"Бобруйское яйцо" - тюрьма, где сводили декабристов с ума

"Бобруйское яйцо" - тюрьма, где сводили декабристов с ума
0_11872c_2138be3e_orig.jpg

Армянский музей Москвы предлагает вам фоторепортаж о Бобруйской крепости в день 14 декабря, в который мы вспоминаем восстание декабристов в 1825 году. 

Вопреки сложившемуся расхожему мнению о том, что тех инициаторов вооруженного выступления на Сенатской площади, Армянский музей Москвы публикует интересные материалы. Рипсиме Галстян в своих статьях рассказывала о тех декабристах, которых сослали не на каторгу, а в Армению, на российско-турецкий фронт. 

Мало. кто знает, что в 1823 году существовал Бобруйский план ареста Александра I во время смотра войск. Восстанию способствовало и наличие Бобруйской крепости, поскольку в случае неудачи она могла служить укрытием. На сайте "Историческая правда" об этой операции говорится так:

"Разработали Бобруйский план С. Муравьев-Апостол и М.Бестужев-Рюмин. Они являлись руководителями Васильковской управы Южного общества. К ним присоединились подполковник В.С. Норов и полковник И.С.Повало-Швековский. Таким образом, участники заговора рассчитывали на выступление четырех полков, в которых они служили: Черниговского, Полтавского, Алексопольского пехотного и 18-го егерского". План, как мы знаем, не был претворен в жизнь по ряду организационных причин. 

 Фото static.bobr.by

Фото static.bobr.by

Строительство Бобруйской крепости началось в 1810 году и ей было суждено сыграть решающую роль в Великой Отечественной войне 1812 года. В начале боевых действий крепость сыграла значительную роль в обеспечении движения 2-й Западной армии Багратиона. За время нахождения в Бобруйске 6-8 июля 1812 г. 2-я армия пополнила здесь запасы продовольствия, получила подкрепление (около 1,5 тыс. человек), оставила в крепости больных и раненых, что позволило ей благополучно соединиться с 1-й армией под командованием Барклая де Толли в Смоленске

В преддверии возможной войны с Наполеоном, в марте 1810 года военный министр Барклай де Толли представил императору Александру I докладную записку — «О защите западных пределов России». В записке намечался план подготовки западных областей Российской империи к войне и в качестве предмостных укреплений предлагалось возвести новые оборонительные укрепления. Строительство новых крепостей должно было закрыть брешь шириной в 1200 верст между имевшимися крепостями Рига и Киев.

Предполагалось заложить укрепления в Динабурге, Рогачеве и Быхове. Генерал-майор инженерного корпуса Карл Опперман после осмотра западной границы и рекогносцировки местности, ознакомившись с соображениями инженера-поручика Теодора Нарбутта, стал настаивать на строительстве крепости на реке Березине в Бобруйске в качестве альтернативы крепости у Рогачева на Днепре. 20 июня 1810 года Александр I окончательно утвердил разработанный Опперманом генеральный план Бобруйской крепости.

Согласно плану Оппермана, от более чем 400-летнего города не должно было остаться ничего кроме основания старого иезуитского костела, перестраиваемого в цейхгауз. Под крепость отводилась вся территория исторически сложившегося города на западном берегу Березины. Жителям предлагалась свободная земля вокруг крепости, где были запроектированы форштадты. 

Солдатами были снесены каменные и деревянные жилые дома, католические и православные церкви, часовня, монастырь, один большой и два меньших дворца, средневековая крепость и крепостные сооружения, здание ратуши, другие городские строения .

К созданию крепости в Бобруйске приступили 4 июня 1810 г. Её возводили тысячи солдат и крепостных крестьян Могилёвской, Минской, Черниговской губерний. Материалы доставлялись с Украины, Карелии, Кавказа, Урала. 

После восстания декабристов 14 декабря 1825 года пребывание в Бобруйская тюрьма стала наказанием, страшнее каторги в Сибири. В бобруйском «мешке» напрочь отсутствовали углы. Здесь нельзя было ни встать, ни лечь, ни сесть. За считанные минуты начинал испытывать давящее чувство и безумное желание сбежать из этого куриного яйца. 

Эта пытка была описана Валентином Пикулем в рассказе "Бобруйский "мешок", он посвящен князю Александру Дадиани, командующему Эриванским полком. Валентин Саввич описывает, как Дадиани издевался над своими солдатами, злоупотреблял по хозяйственной части, за что и поплатился заключением в Бобруйский "мешок". 

Князь Дадиани был типичным баловнем судьбы, но очень знатным. Предки его по отцу еще в XIII веке получили Мингрелию в подарок от царицы Тамары, а мать была из семьи Нарышкиных, родственных царской династии. Шутя он окончил Пажеский корпус, шутя Николай I навесил на грудь пышный аксельбант своего флигель-адъютанта, шутя он бежал от долгов из столицы на Кавказ, где стал полковником и командиром Эриванского полка. В то время командующим войсками Грузии был барон Григорий Розен, женатый на графине Зубовой, — вот на их дочери Лидии Григорьевне и женился князь Дадиани…

Так-то вот тридцатилетний Дадиани, едва ли способный командовать ротой, очутился вершителем судеб нескольких тысяч солдат и более сотни офицеров, большинство из которых годились ему в отцы. А женитьба на дочери командующего вознесла его выше меры, он разговаривал свысока, на любое замечание отвечал бранью и оскорблениями, а мнение о нем солдат-эриванцев я цитирую буквально со слов Рукевича, который в то время служил солдатом в Эриванском полку князя Дадиани:

— Пустой человек! — говорили старые кавказцы. — От своих грузин отстал, а к нашим не пристал. На нас же, на солдат, глядит словно на рабочих скотов. А петушиться-то горазд… любит…

Но тот же Рукевич писал, что князю простили бы многое, если бы он хоть изредка позаботился о солдатах, если бы он разговаривал с людьми, не оскорбляя их поминутно, раздавая направо и налево зуботычины. Наконец (и это, пожалуй, самое главное), князь Дадиани видел в солдатах Эриванского полка не слуг отечеству, а лишь своих бесплатных крепостных, обязанных на него работать, и не только солдат закрепостил он, но превратил в рабынь и жен солдатских. А кому пойдешь жаловаться, если князь Дадиани зятем у самого командующего? Между тем барон Г. В. Розен был человеком честным и небогатым, приданое за его дочерью оказалось мизерным, и потому князь Дадиани обратил свой полк не против врагов России, каких тогда на Кавказе было немало, а на благоустройство своих обширных имений в Манглисе (позже ставшем дачным местом грузинской столицы). Так «служил» Эриванский карабинерный (позднее лейб-гренадерский) полк до 1837 года. 

 Те евреи, которых не уничтожили в Бобруйском гетто, становились героями. 

Те евреи, которых не уничтожили в Бобруйском гетто, становились героями. 

Впрочем, не все так просто: Александр Дадиани был смельчаком, во время русско-турецкой войны участвовал при взятии Арзурума. Именно он был направлен в 1829 году в Санкт-Петербург с донесением о разгроме турок. Одно время служил адъютантом у Ивана Федоровича Паскевича-Эриванского.  Награждён за боевые отличия при осаде Сардар-Абада золотой шпагой, при взятии Эривани — орденом святой Анны 3 степени, при взятии Карса — орденом святой Анны 2 степени и при взятии Ахалцыха — алмазными знаками к этому ордену.

А что же сегодня Бобруйская крепость? В 2002 году памятник истории и архитектуры «Бобруйская крепость» был внесен в Государственный список историко-культурных ценностей Республики Беларусь, и отнесен к ценностям республиканского значения. Пока она ждет своей реконструкции, здесь можно увидеть сталкерующих мальчишек. Не самое скучное занятие изучать эти старинные руины, хотя и не безопасное. Есть и пессимистические прогнозы: не смотря на то, что республиканский бюджет в 2017 году якобы выделял статью на Бобруйс, работы по восстановлению так и начались. А раскопки начались в 2008 году. Скоро они были прекращены. Официальная версия - недостаточность финансирования. Неофициальная и довольно распространенная - "накопали такого, чего не нужно было".

Фотографии Валерии Олюниной

"Бобруйское яйцо" - тюрьма, где сводили декабристов с ума