0
0

....Рубен Малаян..Ruben Malayan..Ռուբեն Մալայան....

....Рубен Малаян..Ruben Malayan..Ռուբեն Մալայան....

0.00
Add To Cart

Художник и каллиграф Рубен Малаян живет в Ереване. Он создал образец армянского алфавита, который внесен в «Энциклопедию мировой каллиграфии». Как вывести армянскую каллиграфию за  пределы книжного искусства и как посредственности не дать стать эталоном, Рубен рассказывает Армянскому музею Москвы и культуры наций.

 Рубен, чем принципиально отличается армянская каллиграфия от европейской или, скажем, восточноазиатской? Развивается ли ваше искусство только в рамках армянской традиции?

Особенной разницы я не вижу, разве только то, что с эмоциональной точки зрения нам своё ближе и, конечно, тот факт, что если сравнивать с другими культурами, у нас очень плохая осведомленность об армянской каллиграфии. Мы хорошо знаем миниатюру, есть много источников, как современных так и исторических, но о каллиграфии нет почти ничего. А это разные плоскости культуры, хотя их часто путают. Именно поэтому вся моя энергия сосредоточенна на нашей традиции, так как я пытаюсь заполнить вакуум, возродить интерес именно к нашей каллиграфии. Хотя это не мешает работать с другими алфавитами, как художника меня трогает в этом пласте искусства совершенство форм, ритм, пластика линии и безупречность исполнения.

Будет ли правильно предположить, что армянская каллиграфия вызрела как одно из составляющих искусства иллюстрации монастырской книги?

Трудно на это ответить однозначно. Дело в том, что у нас каллиграфия не вышла за пределы книжного искусства, не стала как бы отдельной дисциплиной. Мне всегда было интересно, почему у нас нет образцов каллиграфии в большом формате, почему мы  всегда оставались в рамках книги? Посмотрите на Восток, там каллиграфия стоит на одной ступени с живописью, печатной графикой и не является прикладным искусством. Она не для дилетантов, в ней нет места посредственности.

Как вы пришли к этому искусству? Был ли момент сакрализации? Обращения к каллиграфии как к одному из путей вашего духовного развития?

На это ушли годы. Я уверен, что если бы я занимался каллиграфией с детства, то мастерство пришло бы скорее. Но я прекрасно помню мои ощущения при первых контактах с Хокусаем, с фламандской графикой, я вырос на этих книгах, хотя и не видел оригиналов. Восток очень отличается от Запада и на примере каллиграфии это хорошо видно. Это разные философские школы, разные взгляды на эстетику. Очевидно то, что есть какая -то необъяснимая мистика, связанная с каллиграфией.  Я  думаю это минимализм форм и их совершенство, как раз в рамках этой простоты. Думаю, что на подсознательном уровне, в процессе письма, каллиграф перемещается во времени, ощущает что то первичное, хотя это может длиться всего считанные секунды. Наверно, это и тот факт, что в отличие  от живописи или рисунка, нет времени на корректировку – ты должен суметь создать совершенство на одном духе, одним движением. Это, несомненно, очищает душу, не говоря уже об эстетическом наслаждении при виде совершенных форм.

Каллиграфия прежде всего ассоциируется с перьями и тушью? Вы создаете не только рукотворные шедевры, но и действуете как компьютерный дизайнер? Что влияет на выбор техники?

 У дизайна другие задачи. Я каждый раз сталкиваюсь с этой проблемой – на бумаге оригинал передает совершенно другие эмоции, чем в дигитальном формате. Это очень просто объяснимо, ведь с момента сканирования оригинал теряет свою уникальность. Я пытался писать в дигитальном формате и очень быстро понял, что мне это не интересно, я не чувствую материал, нету сопротивления. Меня недавно спросили: придет ли день, когда роботы будут создавать каллиграфию? Несомненно, придет, такие эксперименты уже были. Но, несмотря на видимое совершенство, результат будет механическим, так как у робота нет внутреннего конфликта, он будет руководствоваться исключительно заданным алгоритмом и результат будет предсказуем и закономерен. А мы всегда находимся под влиянием внешних факторов, начиная с нашего духовного состояния, настроения и кончая погодой. Наше искусство не предсказуемо, так как мы амбивалентны по своей природе.

Я видела ваши дизайнерские работы, сделанные для Музея Комитаса. Вардепет и сухое дерево, на котором остается несколько листьев…И хочется сказать, что это не просто мастерство найти идею, которая станет одновременно утонченной и экспрессивной, но и искусство знать архетипы своего народа. Что в армянской ментальности лично вас «цепляет» как художника?

Мы -  продукт одной из самых древних цивилизаций, со своей очень сложной и не однозначной историей. И проходим один из самых трудных периодов становления. Мы боремся за выживание в прямом смысле этого слова. И, несмотря на это, а может быть именно поэтому, мы обязаны собрать все самое лучшее, что осталось и выжило, поставить планку как можно выше и продолжать традиции Ширакаци, Нарекаци и Комитаса. Я верю, что талант победит, но без школы он не может состояться. Сейчас, как никогда, нам нужно вкладывать все силы в образование, чтобы не дать посредственности стать эталоном. У нас другого шанса не будет. Может именно это человеческое качество – быть выше, чем посредственность меня и «цепляет». Кстати, о проекте Комитаса. Его не оценили и он не состоялся, по одной простой причине – тогдашний министр культуры не имела отношения к культуре и разбиралась в ней не лучше домохозяйки. Об этом не нужно бояться открыто говорить. Конформизм  - одно из самых опасных явлений современного общества.

Поговорим о современной армянской книге. Как вы думаете, если вносить в ее издательство элементы каллиграфии, сделает ли это ее элитарной?

Всему своё место. Я не думаю, что книга должна быть элитарной. Нужно понимать поставленную задачу и находить адекватные решения. Искусство каллиграфии очень многогранно, много разных стилей письма и нужно это учитывать. Меня радует, когда я вижу в книжной графике со вкусом и талантом написанные буквы. К сожалению, это очень редко случается.

Что кроме открыток, книг, торговых этикеток могло бы сегодня подпадать под развитие каллиграфического искусство в Армении?

 Нужно развивать традицию. Нужно издать книгу и собрать в ней всё самое лучшее. Это моя первостепенная задача, я много лет над этим работаю, это даст толчок для становления каллиграфии как независимой формы искусства. Она больше и глубже, чем просто элемент оформления и дизайна. Нельзя дать культуре письма умереть, особенно сейчас, когда вокруг все переходит в формат digital. Слишком много мы потеряем, я уверен. Пусть каллиграфия украшает стены наших городов, пусть она станет частью нашей повседневной реальности, ведь мы так гордимся Маштоцом и его алфавитом.

Римский шрифт для гравировки камня был особенный, не повседневный. Как вы думаете, камнерезы и каллиграфы могут совпадать в каких-то проектах или арт-продукции?

 Несомненно. Армянская эпиграфика - это просто полёт мастерства. Материал разный, но источник один. Посмотрите на портал Нораванка. Что это, если не каллиграфия в камне? Нужно реализовывать арт-проекты, делать инсталляции, в камне, металле, вопрос материала второстепенный, я думаю, главное, правильная курация и талантливые, состоявшиеся авторы.

Рубен, вы как гражданин Армении, чувствуете перемены в социально-политической жизни страны? Как каллиграф вы могли бы графически или образно в словах изобразить то, куда сегодня стремится художественный поиск молодых творцов?

Я думаю, что мы очень опаздываем. Нельзя так тянуть с переменами. Нужно вернуть людям веру в то, что не все потеряно. Много потеряно, но не всё. Нужна новая энергия, нужен интенсивный контакт с диаспорой, культурный обмен сейчас необходим как никогда. Мы обязаны сами себе доказать, что мы можем создавать качество достойное нашей традиции. Искусство всегда было зеркалом общества, но на данный момент это зеркало покрыто слоем «пыли», образно выражаясь. Нужно найти в себе силы на самокритику, без которой прогресс не возможен. Я понимаю, насколько тяжело оставаться верным своим принципам, когда вокруг столько конформизма. Но сдавать позиции нам уже некуда, мы на грани. Наша роль доказывать на примере, служить своего рода компасом для молодежи. Им сложнее всего, у кого учится? Нам нужна поддержка, но главное – это вера в свои силы. Я уверен, что этот сложный этап пройдет, и Армения снова будет горда своим искусством.

 Беседовала Валерия Олюнина

Сайт Рубена Малаяна, посвященный армянской каллиграфии

«Посмотрите на портал Нораванка. Что это, если не каллиграфия в камне? Нужно реализовывать арт-проекты, делать инсталляции, в камне, металле, вопрос материала второстепенный, я думаю, главное, правильная курация и талантливые, состоявшиеся авторы». Гостем Армянского музея Москвы и культуры наций стал каллиграф, дизайнер Рубен Маилян.