0
0

Гаяне Хачатрян

Гаяне Хачатрян

0.00
Add To Cart

Хрупкая и изящная Гаяне Хачатрян нашла силы изменить всю свою жизнь. Мы полагаем, что ее пример, ее опыт и решимость станут поддержкой для очень многих из тех, кто хочет перемен в своей судьбе.

— С какого возраста помните себя за рисованием?

— С раннего детства, точный возраст не помню.

— То есть, вопрос о выборе профессии не стоял? Или хотелось быть кем-то еще?

— Хотела быть режиссером, в итоге стала экономистом. У меня нет художественного образования — я самоучка. Проработав много лет в банковской сфере, просто выбросила диплом экономиста и трудовую книжку, начала заниматься только творчеством.

— О, для этого нужна большая смелость! Как Вы решились?! Обычно в таких случаях в нашем обществе начинаются волнения в семье, все стараются отговорить от такого шага. А Вас поддержали или отговаривали?

— Естественно, многие в моем окружении не понимали, как можно в таком возрасте бросить стабильную перспективную работу и начать с нуля. Я же не понимала, как можно убивать себя на стабильной нелюбимой работе, как можно ненавидеть свою работу. Жизнь-то у нас одна. Семья поддержала меня, за что я своим родителям бескрайне благодарна, они с детства давали мне свободу выбора.

— Гаяне, Ваш опыт может помочь многим. Расскажите поподробнее: что происходило, как все было, сколько Вам было лет.

— Было мне 29 лет. Я днем работала в банке, а по ночам рисовала. Спала по 3–4 часа. В один день приняла решение уволиться и начать заниматься любимым делом.

— Хорошо. Вы уволились, начали рисовать. Как налаживали диалог со зрителем, с галеристами?

— Я подрабатывала фотографией и графическим дизайном, а рисовала для себя. Прятала свои картины под кроватью, пока в один день не решилась показать их одному художнику.

— И тогда…

— Увидев их, сказал, что я на правильном пути, и предложил рисовать в его мастерской. Я несколько месяцев ходила к нему учиться рисовать. Потом мне стало там тесно. Я ушла, потому что в какой-то момент он начал ломать меня.

— Что значит ломать?

— В начале он дал мне полную свободу. Рисовала то, что я хотела и как хотела. Он иногда делал комментарии и все. Я никогда не делала набросков, и до сих пор не делаю. Это ему не нравилось, говорил, что так неправильно, что я должна делать наброски. Я ему объясняла, что, когда делаю наброски, вся энергия уходит на этот набросок, потом у меня пропадает желание переносить эту работу на холст. Он отказывался это понимать, потом говорил, что я должна рисовать натюрморты, чтобы набить руку. Я эти натюрморты копировала через силу. Копировать я умела, но терпеть не могла. В итоге ушла от него, хотя у меня остались к нему добрые чувства, и я благодарна ему.

— А как прошла первая выставка?

— Первая выставка прошла три месяца назад в Ереване.

— А кто помог организовать?

— Друзья.

— Вернемся к живописи. Итак, Вам непросто выполнять упражнения с натюрмортами, пейзажами, потому что хочется вылить то, что на душе. А что Вас так сильно волнует в этой жизни?

— Каждая моя картина — это эпизод из моей жизни. У каждой картины есть своя история. Самое сильное, что меня волнует в этой жизни? Я очень долго искала смысл жизни, даже поступила на философский факультет.

— Нашли?

— Пришла к тому, что смысла в этой жизни нет. Каждый его создает для себя сам. Я свой смысл в жизни нашла в творчестве!

— Многие девушки моего поколения столкнулись бы на Вашем месте с морем вопросов и советов. Например, что, как только ты выйдешь замуж, все эти непрактичные увлечения мигом улетучатся. Вам часто доводится выслушивать подобное?

— Я уже побывала там. Замужество — это не смысл моей жизни. Если для кого-то замужество — это смысл его жизни, то пожалуйста, каждому свое!

— А Вы думали о том, что встретите того, кто будет восхищаться вашим увлечением и не поставит выбора — или твой внутренний поиск или игра в «тун туник», при отсутствии любого иного выбора. Есть же у нас прекрасные примеры творческих семейных тандемов, как, например, Нана Арамян и Нарек Аветисян или Мари Адамян и Арсен Карапетян. Собственно, вопрос вот в чем: Вы могли бы жить с человеком, если бы понимали, что он не будет кричать вам: «Ахчи! Нкарела кнга горц чи»? Или Вы просто погружены?

— Нет, конечно, смогла бы. Я имела в виду, что у меня нет цели обязательно выйти замуж, но, если я встречу своего человека, с которым буду дышать одним воздухом, я обязательно создам с ним семью.

— Уверена, именно так и будет! А как Вы относитесь к политике?

— Я ее не люблю. Многое в этой грязной политике не понимаю. Да, не хочу про политику.

— Чем Вам нравится Москва?

— Я с детства живу в Москве. Она для меня родной город, здесь мои друзья, мои родные, но многое мне не нравится в Москве, поэтому я приняла решение переехать жить в Армению. Вот девять месяцев как живу в Ереване, на новогодние праздники приехала в гости к родителям.

— Чем Вы занимаетесь в Ереване?

— Работала в продакшене, монтировала фильмы. Потом ушла оттуда и три месяца не выходила из мастерской, рисовала, сделала выставку и приехала сюда.

— Что же Вам не нравилось в Москве?

— Могу рассказать прекрасную историю, как мои картины одна галерея отказывалась выставлять, сказав, что они незавершенные, и как в этот момент совершенно случайно в моей жизни появился художник Алик Асатрян и заставил меня поверить в себя. Благодаря ему эта выставка состоялась. Если бы не он, я эти картины превратила бы в черный квадрат. В Москве не нравится суета, которая витает в воздухе, пробки, дороги.

Беседовала @НаринЭ