Слово о Чингизе

Когда Пересвет выехал навстречу к Челубею, когда войско сходилось на войско, когда войны были мужскими, Чингиза Мустафаева еще не существовало. Он родился намного позже, в то время, когда он стал фигурой, символизирующий не только высочайший профессионализм, мужество и отвагу, но и фальсификации, военную некрофилию, засекречивание «Ходжалинского дела», бесконечные мутные, грязные потоки, связанные с Агдамской трагедией. 
Это он сорванным, охрипшим голосом, еще недавно певший в фольклорной группе «Озан», гнал в бой своих собратьев, пытавшихся отступать. Талант актера, кем он был в начале своего жизненного пути, ему, увы, не пригодился. Даже когда шли разбирательства в залах заседаний. Когда ему, первоклассному журналисту, но посредственному военному актеру, отключали микрофон. 


Голос Фуада долго слышала его мать, пока не умерла от горя (Нахыш Мустафаева ушла из жизни 19 февраля 2015 года.). Слышали шесть ее внуков, пытались лечить  горькую утрату…

Голос Фуада слышим и мы, говорящим о том, как он увидел людей 29 февраля в 10 километрах от Ходжалу в азербайджанской форме, спокойно расхаживающих среди трупов, именно в том месте, куда его не пускали, говоря о том, что там все зачищают армяне. И о том, как мимо проехали две машины, полные этих самых армян, которые не выпустили в них ни одной пули. 
Для армян Чингиз Мустафаев формально был врагом. По духу – нет. Были ли у него армяне в друзьях, когда он был юным, сейчас трудно сказать. Но именно о таких сильных и порядочных людях среди армян и азербайджанцев писал Томаас Ваал в «Черном саду», который стал позже зарабатывать на Карабахском конфликте, ищущий несуществующих кафанских беженцев. Правда, в минувший апрель сочувствовал уже армянской стороне. 
Описанные им друзья легли по разные стороны прифронтовой полосы и целились теперь а враг против врага, боясь увидеть в прицеле лучшего друга детства…
По рассказам матери Мустафаева, Дедушка Чингиза участвовал в Великой Отечественной войне. Вернулся с инвалидом I группы, потеряв три пальца. Находясь в инвалидном состоянии, он вырастил пятерых детей. Одна рука у него совсем не двигалась. Кроме того, дядя Чингиза – Чингиз Мустафаев стал жертвой репрессий 30-х годов. Были задержаны 17 человек, среди которых был и он. Всех заставили взять вину на себя. Только его не смогли заставить. Его подвергли пыткам. Затем отпустили. Но он уже был болен. Он был в таком состоянии, что вернулся и сказал, что не может идти. Ему было 20. 
Все это не могло не повлиять на мировоззрение Чингиза. 
Агдамской трагедии уже четверть века. Но Чингиза до сих пор «призывают» в качестве свидетеля. Сколько бы ни было версий, ясно одно: Мустафаев, покоящийся в Аллее Шахидов, сегодня не является врагом армян. «Ходжалинское дело» засекречено, и, возможно, пройдет еще не один десяток лет, когда мы узнаем подробности этой кощунственной истории. 
Агдамскую трагедию часто вспоминают в контексте Сребреницы. По свидетельству поэта Горана Лазовича, Сребреница тоже таит в себе много преступной лжи. Может быть, поэтому цветными фотографиями балканских хроник потом и «иллюстрировали» «дело Ходжалы». 
По словам Горана, мусульмане причинили сербам еще до Сребреницы много зла. Убитые дети, старики…Горан имеет право так говорить: его прадеда муслимы сварили заживо в чане с молоком, с солью и медом. До сих пор в семье не пьют молока. Сколько погибло людей в боснийской деревне, никто не знает. До сих пор по улицам Боснии ходят люди, имена которых выбиты на обелиске в память о событиях 11 июля 1995 года. 
Эти битвы отличаются от тех, что происходила, скажем, на Куликовом поле. Когда преподобный Сергий Радонежский, имея дар ясновидения, отпевал каждого погибшего русского воина, находясь поодаль от сражения. 
Впрочем, эти эпизоды из других войн взяты не случайно. Любая война озлобляет. Даже если допустить правомерность азербайджанской версии и свидетельств проазербайджанского журналиста Виктории Ивлевой, которая опротестовывает факты, изложенные чешским журналистом Даной Мазаловой, работавшей с Чингизом в одной связке, можно сказать: дело Ходжалы требует, может быть, уже не международных разбирательств, а поиска правды со стороны азербайджанской общественности, если такие здоровые силы там найдутся. С Даной Мазаловой в Праге в конце 2017 года встречался журналист Вадим Арутюнов - оно слово в слово подтвердила свои свидетельства. 


«Дело о Ходжалы» углублять бессмысленно, если в Баку награждают головорезов и убийц армянских детей в Арцахе, именно потому, что в этом – самый большой парадокс этого противостояния. То есть вам так жаль изуродованных спустя после их смерти месхитинских детей, что вы взамен убиваете армянских? 
Глава исполнительной власти Ходжалу Эльман Мамедов давал свои показания живым. Слава богу, скот, который под  его руководством загружали в вертолеты раньше, чем погибших детей турок-месхетинцев, теперь к ответу тоже не призовешь. Знал бы этот КРС, кто в этой истории будет прикрывать их жизнь…
В Аллее Шахидов, с кем бы ни по соседству, Чингиз Мустафаев, покойся с миром. Ты сделал все, что мог.

Валерия Олюнина, заглавное фото Рубена Мангасаряна

Слово о Чингизе