Поэт Горан Лазович (Сербия): тот, кто зарезал моего деда

В доме  Горана Лазовича уже много десятков лет нет молока. Почему? Армянский музей Москвы и культуры наций публикует воспоминания известного сербского поэта и его стихотворение "Настоящий воин Харольд Майерс", посвященное бомбардировкам Белграда в 1999 году. 

Первая бабка, которую я видел и запомнил, была черной, и первые рассказы, что я слышал, были черными.
Моего прадеда, Николу, сельского старейшину, мусульмане мучили таким образом, что заставили его, связанного, сначала съесть килограмм соли, а затем килограмм меда. Затем (а он был хорошим хозяином и имел более 200 овец), приказали подоить овец, молоко слили в большой казан, вывели на улицу всю семью - посмотреть на этот «пир», прабабку заставили подкладывать дрова в огонь, и, когда молоко закипело, Николу опустили в казан. Пока он варился, они пели.
А причина, по которой они это сделали, голливудская: пришли его грабить, знали, что у него есть 12 кг золота, они искали еще полкило, которого у него не было. С тех пор молоко и золото в моем доме – символы проклятия.
Вы будете удивлены, если скажу, что мама меня ни разу не покормила грудью?!
Раз уж зашла о ней речь, скажу, что ее отца, Душана Фрунджича, мусульмане зарезали еще до ее рождения.
Отсекли ему голову и пальцы, чтоб он и мертвым не смог перекреститься, так он и похоронен.
Много позднее, на Ратковичевых вечерах поэзии в Бьелом Поле, когда мы с Миодрагом Булатовичем пили кофе, к нам за столик подошел некий старик с кротким взглядом и полными слез глазами, и захотел со мной познакомиться. Крепко меня обняв, прошептал, что я очень похож на деда Душана, назвался и ушел. Когда я на следующий день спросил маму, кто это был, она ответила: «Это тот, кто зарезал твоего деда».

 фото Валерии Олюниной 

фото Валерии Олюниной 

Настоящий воин Харольд Майерс

О, моя милая, вместо обещанного стиха
Вечером ты получишь приступ бешенства!
Меня будет ждать пустая тарелка, переполненная отборной руганью!
Во сне ты трижды умрешь,
И, пока не услышишь, что я стучу в дверь,
Не узнаешь, насколько еще ты жива!

Спросишь, умеет ли та несуществующая женщина любить больше, чем ты?!
И именно меня, сидящего сейчас с Харольдом Майерсом *,
Который вчера совершил самоубийство.
Скажешь: «Да ты с ума сошел, Лазович! »
Для опровержения этого у меня только в молодости были аргументы!

Знаешь ли, милая, Майерс – американский военный летчик,
И все наши, убитые им дети, приходили к нему во сне и пели.
Маленькие милосердные ангелы в белых одеждах
Ночью пробегали сквозь его сердце и кричали:
«Господин подполковник, Вам купить мороженого?»

Многократно награжденный и отмеченный,
Знакомый, а возможно, и двоюродный брат американского танкиста,
Давившего раненых на улицах Фалуджи!
Не знал сербского и не хотел сойти с ума!

Знал бы, что о нем напишет сербский поэт,
Наверное, еще раньше бы застрелился.

* Харольд Майерс – американский военный пилот, участвовавший в натовских бомбардировках Сербии в 1999 году, после чего у него был диагностирован «вьетнамский синдром» и тяжелая депрессия. В сентябре 2010 г. окончил жизнь самоубийством, устав от мук совести и постоянно мучавших его ночных кошмаров.

Поэт Горан Лазович (Сербия): тот, кто зарезал моего деда