Путеводные звезды Спендиарова

Армянский музей Москвы и культуры наций завершает публикацию очерка о жизни и творчестве армянского композитора Александра Спендиарова

Ну, а пока начинались годы ученичества. Тоже со своими зигзагами. По настоящему музыкой он занялся только с девяти лет, вскоре бросил фортепиано – не выносил гамм и экзерсисов. С четырнадцати лет – игра на скрипке. Показал очередной марш известному музыканту Николаю Кленовскому – начались занятия теорией композиции. Потом Кленовский уехал в Тифлис, а Александр – в Москву, учиться. Закончил юридический факультет университета. В 1896 году познакомился с Н. А. Римским-Корсаковым, который высоко оценил его талант и взял к себе в ученики. Примечательно, что в год рождения Спендиарова Римский-Корсаков стал профессором Санкт-Петербургской консерватории. Именно русская ориенталистика пленяла Спендиарова: «Шехеразада» Римского-Корсакова, «Князь Игорь» Бородина…. Это направление в музыке и объединило музыкальные пласты обеих культур. Исследователь М. Рухкян подробно разработал тему кровной связи творчества начального периода Спендиарова, завершившегося «Тремя пальмами», с традицией русской ориентальной музыки. Для него это был не просто отклик на зов Кавказа. Он откликался и на сочувствие русской интеллигенции, размышляющей о судьбах кавказских народов, и на голоса русских художников, обретающих свой взгляд на откровения Востока. Справедливый упрёк бросает исследователь русским композиторам. За все годы совместного сосуществования ни один армянский образ, ни одна армянская мелодия не были отражены в русской музыке. Даже Римский-Корсаков признавался, что восточные темы гениальной «Шехеразады» он выдумал сам. Он говорил об этом Спендиарову, пытаясь подтолкнуть его к написанию симфонических картин, и особенно – восточной оперы. До самой смерти учитель был рядом с Александром Афанасьевичем. И не он один. Творчество армянского композитора поддерживали Анатолий Лядов, Александр Глазунов, Антон Аренский, Владимир Стасов, Антон Чехов, Фёдор Шаляпин. И все же был не только ориентализм, положенный на стихи Михаила Лермонтова, Гафиза, но и армянская музыка. Может быть, даже и хорошо, что она легла уже на подготовленную душу и мастерство. В 1898 году Спендиаров встретился с Николаем Фаддевичем Тиграновым, и «незнакомая своеобразная мелодика и ритмика армянских плясок, чарующая прелесть арабесок, персидских и курдских баяти в обработке Тигранова» произвела на него сильнейшее впечатление. Он стал собирать записи и граммофонные пластинки с музыкой наставника. Какие-то фрагменты он использует позже в опере «Алмаст». В 1916 году в Тифлисе Спендиаров слушает народных певцов и, вспоминая разговор с Мартиросом Сарьяном об Александре Гречанинове, тоже верном ученике Римского-Корсакова, который собрался писать оперу на сюжет поэмы Ованеса Туманяна «Ануш», решается. В Судаке А. Спендиаров знакомится с поэтессой Софией Парнок. Она была одним из учредителей объединения «Лирический круг», тяготевшей к классицизму и, по его просьбе, начала работу над либретто оперы «Алмаст». Исследуя рукопись либретто, написанное по поэме Ованеса Туманяна «Взятие крепости Тмук», К. Худабашьян отмечает: «Эта тетрадь была вещественным доказательством той огромной работы над текстом либретто, которая было проделана либреттистом и композитором прежде, чем началась создаваться сама музыка». Исследователь пишет: Парнок, скорее всего, обращалась за помощью к автору подстрочника «Ануш». Ведь русского перевода «Взятия крепости Тмук» ещё не было. А в опере «Алмаст» песня «Джан-гюлум» из поэмы Туманяна, переведена четверостишием, а не двустишием, как в переводе Вячеслава Иванова в 1916 году. Не смотря на то, что Спендиарову не понравилась поэма «Ануш», полностью уйти от неё не удалось. Черты характера Ануш плавно легли на психологический образ Алмаст: вера в судьбу и сбывшееся предсказание. Спендиаров стремился создать «проблемную» оперу, используя принципы шекспировской поэтики. А ей свойственна жизнь в движении и борьбе, столкновение разных стремлений. У Надир-шаха, Алмаст, Татула свои нравственные принципы. В душах героев есть неоднозначное, диалектичное. Эти ненужные в сороковые годы краски, когда царила чёрно-белая «графика», и стали поводом убрать многие эпизоды оперы в разных инсценировках (шлифовку и последний монтаж партитуры сделал после смерти композитора его друг Максимилиан Штейнберг). Важный эпизод, где оркестр сопровождает образ бредущего по пустыне каравана – символический образ времени — тоже был вырезан. Но для Спендиарова эта идея была квинтэссенцией. Только история вершит правый суд! Премьера оперы состоялась в 1930 году в филиале Большого театра Москвы с участием великолепной Марии Максаковой. Артистическому профессионализму её было свойственно сценическое выражение внутреннего состояния изменницы Алмаст, позже пренебрегшей богатством и славой. Потом опера ставилась в Одессе, Тбилиси, и, наконец, в Ереване. 20 января 1033 года в день открытия государственного оперного театра, сегодня носящего имя Спендиарова, состоялась её премьера. Клипер «Алмаз», на котором в кругосветку уходил морской офицер Николай Римский – Корсаков, как будто отозвался похожим созвучием…

Путеводные звезды Спендиарова