Дом для Анжелины

Двухлетняя Анжелина Согомонян на руках у своего брата, который держит её так бережно, как мог бы держать отец, смотрит на нас из окна своего дома в Шуши. Девочка напряжена, ведь её впервые фотографируют так много, да ещё люди, речь которых она совсем не понимает. Маму Анжелины прошу дать девочке любимую игрушку – взгляд малышки теплеет, и она уже улыбается…

Это счастье, что все десять детей семьи Согомонян, беженцев из Баку, родились здесь уже после войны. Ещё каких-то двадцать лет назад наша встреча не состоялась бы, потому что многие карабахские дети, не выехавшие в эвакуацию во время армяно-азербайджанского конфликта, прятались в бомбоубежищах Степанакерта, Шуши, других городов и населённых пунктов. Беспризорников чуть старше Анжелины, потерявших родителей, одичавших, запуганных, и искала по всей столице Нагорного Карабаха, который сами армяне называют Арцах, директор Степанакертского детско-юношеского дома творчества Людмила Барсегян вместе со своими коллегами. Впрочем, проходили в этой страшной военной истории свои «лёгкие» эпизоды. Родители, отдававшие Людмиле детей на уроки рисования, макраме или ковроткачества, были почти уверены в том, что с ними ничего не случится – тогда Дом творчества располагался рядом с тюрьмой, куда и бежали все в укрытие.

С февраля этого года Дом творчества располагается в замечательном здании ре­сторана, который с помощью президента Нагорно-Ка­рабахской Республики Бако Саакяна, однажды посетившего детскую коллективную выставку, переехал сюда после окончания строительства выкупленного новодела. Людмила Барсегян уверена: в мире нет больше такого дома для талантливых ребят, где работают более 90 творческих групп. А тогда, в 90-е, Людмила была и директором, и терапевтом, на занятия приводила сюда психологов, которые были по штату не положены, и маскировались они под руководителей кружков. Дети пели песни, прижавшись друг к другу, стоя, как солдаты…

Наша делегация российских журналистов была в На­горном Карабахе по приглашению сопредседателя клуба «Друзья Карабаха» Эдуарда Гуляна, одним из его благотворительных проектов и стало строительство большого нового дома в Шуши для многодетного семейства Согомонян.

Поездка с этноэкологической программой была организована довольно-таки разнообразно. Во время её журналисты, большинство из которых никогда не были ни на армянской, ни на арцахской земле, участвовали в церемонии закладки первого камня в фундамент православного храма Покрова Святой Богородицы и открытии русского культурного центра, собирали тутовые ягоды, смотрели, как выпекают хлеб в традиционной восточной печи – тандыре, были гостями на обряде крещения сына Эдуарда Гуляна Марка в действующем монастыре Армянской апостольской церкви Гандзасаре, расположенном на левом берегу реки Хачинчай, близ деревни Ванк, выдающемся памятнике армянской архитектуры. Были и встречи с архиепископом Паркевом Мартиросяном, прошедшим карабахскую войну, с президентом НКР Бако Саакяном, с представителями творческой интеллигенции.

Архиепископ Паркев – одна из ключевых фигур в Ка­рабахе. Его жизнь с детства проходит по межнациональным перекрёсткам. Родившись в Сумгаите, учился два года в Ереванском политехническом институте, оттуда ушёл в Институт русского и иностранного языков имени Валерия Брюсова. Потом учёба в Эчмиадзинской духовной академии, в аспирантуре Духовной академии Санкт-Петербурга. Интересный факт из студенчества будущего академика Международной академии гуманитарных и общественных наук: на всесоюзном конкурсе его работа по проблеме искусства и нравственности в романе Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита» была удостоена золотой медали. На встрече с журналистами владыка Паркев сказал, что Булгаков сделал большую ошибку, написав Воланда объёмнее и характернее, чем самого Иешуа, сместив акценты. Ведь только от Иешуа Мастер и Маргарита должны были получить успокоение.

Семейное событие – крещение ребёнка, которое провёл архиепископ Паркев в Гандзасаре, и позволило всем нам быть сопричастными к карабахской реальности, которая сделала участников русско-карабахской встречи не строронними наблюдателями, а живыми, интересными и, самое главное, нужными друг другу. Жители Карабаха уверены, что в России сегодня не знают об их жизни почти ничего, привязывая слово «Карабах» только к тому, что случилось здесь на сломе советской эпохи. На встрече с журналистами президент республики Бако Саакович Саакян на вопрос о ключах к карабахской ментальности сказал: «В Карабахе вы будете всегда чувствовать прозрачность человеческой природы, потому что мы предпочитаем называть вещи своими именами». Конечно, жители Армении и Нагорного Карабаха имеют единую духовную территорию, но в Карабахе характеры его жителей приближаются к нам так близко, причём не нарушая внутренних границ каждого. Услышав слова о том, что в случае с Карабахом теория географического детерминизма не работает, Бако Саакович улыбнулся и подтвердил, что горы даже воинов могут не делать коварными, с чёрными тайниками в глубине своей

души…

Приехав в Нагорный Ка­рабах, вы часто будете слышать «всё или никто». Его жители считают, что вернули свою землю, на которой священных камней – хачкаров так много, что и доказывать своё право жить здесь не нужно.

В тот самый момент, когда годовалый Марик Гулян выбирал свою профессию, как и велит традиция в день крещения, и выбрал не что-нибудь – а игрушку лего, подтверждая своё право быть строителем, близ посёлка Чайлу на территорию Нагорно-Карабахской Республики проникла азербайджанская вооружённая разведывательная группа. В результате столкновения армянская сторона потеряла несколько солдат убитыми.

Теперь перед моими глазами всё стоит в окне старого дома накануне новоселья маленькая Анжелина. И Марик, который не должен стать воином.

Валерия Олюнина

Дом для Анжелины