О карабахцах, ослах, лошадях…

Рассказываем, какие идеи и ноу-хау могут оживить живописное арцахское село, превратив его в центр оздоровительного, эко-, этнотуризма и разведения лошадей знаменитой карабахской породы.

Вид на Рев ©Евгения Филатова

Это история об удивительно красивой, благодатной земле, особым духом которой проникаются все, кто на нее ступает и вдыхает воздух безграничной свободы. О людях, ее населяющих, — сильных, отважных, неунывающих, деятельных, изобретательных и талантливых. И не только о людях, но и о других обитателях — верных спутниках, помощниках, которые приносят и пользу, и радость, и служат неотъемлемой частью местного быта, пейзажа и фольклора.

Столица Арцаха, как известно, Степанакерт. Но это общепринятая, скажем так, человеческая столица: крупный, в сравнении с другими населенными пунктами края, город, где живет больше всего людей и местное руководство. Но мало кто знает, что здесь появилась столица другая — ослиная: деревня Рев. А что, по крайней мере число этих четвероногих жителей здесь определенно занимает первое место в Арцахе. Ну и руководство имеется — главный ослиный фермер по имени Арам. Да и сами ослики уже давно стали неким негласным карабахским символом. Черта их характера — упрямство — приписана и местным двуногим. И тут напрашивается поправка. Упрямство хорошо, если оно упорство — а с этим в характере карабахских армян всё в порядке. Ослиное же упрямство, конечно же, имеет место, хотя и окрашено мифами с жирными штампами. Но об этом позже.

Итак, Рев. Небольшое горное селение в Аскеранском районе, в 20 км от Степанакерта и в 3 км от дороги, ведущей и к Гандзасару, и к Дадиванку, и в сторону Севана. Все, кто был в Арцахе, проезжая по этой дороге, наверняка обращали внимание на живописную деревеньку, расположенную на склоне большого примечательного холма. Вид на нее — словно с картинки, и даже с дороги заметен ее колорит. В самой деревне сегодня живет 15 семей, некоторые дома стоят заброшенные. Проходя по старинным мощеным улочкам Рева, кажется, что находишься среди декораций к историческому фильму — уж больно самобытна эта деревня, хотя вполне традиционна, просто концентрация и дух старины здесь нагляднее и сильнее, да и то, как она вписана в природу, завораживает.

Арам Авакян и обитатели его фермы ©Евгения Филатова

©Евгения Филатова

И вот по деревне пробегает табун ишаков. Перша, Втора, Инга, Дарья, Кия, Сирота, Степаш, Квадратик, Сева… — все 24 на месте. Степанакертец Арам Авакян встречает питомцев у старого добротного дедовского дома, который долгие годы пустовал. Но этой зимой Арам решил: всё, хватит! Взял цакат (карабахский мачете), привел в порядок заросший двор и вдохнул жизнь в старые, родные с детства стены. В просторной комнате их камни отражают запах печи и дерева, с фотографий глядят сразу трое стариков: всеобщие арцахские туфовые Дедо и Бабо и прадед, настоящий карабахци, проживший в праведных трудах, прошедший все выпавшие на долю войны, уважавший тутовку, хороший табак, застолья и покинувший родной дом и мир в 115 лет. Арам похож на своего предка.

Клички у всех ишаков? — удивятся многие. Ведь на вопрос «как зовут вашего осла?» обычно здесь звучит сопровождаемый смехом ответ: «как-как? да просто эш!» Но Арам — человек необычный, креативный, с индивидуальным подходом, ну и с любовью и уважением к братьям нашим меньшим.

Квадратик и Лашка ©Арсен Каграманян

Надо сказать, что некоторые результаты творческого взгляда Арама на мир многим хорошо известны, и не только в Арцахе и других районах Армении, а далеко за их пределами. Расположенное рядом с Гандзасаром село Ванк с местечком Цовин Кар давно стали изюминкой и туристическим пунктом с пометкой must. А что самое популярное в Цовин Кар, собирающее множество туристов, гостей и местных — да так, что для того, чтобы сфотографироваться, приходится ждать, пока другие люди освободят место на фоне диковинки? Правильно, лев. Знаменитый ванкский лев, скальный и оскалившийся. Стояла себе спокойно природная скала, пока к ней не присмотрелся Арам. А присмотревшись, увидел, что по форме она напоминает голову льва, и стоит только немного доработать и придать ей форму, как зверь зарычит. Так оно и было, и говорят, что даже после того, как в его пасти перестали включать динамик, люди, впечатленные видом огромной каменной морды царя зверей с гривой из кустов и деревьев, продолжают слышать его рык. Потому что впечатляюще и эффектно — для всех и во всех смыслах.

На этом цовинкарские эффекты не заканчиваются. Напротив льва, по-над узкой речкой Хачен, перед скалой среди горного леса вырос деревянный корабль с парусами — автором проекта этой каравеллы тоже стал Арам, которому чужды банальность и обыденность, а создавать нечто необычное, удивительное, яркое — это ему по душе.

Лев в Цовин Каре ©Евгения Филатова

Арам любит свою землю. За исключительное мужество при защите Родины он удостоен высокой государственной награды — Ордена Боевого Креста. Он не из тех, кто допустит превращения в руины дома своих предков, и не из тех, кто решает только личные проблемы, не думая о деревне своих корней и ее перспективах. Надо сказать, он вообще фонтанирует идеями, смело мечтает, и некоторые из его задумок весьма любопытны и достойны внимания ученых мужей. Но вернемся к ушастым копытным ревцам.

Можно ли представить, что ослы в Арцахе стали исчезать? Помимо естественного выталкивания их машинами на обочину сельского быта, ослами заинтересовались китайцы. Через посредников они стали скупать ишаков для целей своей народной медицины. Нуждающиеся местные продавали животных на гибель, после чего вытяжки из их органов становились составляющими всевозможных китайских целебных снадобий. Арам решил исправить угрожающую популяции ситуацию и создать ферму.

Ослики в Реве ©Евгения Филатова

Ослики в Реве ©Евгения Филатова

Конечно, осел существо полезное, и пользу он приносит при жизни, а заключается она в первую очередь в молоке, о чем Арам прекрасно осведомлен.

О пользе ослиного молока ходят легенды — начиная с секрета красоты Клеопатры, принимающей ванны из этого эликсира молодости, и заканчивая реальными доказанными оздоравливающими эффектами, как профилактическими, так и исцелением при внушительном списке разного рода заболеваний. Оно нежное, приятное на вкус, насыщенное массой благотворно действующих веществ, к тому же великолепно влияет на кожу. А еще из него делают сыр — совершенный деликатес и элитный продукт. Правда, мало кто делает: в мире известны четыре производителя, и в связи с тем, что жирность молока невысока, некоторые из них для свертываемости добавляют козье молоко. Но у Арама всё по-честному — стопроцентный чистый «ослиный» продукт. А чтобы молоко сворачивалось, у него есть свой секрет — ноу-хау. Лакомство это получается не из дешевых, ведь ослица дает не много молока, но ревский фермер пребывает в оптимизме, уверен в будущем спросе и успехе в реализации.

Молоко, сыр — и это еще не всё. Из ослиного молока Арам варит мыло, для тонкого аромата добавляя разные горные травы. «Это не просто мыло, а лекарство для любой проблемной кожи, — говорит он. — Мы варим его с растительными маслами, медом диких пчел, алоэ, золой фруктовых деревьев в большом количестве молока. В отличие от других мыловаров, которые его добавляют дозированно, у нас всё щедро. В скором будущем начну производить кремы и мази. Хотя даже если просто протирать молоком кожу, результат на лице налицо», — скаламбурил наш фермер. Любой эксперт может пожаловать с проверкой и убедиться в том, что именно такую продукцию именуют «100% Bio». К слову, ослиное молоко — прекрасное сырье для производителей целой линейки лечебной косметики.

Из 24 ослов большинство девочки, многие из которых вот-вот станут мамами, но Арам и впредь собирается увеличивать поголовье. По плану, большая ослиная семья скоро перейдет на другую, просторную территорию.

Что самое удивительное — это отношение Арама к форме, к деталям, его перфекционизм и желание, чтобы продукция из родного края имела собственное лицо, выделялась не только качеством, но и видом и, говоря современным языком, вызывала wow-эффект. Да и просто чтобы всё было оригинально, красиво и интересно, с особенной подачей и с душой — словом, достойно. Любой другой мыловар ограничился бы изготовлением мыла обычной или какой-то шаблонной формы, тем более когда дело только на старте и суровые реалии начала пути в новом бизнесе никак не предполагают столь кропотливого труда и излишних затрат, без которых вполне можно было бы обойтись. Любой, но только не Арам. Куски мыла он делает объемными и разноцветными, в форме подковы с ослиной мордочкой, а еще одна партия — в форме фигурки ослика, да не «голого», а с попоной из ткани в национальном стиле, с уздечкой и в деревянном резном загончике, усыпанном сухой травой. А для тех кусков, что в форме подковы с барельефом, он вручную вырезает несколько разновидностей коробочек из орехового дерева, аккуратно изнутри обшитых бархатом. Мыло смылится, а оригинальный handmade-футляр останется на память, выполняя функции шкатулки с симпатичным альтернативным карабахским символом.

Арам делает форму-вазочку из пчелиного воска под порцию ослиного сыра ©Евгения Филатова

«Наше мыло — одновременно и лекарство, и оригинальный подарок. Я придумал веселые формы для детей, и, как только появятся средства на материалы, сделаю из них матрицы и будем отливать куски разных форм и ароматов на любой вкус».

Но на этом планы Арама не заканчиваются, а только начинаются. Его цель — вдохнуть жизнь не только в дедовский дом, а во всю деревню. Превратить Рев в место, куда будут приезжать туристы — отдыхать от своих городов, восстанавливая силы в деревенской благодати, оздоравливаться, попивая ослиное молоко и делая целебные маски, гулять по невероятным по красоте окрестностям, взбираться на горы, любуясь видами (оттуда пол-Арцаха как на ладони), историческими и природными памятниками, пить родниковую воду, погружаться в аутентичный мир, слушать предания и легенды. Меньше двух часов прогулки по дивному лесу — и на вершине горы перед тобой неожиданно вырастает монастырь XIII века Сурб Геворг (Пткесаберк), куда местные до сих пор иногда приходят совершать не только христианские обряды, но и делать матах, и пролезать сквозь чудодейственный дырявый камень, что, согласно молве, исполняет желание продления рода. В 3 километрах находится музей Никола Думана, чуть дальше — село Астхашен с его геологическими диковинными «звездочками» — окаменевшими за сотни миллионов лет обитателями океана Тетис, а с вершины горы хорошо видна манящая Сорочья крепость (Качахакаберд.)

На прилегающей территории Арам хочет убрать все «следы цивилизации» — похоронить в земле газовые трубы, и никакого пластика, никакой химии. Натуральный рай, природа, чистота, жизнь. А в 10 минутах от гостевого дома будет ферма в виде Ноева ковчега — та самая, куда перейдут жить его ослы. Но кроме них Арам разведет там другой домашней живности «каждой твари по паре»: и буйволов, и павлинов, и многих других, включая лошадей. И не просто лошадей, а гордость и достояние края — знаменитых породистых карабахцев, с которыми он уже работал, знает в них толк, планирует собрать их с отдаленных горных пастбищ и заниматься их селекцией.

Монастырь XIII века Сурб Геворг (Пткесаберк) ©Евгения Филатова

«Еще мы будем устраивать разные шоу с участием домашних животных — это будет интересно и семьям с детьми. Наши буйволы будут возить туристов в телегах, если кому-то поход на гору покажется утомительным. А работники наши будут одеты в традиционную одежду. И обязательно — иппотерапия!» — добавляет Арам.

Его поддерживает друг и единомышленник Арсен Каграманян: «Однажды во Франции я был в заповеднике, и не могу забыть тамошних осликов. Казалось бы, у этих животных очень грустные глаза, но там они чувствовали себя как в раю, резвились и задорно играли в мяч. Я видел, как они были счастливы. Мечтаю скорее увидеть такую же картину с нашими ишачками в Реве».

Арсен — тоже человек интересный и тоже очень любит свой Арцах. Вряд ли по всей Армении найдется много людей, кто осознанно вернулся на родину из вполне благополучной и выстроенной жизни в Калифорнии, куда он уехал из Степанакерта 20 лет назад. «Я всегда знал, что вернусь домой. Но не знал, что так проникнусь осликами!» — улыбается он.

Вид на Сорочью крепость (Качахакаберд) ©Евгения Филатова

Друзей огорчает предвзятое отношение многих местных к занятию этими животными. Странные стереотипы владеют людьми, особенно молодежью. «Какая нелепость думать, что, к примеру, машинами заниматься престижно, круто, по-мужски, а держать ослиную ферму — нет!» — сетуют Арам с Арсеном.

«Вот такие у нас планы», — говорит Арам. Вот такая арцахская деревня Рев и такие у нее перспективы. Приятно видеть горящие глаза увлеченных людей, живущих на своей земле и думающих о том, чтобы всем было хорошо: и соотечественникам, и животным, и гостям. Ведь когда этим планам суждено будет сбыться, сельчане тоже будут задействованы, получат работу и возможность реализовывать свои продукты и услуги. Община будет развиваться, и люди будут жить, а не выживать. А гости — наслаждаться. Когда люди с удовольствием и с душой отдаются хорошим идеям и любят то, с чем они имеют дело, всё должно получиться.

А что касается устаревших штампов и стереотипов, то развеять их, а также лучше узнать этих очаровательных старых друзей и помощников человека поможет красивый познавательный фильм — «Про осла», в котором Армен Джигарханян расскажет много нового и интересного.

Евгения Филатова,
блогер, редактор (Армения)
 специально для Армянского музея Москвы

О карабахцах, ослах, лошадях…