Арцах: маленький, но расширяющийся мир

В Карабахе я впервые встретилась с гостеприимством и прозрачностью человеческой природы, которая доходит до вас с расстояния вытянутой руки. Никаких ахперов, братушек, похлопывания по плечу здесь не будет. В особенности ментальности здесь стоит равномерное поступательное движение, прорастание.
Как антитезу можно припомнить недолеченный струпий Петра Февронией. Совсем нерусская это история. Так вот карабахцы гостю, который должен превратиться в единомышленника, друга не заполняют несколько внутренних комнат души. Вы возвращаетесь домой и начинаете думать о земле, которая стала двойным анклавом. Вы пытаетесь понять, смогли бы вы быть там вместе с ними, их женами и детьми в то время, когда расстреливали Степанакерт с Шушинской высоты, оставив в Карабахе часть своей метафизики, вы припоминая его, чувствуете, что вам страшно находиться там, что вас душат все эти кольца. Если у вас нет страха и вы при этом можете мысленно легко пролетать из Карабаха в Армению по ночному Лачину, вы, скорее всего, вернетесь сюда во второй, в третий раз, но уже осознав себя встроенным в этот маленький, но расширяющийся мир, и гостеприимство карабахца вам уже не нужно. Потому что вы уже не гость.

                                                                                                                 Валерия Олюнина 

Арцах: маленький, но расширяющийся мир