«Ой, Кикос-джан, ой!»: Ованес Туманян и Роберт Саакянц про бедного Кикоса

«Ой, Кикос-джан, ой!»: Ованес Туманян и Роберт Саакянц про бедного Кикоса

В 1913 году Ованес Туманян написал сказку «Смерть Кикоса». В 1979-м образы Кикоса и горюющих по нему родственников воплотились в рисованной мультипликационной короткометражке Роберта Саакянца «Кикос».

 Иллюстрация Рубена Манукяна. «Смерть Кикоса» (Ованес Туманян. «Сказки». Издательство «Советакан грох», 1985)

Иллюстрация Рубена Манукяна. «Смерть Кикоса» (Ованес Туманян. «Сказки». Издательство «Советакан грох», 1985)

Мультфильм, снятый по мотивам сказки, был выпущен на киностудии «Арменфильм». Авторами сценария стали Роберт и Людмила Саакянцы.

Сюжеты сказки и мультфильма несколько расходятся. Но зачин и у сказки, и у мультфильма одинаковый — отец семейства посылает дочь за водой. По дороге к колодцу у нее разыгрывается воображение, и она начинает представлять свою будущую жизнь. «Вот выйду я замуж, родится у меня сынок, назовем его Кикосом. Полезет Кикос на это самое дерево, сорвется, головой о камень ударится и умрет…» Да так все ярко перед ней вырисовывается, что она начинает горевать по еще даже не родившемуся Кикосу. Вот так из ничего получилась целая драма.

Армянский музей предлагает вам сравнить сказку Туманяна и снятый по ней мультфильм Саакянца.

 

Ованес Туманян

Смерть Кикоса

Жили-были бедняк с женой, и было у них три дочери.

Однажды отцу во время работы захотелось пить, и послал он старшую дочь за водой. Девушка взяла кувшин и пошла к роднику. Над родником стояло высокое дерево. Взглянула она на дерево и начала размышлять: «Вот выйду я замуж, родится у меня сынок, назовем его Кикосом. Полезет Кикос на это самое дерево, сорвется, головой о камень ударится и умрет…»

— Ой, Кикос-джан, ой!

Уселась она тут же, под деревом, и ну причитать:

Вышла я замуж,

Родила я сына

С шапкою волос,

По имени Кикос.

Полез он на дерево,

Сорвался с дерева,

Ой, Кикос-джан!

Ой, сынок-джан!

Мать ждет не дождется дочь, посылает за ней среднюю.

— Сбегай, — говорит, — узнай, почему опоздала твоя сестра.

Побежала средняя.

Старшая, завидя ее издали, еще пуще начала голосить:

— Иди сюда, несчастная тетушка, полюбуйся, что стало с твоим Кикосом!

— С каким Кикосом?

— Неужто не знаешь?

Вышла я замуж,

Родила я сына

С шапкою волос,

По имени Кикос.

Полез он на дерево,

Сорвался с дерева,

Ой, Кикос-джан!

Ой, сынок-джан!

— Ой, Кикос-джан, ой! — заголосила средняя. Уселась рядом со старшей, и запричитали они в два голоса.

Мать ждет, ждет, видит, не возвращаются дочери, посылает младшую.

— Ступай, — говорит, — дочка, погляди, что случилось с твоими сестрицами.

Пошла младшая. Идет она и видит: сестры сидят у родника и заливаются слезами.

— Что же это вы плачете?

Тут старшая:

— Неужто не знаешь?

Вышла я замуж,

Родила я сына

С шапкою волос,

По имени Кикос.

Полез он на дерево,

Сорвался с дерева,

Ой, Кикос-джан!

Ой, сынок-джан!

— Ой, беда твоей тетушке, Кикос-джан, ой! — рвет на себе волосы младшая, подсаживается к сестрам и начинает реветь.

Мать ждет, ждет, а дочерей все нет. И отправилась она сама. Завидя издали мать, все три девушки подняли жалобный вой:

— Иди, иди, несчастная бабушка, погляди, что стало с твоим внучком!

— Какой внучек, дочки, что случилось?

Тут старшая:

— Неужто не знаешь, мать?

Вышла я замуж,

Родила я сына

С шапкою волос,

По имени Кикос.

Полез он на дерево,

Сорвался с дерева,

Ой, Кикос-джан!

Ой, сынок-джан!

— Лучше бы ослепнуть твоей бабушке, Кикос-джан! — шлепнула по бедрам мать и вместе с дочерьми заголосила навзрыд.

Отец видит, что жена пошла за дочерьми и тоже не вернулась.

— Пойду-ка, — говорит, — сам посмотрю, что с ними сталось.

И отправился.

Жена и дочери, как завидели его издали, еще пуще заголосили:

— Иди скорей, несчастный дедушка, посмотри, что стало с твоим Кикосом! Горемыка твой Кикос!

— Что за Кикос такой? — удивляется бедняк. Тут старшая:

— Неужто не знаешь, отец?

Вышла я замуж,

Родила я сына

С шапкою волос,

По имени Кикос.

Полез он на дерево,

Сорвался с дерева,

Ой, Кикос-джан!

Ой, сынок-джан!

— Ой, Кикос-джан, ой! — сокрушаются и шлепают себя по бедрам мать и дочери.

Бедняк оказался умнее женщин.

— Эй, дурехи! — говорит, — чего вы сидите тут да сокрушаетесь? Как ни причитай, сколько ни плачь, все равно Кикоса не воротишь. Вставайте да и домой: позовем соседей, отслужим панихиду и справим поминки. Слезами горю не поможешь. Уж такова наша жизнь: как пришли, так и уйдем.

И что бы вы думали? Все их добро состояло из вола да мешка с мукой. Закололи они вола, напекли хлеба, созвали соседей, заказали панихиду — и на том успокоились.

«Ой, Кикос-джан, ой!»: Ованес Туманян и Роберт Саакянц про бедного Кикоса