RU
EN
AR

Гудаута – город на побережье Черного моря, где проживает большая армянская диаспора. Авахиту Тахмазьяну 39 лет. В этом городе он ходил в школу, затем в университет, а теперь и работает здесь. Он прожил здесь всю свою жизнь. Однако его родные сестры и другие близкие родственники рассредоточены по разным берегам Черного моря.

В деревне Киклух живет триста семей. Это гористая местность, расположенная между двумя реками. В деревне есть церковь и 3 школы. В советские времена у каждой семьи этого поселения была 48-страничная записная книга, как вот эта, к примеру (показано в кадре). Авахим нашел эту книгу у себя дома. Но ничего не может понять, что там написано. Он лишь обратил внимания на две ключевые даты – 1914 и 1915 года. Эта записная книга — мемуары его деда Мадикта Тахмазьяна. Он родился в  деревне Киклух в начале 20 века. В своем письме дед Авакима использовал исконный амшенский диалект армянского языка. Поэтому многое современным людям непонятно. Мемуары Мадикта рассказывают о том, что происходило в Османской империи в ходе Первой мировой войны. Это уникальный исторический документ!

Из мемуаров:

«Наступил июнь 1915 года. Началась принудительная миграция. На тот момент моему деду Мокаял было 98 лет. У него была беременная жена и два 2-летних сына. На глазах у семьи турки повесили его и расстреляли».

Мадикт Ахмазьян выжил. Через несколько лет скитаний он добрался до города Гудаута, который находится в сотнях километров от его родной деревни. В течение многих лет они жил  на этой улице… в этом доме (показано в кадре). Но в те времена его дом был в разы скромнее, чем тот, где сейчас живет его внук.

Авакиму было всего 4 года, когда умер его дед. Он до сих пор помнит, что они никогда не обсуждали, что же случилось тогда с родной деревней деда Киклух. Когда Аваким подрос, он слышал, как его семья обсуждает трагичные события, происходившие в Турции. Та трагедия для каждой армянской семьи имеет свое значение.

 Изучив мемуары своего деда, Аваким решил посетить родные места своих предков и увидеть все воочию.

Аваким Тахмазьян взял в аренду, как и любой путешественник, машину. Однако его маршрут не был похож на обычные туристические маршруты.

Аваким: «Почему решил я приехать сюда? Я давно хотел этого. Просто раньше не складывалась как-то: то одно, то другое…»

Он путешествовал по Турции: от густонаселенных городов до маленьких провинций – и будто попадал в прошлое.

В 1915 году Первая мировая война шла полным ходом. В Турции развернулась антиармянская пропаганда. Западных армян обвиняли в массовом дезертирстве из турецкой армии и переход в качестве добровольцев в российские войска. Задача турецкой армии заключалась в том, чтобы любым способом подавить этот армянский мятеж. Османская империя стала тюрьмой для людей разных национальностей.  Около 60 тыс. армян, призванных в турецкую армию в начале войны, были впоследствии разоружены, направлены на работы в тылу, а затем уничтожены.

Мехмед Талат-паша, министр внутренних дел Османской империи,  Исмир Энвер-паша, османский военный и политический деятель и один из руководителей басмаческого движения, Ахмед Джемаль-паша, полномочный военный и гражданский администратор Сирии. Они являлись радикалами и партийными лидерами, которые мечтали о новой стране, где не было бы место никому, кроме турок.

24 апреля 1915 года армянские военные, врачи, учителя, политики были высланы в провинции, где многие из них были убиты. Практически вся армянская элита Стамбула была истреблена.

Детство Ахмеда Кемал Доганкай, внука Мустафы Кемалы Ататурк, прошло в Греции: «Турки наступали с большей и большей силой, даже несмотря на то, что их армия несла колоссальные потери…В принципе, как и наша».

Конечно, такая трагедия происходила не только в Турции. Но в Турции она была самая страшная и беспощадная.

Так, число армян, которые родились до 1915 года, резко сократилось. Хачик Пеписьян родился в 1910 году и видел этот ужас своими глазами: «Как мне удалось выжить и избежать этого зверского истребления? Я просто взял пару вещей и убежал…»

Епраксия Аганесян родилась в 1910 году в Казани: «Я совсем не помню своего отца. Я была совсем маленькой, когда он ушел на фронт. И когда мне было 4 года, начались массовые атаки на армян. Мы многое испытали, — говорит Епраксия. — Тогда у меня на руках был маленький брат – ему было три или четыре месяца отроду. Мы хотели в тайне бежать, оставив все. И если бы турки услышали его плач, они бы нашли и убили бы всех нас. Так, мать оставила младенца неподалеку от дома…Как она его возьмет с нами?»

Официальная пресса Османских лидеров бросала тень на армянскую депортацию. В то время, как по политическим и военным причинам армянские семьи бежали в 13 городов и населенных пунктов.

«Девушки взяли с собой маленькие мешки с красным перцем. Они кидали этот перец в лица турок, — вспоминает Епраксия . — Нравится ли мне посещать места, где я родилась? Видеть, что там осталось…Нет! А чем ты говоришь? Кому нравится ездить туда, где бы его убили? Турки убьют нас».

Северная Турция, близ Черного моря. Сестры Авакима Тахмазьяна родились неподалеку от этих мест.

Из мемуаров:

«Мой отец был партизаном, моя мать отдала меня одному из турецких друзей моего отца. Его звали Мустафа. А мой дядя отдал ему своих 8-летнего и 9-летнего сыновей. Вместе мы пасли скот, но никогда не разговаривали на армянском. Однажды жандармы забрали моих братьев в горы и отрезали им там головы. Я убежал в лес, чтобы присоединиться к своему отцу.

Это были тяжелые времена, когда его отец работал партизаном в лесах Трабзон. И он по-прежнему боялся говорить местным, что он армянин. Поэтому со временем ему пришлось взять турецкой имя, чтобы не выделяться из толпы».

Следующую остановку мы сделаем в турецком городе на побережье Черного моря Орду.

Памела Стайнэр, праправнучка, рассказывает о своем деде Генри Моргентау, который занимал пост посла США в Османской империи с 1913 по 1916. В связи с теми трагичными событиями, связанные с истреблением армян, Генри написал книгу Ambassador Morgenthau's Story, которая является основным источником относительно геноцида армян, а также греческого геноцида в последние годы Османской империи.

Елена Абрамнян родилась в городе Карс в 1909 году. «Конечно, я рисовала Карс, чтобы оставить в своей памяти. Ну, вот как бы я не написала его!» Елена пыталась избежать геноцида и вместе со своей семьей покинула Карс. «Когда мы покидали дом, меня потеряли. И неподалеку от себя я увидела мертвую девушку. Турки подумали, что я тоже мертва. Но я полагала, что должна подняться и найти свою семью. Мой путь лежал к мосту через реку. Все вокруг меня бежали…Повсюду был грохот, пули летели изо всех сторон. Я была не в себе. Пули падали у моих ног, но я тогда не понимала, чем это может мне грозить. Потом я увидела высокого мужчину в военном плаще. Он спасал детей. Он подошел и взял меня на руки».

Турецкий писатель Амит Керт: «Все материальное имущество, что когда-то принадлежало армянам, было использовано для того, чтобы построить турецкую мусульманскую буржуазию для поддержания Штатов. Тогда это совершалось под различными предлогами».

Аваким продолжает свое путешествие по Турции. Его дед никогда не возвращался сюда, а чтобы он испытывал, когда однажды попал бы в эти края?

Аваким: «Тяжесть. Те события, что здесь были, они оставили свой след в памяти. Неприятный след…»

Многие деревени не устояли перед принудительной миграцией и бежали в леса. Многие семьи потом вернулись, но со временем опять ушли в леса дабы избежать террора.

Родственники Авакима строили крепость Такмазян. Теперь он гуляет по развалинам и изучает часть нерушимого наследия. И сейчас, как в те времена, когда люди жили в лесах, в крепости слышен дудук.

Популярный музыкант Джеван Гаспарян однажды гулял по Турции со своим коллегами по сцене: «Я был на экскурсии с немцами, итальянцами и французами, с которыми я играл на концерте. Нас привели в Диярбакир. Турки говорили, что это их город, но вообще это армянский город. Я увидел руины от церкви и восседавших на них голубей. Бедные курды жили в этих руинах и говорили, что церковь разрушена, у них нет дома, поэтому они жили там…в руинах. Тогда я сказал коллегам, что это наша, армянская церковь, а это был армянский город. Они не знали этого, и были сильно удивлены».

Даже после окончания Первой мировой войны, насильственные действия и террор по отношению к армянам продолжился. А в 1944 году адвокат Рафаэль Лемкин впервые ввел термин «геноцид». Сурен Манукян, заместитель директора «Армянский музей геноцида»: «В 1939 году Гитлер читал речь в Оберзалцберг. Он сказал, что Чингисхан убил миллионы людей, создал империю и ушел из истории. Потом он отдал приказ генералам: «Убить всех, когда вы войдете в Польшу!» Кто будет помнить армян?»

Никто точно не знает, сколько среди нас армян. Официальное заявление о событиях 1915 года говорят, что в то время было убито практически 1 миллион человек. Спустя 4 года тех, кто породил такой геноцид по отношению к армянам, ждала подобная участь. Ахмед Джемаль-паша был приговорен к смертной казни через повешение, Энвер-паша был убит Красной армией на территории бухарского государства, а Талаат-паша был застрелен армянским патриотом Согомоном Тейлиряном в Берлине.

Это сын Джемаль-паша – Хасан-паша. Он журналист. Он, наверное, единственный, кто оставался всегда в тени при обсуждении армянского геноцида. «Я никогда не видел армян, которые выжили во времена геноцида. Но если бы увидел, я бы им посочувствовал.  Они прошли через такие трудности, и я разделяю их боль».

После событий 1915 года армяне находятся по всему миру. Большинство из них живет не в родных краях. 

Документальный фильм Russia Today «Армянская трагедия»

Гудаута – город на побережье Черного моря, где проживает большая армянская диаспора. Авахиту Тахмазьяну 39 лет. В этом городе он ходил в школу, затем в университет, а теперь и работает здесь. Он прожил здесь всю свою жизнь. Однако его родные сестры и другие близкие родственники рассредоточены по разным берегам Черного моря.

В деревне Киклух живет триста семей. Это гористая местность, расположенная между двумя реками. В деревне есть церковь и 3 школы. В советские времена у каждой семьи этого поселения была 48-страничная записная книга, как вот эта, к примеру (показано в кадре). Авахим нашел эту книгу у себя дома. Но ничего не может понять, что там написано. Он лишь обратил внимания на две ключевые даты – 1914 и 1915 года. Эта записная книга — мемуары его деда Мадикта Тахмазьяна. Он родился в  деревне Киклух в начале 20 века. В своем письме дед Авакима использовал исконный амшенский диалект армянского языка. Поэтому многое современным людям непонятно. Мемуары Мадикта рассказывают о том, что происходило в Османской империи в ходе Первой мировой войны. Это уникальный исторический документ!

Из мемуаров:

«Наступил июнь 1915 года. Началась принудительная миграция. На тот момент моему деду Мокаял было 98 лет. У него была беременная жена и два 2-летних сына. На глазах у семьи турки повесили его и расстреляли».

Мадикт Ахмазьян выжил. Через несколько лет скитаний он добрался до города Гудаута, который находится в сотнях километров от его родной деревни. В течение многих лет они жил  на этой улице… в этом доме (показано в кадре). Но в те времена его дом был в разы скромнее, чем тот, где сейчас живет его внук.

Авакиму было всего 4 года, когда умер его дед. Он до сих пор помнит, что они никогда не обсуждали, что же случилось тогда с родной деревней деда Киклух. Когда Аваким подрос, он слышал, как его семья обсуждает трагичные события, происходившие в Турции. Та трагедия для каждой армянской семьи имеет свое значение.

 Изучив мемуары своего деда, Аваким решил посетить родные места своих предков и увидеть все воочию.

Аваким Тахмазьян взял в аренду, как и любой путешественник, машину. Однако его маршрут не был похож на обычные туристические маршруты.

Аваким: «Почему решил я приехать сюда? Я давно хотел этого. Просто раньше не складывалась как-то: то одно, то другое…»

Он путешествовал по Турции: от густонаселенных городов до маленьких провинций – и будто попадал в прошлое.

В 1915 году Первая мировая война шла полным ходом. В Турции развернулась антиармянская пропаганда. Западных армян обвиняли в массовом дезертирстве из турецкой армии и переход в качестве добровольцев в российские войска. Задача турецкой армии заключалась в том, чтобы любым способом подавить этот армянский мятеж. Османская империя стала тюрьмой для людей разных национальностей.  Около 60 тыс. армян, призванных в турецкую армию в начале войны, были впоследствии разоружены, направлены на работы в тылу, а затем уничтожены.

Мехмед Талат-паша, министр внутренних дел Османской империи,  Исмир Энвер-паша, османский военный и политический деятель и один из руководителей басмаческого движения, Ахмед Джемаль-паша, полномочный военный и гражданский администратор Сирии. Они являлись радикалами и партийными лидерами, которые мечтали о новой стране, где не было бы место никому, кроме турок.

24 апреля 1915 года армянские военные, врачи, учителя, политики были высланы в провинции, где многие из них были убиты. Практически вся армянская элита Стамбула была истреблена.

Детство Ахмеда Кемал Доганкай, внука Мустафы Кемалы Ататурк, прошло в Греции: «Турки наступали с большей и большей силой, даже несмотря на то, что их армия несла колоссальные потери…В принципе, как и наша».

Конечно, такая трагедия происходила не только в Турции. Но в Турции она была самая страшная и беспощадная.

Так, число армян, которые родились до 1915 года, резко сократилось. Хачик Пеписьян родился в 1910 году и видел этот ужас своими глазами: «Как мне удалось выжить и избежать этого зверского истребления? Я просто взял пару вещей и убежал…»

Епраксия Аганесян родилась в 1910 году в Казани: «Я совсем не помню своего отца. Я была совсем маленькой, когда он ушел на фронт. И когда мне было 4 года, начались массовые атаки на армян. Мы многое испытали, — говорит Епраксия. — Тогда у меня на руках был маленький брат – ему было три или четыре месяца отроду. Мы хотели в тайне бежать, оставив все. И если бы турки услышали его плач, они бы нашли и убили бы всех нас. Так, мать оставила младенца неподалеку от дома…Как она его возьмет с нами?»

Официальная пресса Османских лидеров бросала тень на армянскую депортацию. В то время, как по политическим и военным причинам армянские семьи бежали в 13 городов и населенных пунктов.

«Девушки взяли с собой маленькие мешки с красным перцем. Они кидали этот перец в лица турок, — вспоминает Епраксия . — Нравится ли мне посещать места, где я родилась? Видеть, что там осталось…Нет! А чем ты говоришь? Кому нравится ездить туда, где бы его убили? Турки убьют нас».

Северная Турция, близ Черного моря. Сестры Авакима Тахмазьяна родились неподалеку от этих мест.

Из мемуаров:

«Мой отец был партизаном, моя мать отдала меня одному из турецких друзей моего отца. Его звали Мустафа. А мой дядя отдал ему своих 8-летнего и 9-летнего сыновей. Вместе мы пасли скот, но никогда не разговаривали на армянском. Однажды жандармы забрали моих братьев в горы и отрезали им там головы. Я убежал в лес, чтобы присоединиться к своему отцу.

Это были тяжелые времена, когда его отец работал партизаном в лесах Трабзон. И он по-прежнему боялся говорить местным, что он армянин. Поэтому со временем ему пришлось взять турецкой имя, чтобы не выделяться из толпы».

Следующую остановку мы сделаем в турецком городе на побережье Черного моря Орду.

Памела Стайнэр, праправнучка, рассказывает о своем деде Генри Моргентау, который занимал пост посла США в Османской империи с 1913 по 1916. В связи с теми трагичными событиями, связанные с истреблением армян, Генри написал книгу Ambassador Morgenthau's Story, которая является основным источником относительно геноцида армян, а также греческого геноцида в последние годы Османской империи.

Елена Абрамнян родилась в городе Карс в 1909 году. «Конечно, я рисовала Карс, чтобы оставить в своей памяти. Ну, вот как бы я не написала его!» Елена пыталась избежать геноцида и вместе со своей семьей покинула Карс. «Когда мы покидали дом, меня потеряли. И неподалеку от себя я увидела мертвую девушку. Турки подумали, что я тоже мертва. Но я полагала, что должна подняться и найти свою семью. Мой путь лежал к мосту через реку. Все вокруг меня бежали…Повсюду был грохот, пули летели изо всех сторон. Я была не в себе. Пули падали у моих ног, но я тогда не понимала, чем это может мне грозить. Потом я увидела высокого мужчину в военном плаще. Он спасал детей. Он подошел и взял меня на руки».

Турецкий писатель Амит Керт: «Все материальное имущество, что когда-то принадлежало армянам, было использовано для того, чтобы построить турецкую мусульманскую буржуазию для поддержания Штатов. Тогда это совершалось под различными предлогами».

Аваким продолжает свое путешествие по Турции. Его дед никогда не возвращался сюда, а чтобы он испытывал, когда однажды попал бы в эти края?

Аваким: «Тяжесть. Те события, что здесь были, они оставили свой след в памяти. Неприятный след…»

Многие деревени не устояли перед принудительной миграцией и бежали в леса. Многие семьи потом вернулись, но со временем опять ушли в леса дабы избежать террора.

Родственники Авакима строили крепость Такмазян. Теперь он гуляет по развалинам и изучает часть нерушимого наследия. И сейчас, как в те времена, когда люди жили в лесах, в крепости слышен дудук.

Популярный музыкант Джеван Гаспарян однажды гулял по Турции со своим коллегами по сцене: «Я был на экскурсии с немцами, итальянцами и французами, с которыми я играл на концерте. Нас привели в Диярбакир. Турки говорили, что это их город, но вообще это армянский город. Я увидел руины от церкви и восседавших на них голубей. Бедные курды жили в этих руинах и говорили, что церковь разрушена, у них нет дома, поэтому они жили там…в руинах. Тогда я сказал коллегам, что это наша, армянская церковь, а это был армянский город. Они не знали этого, и были сильно удивлены».

Даже после окончания Первой мировой войны, насильственные действия и террор по отношению к армянам продолжился. А в 1944 году адвокат Рафаэль Лемкин впервые ввел термин «геноцид». Сурен Манукян, заместитель директора «Армянский музей геноцида»: «В 1939 году Гитлер читал речь в Оберзалцберг. Он сказал, что Чингисхан убил миллионы людей, создал империю и ушел из истории. Потом он отдал приказ генералам: «Убить всех, когда вы войдете в Польшу!» Кто будет помнить армян?»

Никто точно не знает, сколько среди нас армян. Официальное заявление о событиях 1915 года говорят, что в то время было убито практически 1 миллион человек. Спустя 4 года тех, кто породил такой геноцид по отношению к армянам, ждала подобная участь. Ахмед Джемаль-паша был приговорен к смертной казни через повешение, Энвер-паша был убит Красной армией на территории бухарского государства, а Талаат-паша был застрелен армянским патриотом Согомоном Тейлиряном в Берлине.

Это сын Джемаль-паша – Хасан-паша. Он журналист. Он, наверное, единственный, кто оставался всегда в тени при обсуждении армянского геноцида. «Я никогда не видел армян, которые выжили во времена геноцида. Но если бы увидел, я бы им посочувствовал.  Они прошли через такие трудности, и я разделяю их боль».

После событий 1915 года армяне находятся по всему миру. Большинство из них живет не в родных краях. 

Фильм представлен в разделе "Кинотеатр" http://www.armmuseum.ru/theater

Армянский музей Москвы представляет перевод документального фильма Russia Today «Армянская трагедия»