"Смыслы и формы" Роберта Кондахсазова. О выставке в галерее "Дрезден"

Роберт Абгарович Кондахсазов избежал судьбы Сергея Параджанова, который являлся центром притяжения для всех творцов армянского Тифлиса. После смерти Сергея Иосифовича началась, как говорится, его «жизнь после смерти», и очень часто она стала выражаться в параджановщине. К этой болезненной для всех почитателей таланта кинорежиссера, художника, мистификатора я обращалась в статье «Мучительные роды Антипараджанова».

 

После смерти Параджанова талант многих художников, окружавших его, стал проступать в полный рост. Не то, что бы Сергей Иосифович представал перед нами большим деревом, в тени которого не вырастешь, но эта параджаноцентричная система распалась и стало понятно, что каждый из представителей великих армянских художников Тифлиса заслуживает отдельной большой главы в мировом искусстве. Так, благодаря Международному фонду Гаянэ Хачатурян и ее президенту, коллекционеру и меценату Валерию Ханукаеву творчество художницы стало восприниматься как самобытное, самостоятельное и почти лишенное всяческих влияний. Гаянэ ушла и жизни в 2009 году. В мае 2010 году Валерий Барухович открыл выставку ее памяти в Национальной картинной галерее Армении. В эти дни Роберт Абгарович Кондахсазов был почти на том берегу, где его ждали его друзья.

20171130-IMG_9919.jpg

Впервые картины Роберта Кондахсазова я увидела в ныне несуществующей армянской галерее «Барбизон» в марте 2011 года, она располагалась в районе Чистых прудов. Состав участников той выставки «Между Кавказом и Араратом» был неоднороден, и картины Кондахсазова выделялись из общего ряда. Там были представлены белофигурные композиции мастера, которые воспринимаются любителями армянской живописи как его визитная карточка.

И вот спустя 6 лет в галерее «Дрезден» в Гостином дворе представлена выставка «Смыслы и формы» к 80-летию художника: около 60 живописных полотен, архивные фотографии. Большую помощь в организации выставки оказала дочь художника Дина Робертовна Кондахсазова.

Армяне Тбилиси выставляются в галерее «Дрезден» не впервые. Точнее, показывать синтез этих двух культур в «русском зеркале» - это экспозиционная стратегия галереи, пространство которой имитирует гостеприиемный, теплый кавказский дом. В декабре прошлого года здесь, в Хрустальном переулке, были собраны в проекте «Тифлисъ-Еревань» многие культовые, как для армянской, так и для грузинской культуры, имена Геворг Башинджагян, Минас Аветисян, Панос Терлемезян, Григор Ханджян, Александр и Зулейка Бажбеук-Меликовы, Сергей Параджанов, Гаяне Хачатрян, Ерванд Кочар, Николай Никогосян и другие выдающиеся мастера.

20171130-IMG_9942.jpg

И в этот раз гостей порадовала развеска полотен – цветные картины висели напротив бело-черных изображений:  эти цвета и их вариации сам Кондахсазов называл протоцветом.

Не смотря на то, что галерея не очень большая, ее пространство организовано так, чтобы зритель от входа двигался в центру как к иконостасу выставки, проходя эту анфиладу, обнаруживая в ней потайные ниши, довольно значительные "фасадные разрушения" (тут как бы внешняя сторона дома изворачивается и становится декорацией внутри), рассматривая выступы, выпирающие порой из пространственного элемента как интерьерная апсида, и она тоже работает на углубление пространства. Здесь были даже поставлены столы, где можно было поговорить и выпить чаю, красного грузинского вина.

Творчество Кондахсазова несет в себе прежде всего радость, первозданную и даже архаичную. В литературе так, наверное, работали только Лонг и древнегреческие поэты. Безусловно, художник-колорист на время заглушает художника-геометра, художника-мыслителя, художника-сценографа, ведь Кондахсазов в истории армяно-грузинского искусства остался прежде всего как  главный художник Тбилисского театра кукол.

Армянские художники часто писали статьи о собственном искусстве: среди них был и Ерванд Кочар, и Мартирос Сарьян. Роберт Кондахсазов также оставил литературно-искусствоведческое наследие в «Неоконченных тетрадях». К выставке в издательстве «Артефакт-пресс» был выпущен каталог, где размещены выдержки из статей о творчестве, но самое главное – очень емкие, насыщенные мыслью и визуальными образами размышления творца.

20171130-IMG_9962.jpg

Мы начали с того, что в параджановедении появилась избыточность, детализация и многословность, что подчас убивает желание разгадывать его многослойные эйдосы мистификатора. А этом контексте Роберту Абгаровичу повезло больше. Его личное пространство и после ухода принадлежит лишь избранным. Может быть, у кого-то и есть желание подражать его  угловатым и выгнутым  объемам, похожим то слишком телесные и чувственные, то похожие на строительные субстанции вроде бетона, но в целом сама живописно-скульптурная лепка Кондахсазова почти наглухо закрывает его мир от продолжателей.

Продолжение следует…

"Смыслы и формы" Роберта Кондахсазова. О выставке в галерее "Дрезден"