Армения художника Зары Манучарян – пространственная икона

  Армения художника Зары Манучарян – пространственная икона

Под имиджем страны зачастую следует понимать набор убеждений и ощущений людей, которые возникают по поводу исторических, социально-экономических, политических, морально-психологических, этнографических, природно-климатических и др. особенностей данной территории. В мире сложилось некое представление про нашу страну, которое во многом к сожалению, не должно  нас устраивать. В Европе и в Америке, представившись армянином, можно в ответ услышать: «Oh, Russia!» А заикнувшись, что мы не Раша, все равно нас не услышат. Надеяться на то, что многие знают историю, тем более христианскую, и осведомлены, как в 301 Армения первая приняла христианство – по крайней мере инфантильно. В 2015 году мировое сообщество начало говорить о 100-ии Геноцида, но представлять Армению как страну, где произошло массовое убийство, во-первых, не этично по отношению к памяти, во-вторых, далеко не позитивно.

Думать, что Армения дала мировые имена и этого достаточно – слишком скудно, тем более, что Армения большинство этих имен и не давала:  потенциал известных людей был раскрыт за пределами нашей страны. Плюс ко всему на имидж Армении влияет нерешенный карабахский вопрос. С одной стороны, мы – страна, которая победила в 90-х, с другой стороны, мы все еще слабы в геополитическом плане, чтобы решить вопрос независимости НКР. Да и наше восприятие себя далеко от позитива. Будучи экономически слабой страной, мы воспринимаем себя как форпост России в борьбе с Америкой и с Европой, но не являемся, по сути, партнером ни какой из трех стран, зачастую забывая про наши стратегические интересы в решении наших задач. Таким образом, Армения должна определиться со своим местом, разобраться с историей, узнать свои сильные стороны и выстроить на основе этого нужный имидж, потому как страна, город, регион с интересной историей и узнаваемым именем, как правило, привлекательны как для инвесторов, девелоперов, владельцев собственного бизнеса, так и потребителей товаров и услуг.

Не влезая в политологические дебри, думая о том, как же ответить на тему имиджа Армении, почему-то вспомнилась серия картин современной армянской художницы Зары Манучарян под названием «Иеротопия». Термин, который художник взяла как обобщающее название для своих картин, в переводе с греческого языка означает «священное пространство». Он впервые был предложен российским историком, теоретиком искусства Алексеем Лидовым в 2001 году как термин, обозначающий исторически конкретную деятельность по созданию среды общения с высшим миром. И что, если Армению представлять  как сакральное место, некий центр, где наряду с христианскими архитектурными памятниками, сохранился языческий храм Гарни, как отдаленное напоминание о нашем язычестве, Армению – как страну, откуда видна самая лучшая панорама на священную гору Арарат, Армению – как живой источник воды Джермук? В рамках иеротопического подхода все сакральные произведения рассматриваются не как изолированные предметы, а как компоненты иеротопических проектов в их художественной и концептуальной целостности и временном развитии. И, если посмотреть на картину Зары Манучарян, разные компоненты, не сливаясь вместе, образуют целостную картину. Еще более иеротопическим произведением становятся полотна Зары Манучарян, когда сливаются в один пространственный образ армянские хачкары, божественный текст Нарекаци и Священные врата. В серии 40 раз напечатан отрывок из 31 главы «Книга скорбных песнопений» Григора Нарекаци. В итоге они и являются «образами-парадигмами» Армении. Лидов определял образ-парадигму как образ-видение, который создавался при помощи разных средств с намерением вызвать тот же образ в сознании наблюдателя-участника пространственной иконы. Образ-парадигма, принципиально не иллюстративный и не плоский, являлся средством коммуникации между творцами сакральных пространств и их зрителями, своего рода смысловым стержнем всего иеротопического проекта. На мой взгляд, только с помощью этого понятия может быть выявлен и интерпретирован имидж Армении.

Армения – пространственная икона. Так выглядит на картинах Зары Манучарян наша страна, и такой подход к формированию образа Армении имеет право быть. Под «пространственной иконой» Лидов понимал пространственный образ-посредник, призванный соединить земную реальность и божественный мир. В некоей степени, это похоже на изречение Гермеса Трисмегиста: «То, что внизу, существует так, как оно есть наверху. То, что наверху, существует так, как оно есть внизу, чтобы осуществить чудеса единой вещи». Главным в композиции на картинах Зары Манучарян является план сакральной Армении. Она словно чертит то, что есть или могло быть наверху, основываясь на том, что есть внизу. Получается зеркальное изображение космологии Армении. Как центром универсума в представлениях носителей древней и средневековой религиозной традиции было невещественное и одновременно реально существующее пространство, вокруг которого выстраивался мир предметов, звуков, запахов и иных эффектов, так и в картинах Зары Манучарян Армения воспринимается в контексте другой модели мира и коды читаются по-новому. Особое место художник уделяет желтому цвету, который наносится ею как первый слой каждой картины. Это не только свет как источник тепла, света и жизни на Земле, цвет, наполняющий человека энергией, но и благодаря ее картине даже оранжевый на флаге Армении приобретает новое значение. Оранжевый не только обозначает собой плодородные земли Армении, созидательный талант и трудолюбие армянского народа, но и, являясь одной из стадий Великого Делания в алхимии, известный как цитринитас, обозначает образ мудреца, наделенного чертами доброты, проницательности, способности к постижению человеческой души. Так, например, образ сатурнианского Мудрого Старца – первопредок и бог памяти о прошлом, обретенной земли и судьбы, а часто и смерти – как начало нового.  Этот архетип наделяет человека властью над материей, которой некогда жаждало обладать человечество как необходимой гарантией продолжения своего существования. Он складывался в те времена, когда из племени возникало общество людей, которые осознали свою смертность, но также и свою коллективную силу и сделали первым законом закон выживания.

Одна из картин Зары Манучарян в серии «Иеротопия»  называется «Воспоминание о будущем». Это некая отсылка к прошлому для построения будущего. И если архетип Мудреца помогает прийти к осознанию того, что надо использовать нашу свободу и процветание для улучшения жизни, то нынешняя Армения – древняя страна с новым взглядом на будущее. Древняя она, потому как ее история насчитывает более 2500 лет. Новая она, потому как после распада СССР, Армения только становится на ноги.

И, если, мы представляли Армению до сих пор как христианскую страну, то сакральное  - не тождественно религиозному, потому как оно предшествует ему, и априори, находится выше понимания религиозности. Опыт сакрального дает начало религии и лежит в ее основе, но никак не наоборот. Армения в таком концептуальном умозаключении  может стать интересной всем вне зависимости от вероисповедания. Она может превратиться и в бренд – цельный образ, возникающий в сознании целевой аудитории при каждом контакте с собственным именем, знаковыми средствами, связанной с ним и способствующий наиболее полному достижению целей, стоящих перед правительством страны. Не для кого не секрет, что «доброе имя», выразительный, продвинутый бренд выступают предпосылкой для ускорения социально-экономического развития стран, повышения уровня и качества жизни населения, поскольку способствуют решению ряда основополагающих проблем, имеющих большое значение для интенсивного развития территории.

 

Рубен Ишханян

Армения художника Зары Манучарян – пространственная икона