР могли бы проводить досуг. Как правило, они предпочитают ходить в места, хозяева которых, — их соотечественники. Те понимают особенности менталитета, поведения, уведомляют об этом своих работников. В иных случаях отдых — не комфортен, а иногда и не безопасен. Поэтому в Армении китайцы предпочитают собираться в гостях друг у друга — в обычных квартирах, где чувствуют себя в своей среде.

Фотографии предоставлены Институтом Конфуция РАУ.

Фото обложки: hetq.am

Антон Евстратов,
кандидат исторических наук,
преподаватель Российско-Армянского (Славянского) университета,
журналист, заместитель главного редактора портала Kavnews,
специально для Армянского музея Москвы

«Цивилизованные, но холодные»: армяне глазами китайцев