Кинозал Армянского музея: "Там, за семью горами"

Кинозал Армянского музея: "Там, за семью горами"
 Татьяна Божок сыграла главную героиню фильма

Татьяна Божок сыграла главную героиню фильма

Армянский музей Москвы предлагает вам посмотреть ленту Арнольда Агабабова (Агабабяна) "Там, за семью печатями". Армянский советский сценарист и режиссёр. 
Арнольд Агабабов - Заслуженный деятель искусств Армении (1980). Родился 7 сентября 1929 года в Баку. В 1947-1949 годах работал печатником, в 1949-1952 годах — служил в Советской Армии.
В 1953-1957 годах — начальник районного отделения МВД в Азербайджанкой ССР. 
В 1962 году окончил Высшие сценарные курсы в Москве (мастерская Михаила Блеймана и В. Соловьёва). С 1962 года — сценарист, старший редактор и режиссер киностудии «Арменфильм».
Умер 29 марта 1999 года в Ереване.

Этот фильм снят в 1980 году. В основном съёмки проходили в деревне Калининской области, ныне Тверской, по направлению к старинному городу Кашин.

В 1981 году журнал "Советский экран" (С. Чумаков) писал об этом фильме: 

Далеко-далеко, за семью горами, за семью морями виделись безымянным авторам русских сказок края, где совершались чудеса и богатыри находили свое счастье. Но времена меняются. Не за призрачным счастьем— за вполне реальными заработками двинулась в далекую, затерявшуюся среди лесов и болот сибирскую деревушку Акулиновку бригада строителей из армянского села.
У каждого из героев фильма «Там, за семью горами» свой резон на время оставить семью, работу, родные места, чтобы с рассвета до поздней ночи, по шестнадцать часов кряду «вкалывать» в чужом колхозе. О благополучии детей (а его жена Лусик вот-вот родит еще одного) думает весельчак и балагур Фрунз. Юному, только что демобилизованному из армии Сурику надо достроить начатый умершим отцом дом. Вот дядя его, потомственный каменщик Овсеп, мастер на все руки, «варпет», как уважительно называют его односельчане, и надумал помочь племяннику, привел Сурика в «артель», которую сколачивал предприимчивый Матос, и сам решил отправиться вместе с ним.
Строители работают на совесть, не разгибая мокрых от пота спин. Сурик бегом едва успевает таскать на растущие не по дням, а по часам стены фермы то воду, то раствор, то кирпич. Только что-то не в радость этот труд.
«Бригадир» Матос (X. Абрамян) озабочен лишь своими доходами. Всеми правдами и неправдами стремится он урвать куш пожирнее. «Со мной не пропадете!» — внушает он своей артели. И поначалу действительно кажется, что Матос «все может». Привез бригаду в Сибирь «спецрейсом» всепогодной «аннушки», диктует свои условия председателю колхоза, требует двадцатипроцентной надбавки, достает «левые» стройматериалы. Повадки сытого кота, пренебрежительный хозяйский тон...
Но как же остальные члены бригады— разве они. честные, работящие люди, не понимают, что ими руководит пройдоха? Что он обворовывает и их тоже—обворовывает не только материально, оставляя в своем кармане немалую толику заработанных ими денег, но и морально — лишая их естественного чувства рабочей гордости, присущей каждому уважающему труд рук своих человеку.
Лишь однажды поднял голос против Матоса «варпет» Овсеп (С. Саркисян): совесть не позволила ему применить некачественный раствор, в который из-за нехватки цемента всыпали слишком много песка. «Не дворец строишь—овчарню»,— удивился его упрямству «бригадир». «Все, что я строю — дворец! И овчарня—дворец»,— с достоинством отвечает Овсеп. Деляга Матос в конце концов вынужден удовлетворить требование Овсепа, он сбрасывает к его ногам мешки с цементом. Цементом, заведомо ворованным. Овсеп мрачнеет, но работа продолжается.
Одна уступка совести влечет за собой другую, так создается обстановка всеобщего компромисса, когда каждый волей-неволей вынужден на что-то закрывать глаза.
Самый младший из артельщиков, Сурик (эту роль исполняет студент Ереванского художественно-театрального института А. Манукян), никак не может понять, почему так неприветливы к его товарищам жители села. «Понаехали сюда людей грабить!» — бросает ему в лицо пожилая колхозница. А когда он. Сурик, прошелся вечером по улице с приглянувшейся ему девушкой — ясноглазой Аленой (Т. Божок), местные парни чуть не прибили его: «Приехал сюда деньги загребать, так загребай, а Леху не тронь!»
Но сердца Алены и Сурика уже потянулись друг к другу. И нежданная эта любовь, расцветшая вопреки всему и едва не кончившаяся трагически, помогла многим героям фильма прозреть, осознать, в какую трясину завело их равнодушие, приспособленчество. Потому что эти двое боролись не только за свое счастье, но и за справедливость, за возможность жить честно и гордо.
Алена и Сурик с их пренебрежением к быту, с их молчаливым презрением к уговорам и наговорам, с их прямотой чувств и горячностью сердец — словно живая совесть, тревожащая и будоражащая других. Не сразу, но все же начинают понимать артельщики, какой непомерной ценой платят они за «проклятые деньги» — ценой человечности, ценой доброго имени рабочего человека, ценой уважения людей, да и просто самоуважения. Бросив все, уезжают строители домой.
Фильм, поставленный режиссером Арнольдом Агабабовым по сценарию, написанному им совместно с Ервандом Григорьянцем, поднимает серьезную нравственную проблему. История, случившаяся «там, за семью горами»,— моральный урок для тех, кто в погоне за «длинным рублем» готов поступиться честью, совестью, человеческим достоинством.

Кинозал Армянского музея: "Там, за семью горами"