Tigran Harutyunyan

The New York Times: «Воровство на Манхеттене, или история о песне, Синатре и сигарах»

Tigran Harutyunyan
The New York Times: «Воровство на Манхеттене, или история о песне, Синатре и сигарах»

История вора, который вынес из дорогого магазина на Манхэттене четыре коробки с Доминиканскими сигарами в прошлом месяце, на самом деле начинается несколькими десятилетиями ранее, еще до его рождения. Начинается она в 1960-х годах со встречи двух мужчин. Эта встреча изменила жизнь им обоим. Один из этих мужчин был Аво Увезян, армянин, джазовый музыкант из Нью-Йорка. Другой тоже был музыкантом, из Нью-Джерси, а звали его Френк Синатра. Мистер Увезян родился в 1926 году в Бейруте. Он стал настоящим музыкантом, который путешествовал на Ближний Восток, разговаривая при этом на разных языках. «На армянском я обычно считаю в своей голове» — сказал он в интервью Cigar Journal в этом году. «Я думаю, для того, чтобы ругаться лучше всего подойдет турецкий язык, а мечтать о хорошенькой девушке нужно на французском». Играя на фортепиано, он возглавил джазовый коллектив, который выступал в Ливане, Ираке и Иране, причем в Иране он стал личным артистом шаха. В 1947 году Аво переехал в Нью-Йорк и поступил в школу искусств Джулиард. В 1960-х он писал свою собственную музыку, одна мелодия из которой стала особенной.

«Песня сама по себе очень простая» — говорит мистер Увезян по телефону из своего дома в этом месяце. «Берете один мотив и повторяете его. Да-да-да-да-дааа. И этот мотив повторяется на протяжение всей песни». У него был друг, который знал Синатру. Он организовал им встречу и сказал Аво взять с собой его музыку. Кто-то наложил слова на мелодию и назвал ее «Разбитая гитара». Синатра послушал и сказал: «Мне нравится мелодия, но слова нужно изменить» — вспоминает мистер Увезян. Эта задача была поставлена перед командой композиторов, и они переписали песню. Согласно книге Джеймса Каплана «Sinatra: The Chairman», Синатра возненавидел ее. «Я не хочу петь это» — сказал он, когда впервые увидел ноты. Тем не менее, его последний хит номер 1 был записан только несколько лет назад, и в 1966 году его все таки убедили записать песню. Название тоже было изменено, «Разбитой гитары» уже не было, были «Странники в ночи». 

По словам мистера Увезяна, то, что должно было стать большим триумфом, обернулось триумфальным провалом. Ему не дали кредит на запись песни. До этого Синатра не слышал этой музыки, а Увезян, еще новичок, отослал ее своему другу, Берту Кемпфу , известному немецкому композитору, чтобы тот ее напечатал.

Мистеру Кемпферту приписывают музыку, отрывки из которой звучали в заглавной песне фильма Джеймса Гарнера «Человек, которого могли убить». Мистер Кемпферт, который умер в 1980-м, не колеблясь называл эту песню как одно из своих лучших достижений, однако мистер Увезян утверждает, что тот давал ему кредит на ее создание много раз, включая и письменную форму.

Репортер Джонатан Шварц, специалист по Синатре, сказал, услышав песню по радио: «Я не слышал этого раньше, но я не сомневаюсь, что это оригинальная версия». Мистер Каплан в своей книге также называет мистера Кемпферта как композитора этой песни. 

Этот опыт музыкального бизнеса в Нью-Йорке оказался болезненным для мистера Увезяна. «Это было мучительно, я хочу забыть об этом», сказал он. «У меня есть чертовски много другой, лучшей музыки». 

Он переехал в Пуэрто-Рико и начал все заново. Он играл на пианино в курортных зонах. Раньше он курил трубку, но по случаю крещения дочери в 1982-м, «вошел» в мир хороших сигар, как он говорит. Один друг заказал у него одну, и когда Увезян увидел счет, он не мог поверить своим глазам. Он понял, что это второй шанс сделать карьеру.

Он отправился в Доминиканскую Республику и посетил производителя сигар. Он познакомился с мастером смесей Хендриком Кельнером. Тот сделал 10 или 12 разных смесей, и Увезян около месяца разбирался в них, и вернулся обратно, выбрав ту, которая понравилась ему больше всего. Впоследствии это станет брендом Avo Classic. «И новичок, и заядлый курильщик – любой получит удовлетворение от вкуса Classic» — говорит Увезян. 

Музыкант раздавал эти сигары из своего рояля на концертах. Люди возвращались за ними снова и снова. Он отослал образец в Женеву, самому крупному всемирному дистрибьютору Davidoff. Бренд закупил у Аво линию сигар в 1995-м и сейчас их продажи составляют около двух миллионов штук в год, говорит Скотт Кольсер, бренд-менеджер Davidoff. «Конструкция, баланс и послевкусие были просто на высшем уровне» - сказал мистер Кольсер об Avo Classic. 

Сигары с другой смесью, более крепкой, были названы Avo XO. Магазин Davidoff на проспекте Америк возле Центрального парка, в котором есть зал для курения, хранит эти сигары в специальной установке для увлажнения с контролируемой температурой, которую установило в январе. Именно в эту установку проник незамеченным одинокий мужчина 30-ти лет 23 ноября в 16:20. Он положил 4 коробки сигар в большую сумку и уехал. Это были коробки сигар Avo XO, стоимостью $261 каждая. 

Мистер Увезян, которому репортеры сообщили о краже, остался невозмутим. Он был выше того, чтобы страдать головной болью от кражи 80-ти из его двух миллионов сигар. «Такое случается» — сказал он. 

А продавец магазина, Рафаель де лос Рейс, достав такую же коробку сигар, как те, которые были украдены, показал на имя, напечатанное на упаковке. «Этот парень» , — сказал он, – «написал Странников в ночи». 

© Источник: The New York Times
© Перевод: Ксения Отченко — Armenian Global Community.

The New York Times: «Воровство на Манхеттене, или история о песне, Синатре и сигарах»