0
0

Декоративно-прикладное искусство

Начало декоративно-прикладному искусству в Армении так же, как и в любой другой стране, положили разнообразные народные промыслы, получившие свое развитие еще в древности и достигшие высокого художественного мастерства исполнения. Гончарное ремесло, ювелирное дело, ковроткачество, кружевоплетение и многое другое — все начиналось с них.

gonchar.jpg

Гончарное дело

Древнейшие гончарные изделия, обнаруженные на территории Армении, относятся в VI тыс. до н.э. (эпоха «гончарного неолита»), когда уже был известен обжиг и грубый орнамент. С первой половины III тыс. до н.э. появляется цветная керамика, с середины бронзового века — чернолощеная. Керамика, изготовленная на гончарном круге, встречается с середины II тыс. до н.э.

Развитию гончарного ремесла во многом способствовало наличие сырья — высококачественной глины — kav, которая, согласно источникам, также вывозилась из Армении в Грецию, в страны Ближнего и Среднего Востока. Так, уже до I тыс. до н.э. из Армении вывозился специальный вид красной глины, известный под названием «армянская глина» (bolus armena), использовавшийся в греческой медицине. Высоко ценился также вид глины, которую арабы и персы называли t’in armani.

Залежи красной, белой и черной глины встречаются во многих местах на территории Армении. Больше всего использовалась красная глина («красная земля» или «сильная земля»). Залежи розовой глины известны в окрестностях средневековой столицы Двин, черной глины («черная земля», «жирная земля») имеются также в Апаране (у подножия горы Арагац), в Араратской долине, Шираке, Сюнике, белой — в Лори, Тавуше.

 
1479729496_kuznya.jpg

Кузнечное ремесло

Кузнечное дело как ремесло первоначально имело универсальный характер и относилось к металлопроизводству. Не случайно среди ряда народов, в том числе и армян, встречаются такие определения как «кузнец меди», «кузнец серебра», «кузнец железа», свидетельствующие, что в раннем периоде кузнечное ремесло и металлообработка были слиты воедино. Кузнечное дело как ремесло сформировалось в период обработки железа.

Армения, будучи одним из его ранних центров, снабжала Междуречье и Ближний Восток сырьем и готовой продукцией. Данные об обработке рудникового железа относятся ко II тыс. до н.э. О широком распространении использования железа уже в I тыс. до н.э. свидетельствуют многочисленные археологические находки на территории Армении. Обработка железа достигла весьма высокого уровня в период первых государственных формирований, ранних армянских государственных объединений и в период Ванского царства, о чем свидетельствуют изготовленные из железа высококачественные изделия. Согласно историческим источникам, и в дальнейшие периоды обработка металлов, особенно кузнечное ремесло, являлись одним из самых развитых видов ремесел и имели большое значение не только в Армении, но и за ее пределами. Армения являлась одной из тех стран, которая вывозила готовую продукцию из железа.

 
Армения - легенды бытия - 083.jpg

Оружейное дело

Оружейное дело — одна из древнейших отраслей традиционных ремесел у армян. Раньше остальных отделившись от кузнечества, оно изначально было своеобразным, сугубо городским ремеслом, а со временем приобрело особый почерк и в Средневековье разделилось на узкоспециализированные подгруппы.

С точки зрения техники и технологических особенностей и умений, а также используемых инструментов и приспособлений, оружейное дело имело множество взаимосвязей с разными отраслями металлообработки (особенно с кузнечеством) и смежных занятий. При этом технологический цикл обработки железа и получения высокопрочной стали армянскими оружейными мастерами был доведен до совершенства. Именитые мастера свято хранили тайну получения «дамасской стали» и ее местной разновидности, известной под названием «букетный дамаск». Почти во всех ремесленных центрах, где были развиты цеховые организации, и в Средневековье, и в Новое время существовали особые ряды оружейных мастерских, которые соседствовали в кузнями. Убранство оружейной мастерской, приспособления и инструменты оружейника были идентичны с кузнечными. Учитывая более широкое применение холодной обработки металла, здесь были также токарные и слесарные станки и приспособления.

 
jewel.jpg

Ювелирное дело

Армянское нагорье, исключительно богатое сырьевыми ресурсами, сыграло значительную роль в процессе формирования и развития металлургии, в частности, золотодобычи, ювелирного дела, выпуска и обращения золотых монет древнего и средневекового Востока. Начиная с эпохи ранней бронзы, на Армянском нагорье сформировался самобытный очаг ювелирного дела, которое становится отдельной отраслью декоративно-прикладного искусства.

Стилистические и композиционные особенности золотых образцов декоративно-прикладного искусства, тенденции и процесс видоизменений, сравнительные аналогии показывают, что армянские мастера-ювелиры, будучи знакомы с достижениями современного им ювелирного дела, в своих творческих поисках уделяли большое место унаследованным от предков принципам и архетипам. Найденные на территории Армении кубки, чаши, ювелирные изделия из золота и серебра выделяются изысканным вкусом и высоким мастерством.

На северо-востоке Армянского нагорья (на территории Республики Армения) золотые украшения начинают носить со второй четверти III тыс. до н.э. Сырьевыми источниками для местного златоделия могли служить отдельные месторождения и проявления золота, общее количество которых на территории Армении составляет несколько десятков. Самые ранние образцы золотых изделий обнаружены на памятниках раннего бронзового века (Мацамор, Шенгавит, Хаченагет, Степанакерт), представляющих различные этапы развития куро-араксской культуры.

 
Без названия (1).jpg

Хачкар

Хачкар — свидетельство и результат самобытного развития армянской культуры, самый характерный символ армянской идентичности. Благодаря своей необычной резной композиции, спасительной символике креста, иллюзии вечности, навеянной прочностью камня, хачкар стал одной из наиболее почитаемых святынь, а благодаря открытому расположению и многочисленности — наиболее доступной святыней для верующего армянина.

Хачкар, как правило, это вертикальная каменная стела, устанавливаемая на открытом пространстве и имеющая четкую ориентацию относительно четырех сторон света, плоская западная сторона которой покрыта резной композицией, состоящей из центрального креста в окружении растительного и геометрического орнаментов, иногда изображений птиц, зверей и людей. Хачкар обычно был индивидуальной стелой, его мог водрузить любой верующий в качестве духовного отклика на события в реальной жизни (строительство, война, победа, смерть и т.д.), надежды на исполнение земных целей и, что самое главное, надежды на грядущее спасение.

Первые «крылатые» кресты и крестные композиции в Армении появились еще в IV веке. На рубеже VI–VII веков сложились все предпосылки для возникновения хачкаров.

Появившись в IX веке и достигнув значительного развития в XII–XIII веках, хачкары просуществовали до XVIII века. Эти стелы высотой 1–3 м, шириной от 0,5 до 1,5 м и толщиной 10–30 см, рассеяны по всему Армянскому нагорью: в местах древних поселений, на кладбищах, перекрестках дорог и возвышенностях, у источников, мостов, монастырей, церквей и часовен. Хачкары имеются во многих местах компактного проживания армян. Армянская диаспора «рассеяла» хачкары на пройденных ею дорогах: на Кавказе, особенно в Грузии, в Поволжье и Крыму, в Молдавии и на Карпатах, в Иране и Иерусалиме и т.д.

 
kovrotkach.jpg

Ковроделие

Важное значение в поисках ответа на вопрос о возникновении ковроткачества в Армении имеют археологические находки. В результате раскопок поселений на северо-востоке Армении были обнаружены инструменты ткача и макет примитивного ковроткацкого станка, относящиеся в IV–III тыс. до н.э. Остатки ворсовых и безворсовых ковров обнаружены в Артикском могильнике (XII–XI вв. до н.э.), в Кармир-Блуре (VII в. до н.э.), а также средневековой столице Армении — Ани.

Дошедшие до наших дней редкие образцы ковров и их фрагменты не дают полной картины технико-технологического и композиционно-художественного облика ковров, однако судить о них, а также об армянском ковроткачестве более ранних периодов позволяют заслуживающие внимания ценные косвенные свидетельства. В этом аспекте уникален так называемый Пазирикский ковер, обнаруженный в Пазирикском кургане Горного Алтая в 1949 году. Этот ковер своим орнаментально-композиционным оформлением отличается от других подобных находок из алтайских могильников и никак не связывается с традициями алтайских народов. Элементы композиции и стиль оформления этого ковра идентичны вавилоно-ассирийскому искусству. Ряд исследователей отмечают идентичность композиции и орнаментального оформления этого ковра с традициями урартского и раннеармянского культурного мира. Особенно примечательны сходства в технико-технологическом плане, как, например, двойные узлы, присущие армянским коврам. Кроме того, по заключению специалистов Эрмитажа, нитки красного цвета окрашены червями типа араратской кошенили — vordan karmir. Эти факты позволяют заключить, что Пазирикский ковер соткан в Месопотамии или в районе бассейна озера Ван и более всего связывается с традициями армянского ковроткачества.

О ковроткачестве в Армении упоминают античные авторы, армянские средневековые источники, арабские географы и путешественники. Арабские источники VIII–XIII вв. указывают основные центры ковроткачества в Армении: Двин, Карин, Ван, а также отмечают ряд особенностей технико-технологического и композиционно-орнаментального характера армянских ковров. Согласно имеющимся источникам, в период раннего Средневековья ковроткачество было особенно развито в Айрарате, Васпуракане, Высокой Армении, Сюнике, Арцахе и других историко-этнографических областях Армении. В городах средневековой Армении, подобно соседним странам, при княжеских домах и монастырских комплексах существовали различные специализированные мастерские, в том числе и ковроткацкие, в которых изготовляли предметы для нужд элиты.

 
kruszhevo.jpg

Кружевоплетение

Настоящий «кружевной бум» Европа пережила в конце XIV века благодаря венецианским купцам. Они завезли во Францию кружева, которые позднее стали называться (и до сих пор называются) «венецианскими».

Стоили они очень дорого и ценились не только за тонкую работу и красоту, но и считались хорошим вложением денег, ведь они практически не изнашивались. Их можно было переносить с платья на платье, вместе с фамильными украшениями передавать любимым наследникам. И мало кого интересовало, что в самой Венеции эти кружева называли «армянскими». «Шили» их киликийские армяне. Во второй половине XIV века Киликийское армянское царство находилось на грани краха, и многие умелые мастера покидали родину, в поисках лучшей жизни. Венеция была активным торговым партнером Киликии, поэтому кратчайшая дорога привела армянских мастеров в Венецию. Здесь и были изготовлены для продажи венецианские-армянские кружева. Секрет их был открыт только в конце XX века: к рабочей нити кружевницы добавляли конский волос. Это не просто придавало работе «носкость», но и определенный объем. А ведь для работы требовались только нить и иголка. В отличии от всех остальных кружев, для венецианских не нужно никакой основы.

Недавние этнографические изучения показали, что игольному кружеву можно определить регион плетения, точно так же, как по узорам и цветовой гамме ковров можно определить исторический регион плетения ковра.

Особенно известны были две школы в области кружевоплетенья: ванская и каринская. Так как плетеньем украшались в основном белье и столовые скатерти, салфетки, то кружево было белым, очень тонким, нежным. В Армении игольное кружево было городским ремеслом. В более поздние времена, советское время, это искусство продолжало жить благодаря переселенцам из Эрзрумской области в бассейне озера Севан и бывшим жителям Вана.

 
2008BU0992_jpg_l.jpg

Одежда

Армянская народная одежда, пройдя многовековой путь развития, уже в начале XIX века была устойчивым комплексом.

Фрагментарный материал о древней армянской одежде содержат археологические артефакты, труды армянских историографов, средневековые миниатюры, архитектурные и надгробные памятники и прочие источники.

Многообразие этнографических групп армян нашло отражение в народной одежде. В целом, по покрою, общему силуэту, цветовой гамме, способах и технике декорирования прослеживаются два основных комплекса — восточноармянский и западноармянский.