Историк Танер Акчам: еще один документ о Геноциде армян

«Дома тех, кто скрывает армян, будут сожжены, а сами скрывающие будут казнены»

Историк Танер Акчам раскрыл еще один документ, имеющий критическое значение в рассмотрении вопроса Геноцида армян, особенно в связи с телеграммой Бехаэддина Шакира. Телеграмма, отправленная командиром III армии Махмутом Камилем-Пашой в регионы, откуда депортировались армяне, на самом деле ужасна. Зададимся вопросом: как долго власти Турции будут хранить молчание после обнародования всех этих документов?

У нас есть микрофильм, демонстрирующий оригинальную версию телеграммы командующего армией Махмута Камиля-Пашы, которая была написана на бланке Министерства внутренних дел Турции. В нижней части телеграммы есть печать министерства: «С оригиналом верно». Махмут Камиль-Паша писал в ней, что дома тех, кто скрывает армян, будут сожжены, и они будут казнены перед их домами, а солдаты или государственные служащие, которые способствовали бы этому, немедленно будут уволены и отданы под суд военной комиссии.  

Вот современная турецкая версия телеграммы от 24 июля 1915 года: «Очевидно, что мусульмане прячут армян в некоторых деревнях и городах, из которых они были депортированы. Дома всех, кто скрывает и защищает армян от законов правительства, нарушая порядок, должны быть сожжены, и их нужно казнить перед их же домами. Удостоверьтесь, что нет недепортированных армян и информируйте нас о результатах исследования. Армяне, обращенные в ислам, также будут депортированы. Если есть члены вооруженных сил, которые защищают [армян], они будут переданы в соответствующее министерство, немедленно уволены, чтобы их осудили позже. Если они являются административными органами, также будут немедленно уволены и переданы военной комиссии».

Подобно телеграмме Бехаэддина Шакира от 4 июля 1915 года, эта телеграмма также включена в досье партии «İttihat ve Terakki» («Единение и прогресс») в рамках судебного процесса, проведенного в Стамбуле в 1921–1922 годах. В обвинительном заключении против руководителей партии телеграмма была процитирована подробно, и был отмечен номер этого документа: «Раздел 13, документ 1» [tertîb 13 vesîka 1].

 

Вторая телеграмма

Махмут Камиль-Паша написал вторую телеграмму по тому же вопросу. 1 августа 1915 года он направил еще один приказ в регионы в качестве объяснения телеграммы, направленной 24 июля. Во втором документе он разъяснял, что распоряжение не применяется «к тем, кто принимал и скрывал женщин и детей, которые были официально заселены [в мусульманских домах] правительством». Он отметил, что наказание «распространяется на тех, вне зависимости от их религии, кто скрывает армян, не информируя правительство», и эти люди будут казнены.

Этот приказ говорит об одном: в деревнях и городах многие мусульмане прятали армян в своих домах, а правительство стремилось предотвратить это. Вот почему была поставлена угроза сжигания домов и казни.

Все эти документы, выявленные в ходе судебных разбирательств партии «Единение и прогресс» в Стамбуле, по-прежнему хранятся в секретных архивах государства! Поскольку эти документы не были найдены на протяжении столетия, они считались «недействительными при отсутствии оригиналов». В течение многих лет сформировалась странная коалиция между властями и академическими кругами Турции: государство прятало документы, а многие ученые распространяли утверждения о том, что «в связи с отсутствием оригинального документа они не могут рассматриваться в качестве доказательств».

Американский историк Гюнтер Леви сыграл значительную роль в защите этого требования. В своей книге, опубликованной в 2004 году, он писал: «Поскольку оригиналы документов, используемых в суде, не могут быть найдены, неправильно рассматривать претензии как недостоверные и необоснованные с точки зрения истории науки». В 2005 году, после того как эта книга была опубликована, он был приглашен в Турцию и получил награду. Человеком, вручившим ему награду, был Бюлент Аринч, спикер парламента Турции в то время.

Эта комедия о «слепых, руководящих слепыми» должна прекратиться сейчас. Документы, принадлежащие Бехаэддину Шакиру и Махмуту Камилю-Паше, — это только начало. У нас есть много оригинальных документов из стамбульских судебных процессов. Более сотни телеграмм, полученных комиссией по расследованию, сформировавшейся в ноябре 1918 года, телеграммы, отправленные из регионов, показания османских солдат и государственных служащих, отчеты инспекторов. Скоро все они станут доступными в Интернете.

Я ожидаю, что правительство прекратит эту бессмысленную игру, в которую оно играет уже более 100 лет и которая наносит вред только и только нашей репутации. Правда имеет дурную привычку раскрывать себя в один прекрасный день. Недопустимо скрывать и отрицать. Пришло время смотреть в глаза истории Турции, если мы уже не опоздали. Как только мы начнем эту конфронтацию, увидим, что многие основные проблемы касательно демократии и прав человека тоже будут решены!

Как были собраны документы?

До стамбульских судебных процессов в 1921–1922 годах, в ноябре 1918 года был сформирован следственный комитет. Эта комиссия отправлялась в регионы и собирала документы, касающиеся депортаций и убийств армян в 1915–1917 годах. После того, как суд начал работать, комиссия регулярно обращалась в Министерство внутренних дел в соответствии с недавно выявленными фактами и запрашивала дополнительные документы. По заявлению суда министерство направило письма в регионы и попросило регионам тоже отправлять документы по различным вопросам в министерство. Из документов судебных материалов понимаем, что некоторые телеграммы, отправленные в 1915 году, были отправлены из многих регионов в Стамбул одновременно. Например, Сивасская провинция направила копии телеграмм Махмута Камиля-Пашы от 24 июля и 1 августа 1915 года в Стамбул 8 января 1919 года.

Министерство направило эти документы и телеграммы из регионов в суд. Например, в письме от Министерства внутренних дел Военному суду, написанном 2 апреля 1919 года, было отмечено, что 42 телеграммы были отправлены им из Анкары, и они перенаправили эти документы в суд.

Махмут Камиль-Паша и Бехаэддин Шакир являются одними из тех, кто был признан виновными в ходе расследований. В некоторых обвинительных заключениях и решениях было упомянуто много документов наряду с этими двумя. Поскольку обвинительные заключения и решения были опубликованы в официальном журнале того времени, мы знали об этих документах, но их оригиналы до сих пор не публиковались [1].

Документы находятся в архиве Армянского патриархата Иерусалима

Когда-то значительная часть судебных документов о стамбульских судебных процессах хранилась в армянской патриархии Стамбула. В 1922 году патриархат отправил их в Марсель. Впоследствии их отправили в Манчестер, а затем в Иерусалимский патриархат. Этот курс можно проследить по маркам на документах Махмута Камиля-Пашы и Бехаэддина Шакира. В правом верхнем углу документов есть штамп и номер на бланке Османской империи. Штамп принадлежит Армянской епархии Марселя. В центре печати на армянском языке, а вокруг печати на французском языке было написано «Армянская патриархия Марсель» [Հայոց Առաջնորդարան Մարսելի]. Архивные записи Иерусалима состоят из армянского письма и номера. Поскольку архив Иерусалима не открыт для исследователей, на данный момент невозможно получить доступ к этим документам.

Мы нашли этот документ в архиве католического священника Крикора Гергеряна, который умер в 1988 году. Подробную информацию о Гергеряне и его архиве можно найти в книге Танера Акчама «Naim Efendi'nin Hatıratı ve Talat Paşa Telgrafları» (İletişim Yayınları, 2016) [Мемуары Наима Эфенди и Талаата Паши Efendi и Talat Pasa Telegrams]. Вот каким образом Гергерян заполучил эти документы.

Как Гергерян заполучил документы?

Жизнь полна совпадений. Крикор Гергерян, который потерял родителей и шестерых братьев и сестер и многих из своих родственников во время Геноцида армян, был из Сиваса. Он переехал в Каир, чтобы жить со своим братом. После окончания семинарии в Риме Крикор в докторантуре решил исследовать вопрос убийства армянских религиозных лидеров и начал собирать документы. В 40-е годы он столкнулся с курдом Мустафой Пашой в Каире, одним из судей Стамбульского военного суда. Мустафа Паша сбежал в Каир в 1922 году из страха ареста, после того как правительство Анкары захватило Стамбул.

Паша поделился важной информацией с Гергеряном: во время стамбульских судебных процессов Армянская патриархия была допушена к участию в деле в качестве истца, и патриархат на законных основаниях имел право получить копии документов по делу. Паша также отметил, что эти документы находятся в архиве Иерусалимского Патриархата.

После этого Гергерян отправился в Иерусалим и сфотографировал там документы. Он поделился тем, что имелось под рукой со многими исследователями. В 1983 году Армянская ассамблея сфотографировала весь архив Гергеряна. Эти микрофильмы открыты для исследователей теоретически, но их трудно использовать из-за отсутствия удобной каталогизации.

Крикор Гергерян умер в 1988 году, и его племянник доктор Эдмунд Гергерян сохранил его архивы. В апреле 2015 года доктор Эдмунд разрешил мне увидеть этот архив, предоставив мне возможность получить доступ к большинству документов из стамбульских судебных процессов. Эти документы при первой же возможности вскоре будут доступны в Интернете.

После многих лет сокрытия правды, уничтожения или скрытия документов, Турция пришла к концу пути. Эта бессмысленная политика отрицания, которая служит только для нанесения ущерба стране и препятствует становлению Турции как цивилизованной нации, должна быть прекращена. Мы надеемся, что опубликованные нами документы станут началом прекрасного будущего. Исключение отрицания и столкновение с исторической правдой послужит предвестником хорошего начала для этой страны и ее народа.

[1] В ходе нашего исследования мы обнаружили, что копия телеграммы Бехаэддина Шакира была опубликована Ваагном Дадряном в журнале «Политическая и военная социология», том 22, № 1 «Лето 1994» (с.69).

Перевод с английского Мелконян Лусине

Источник:

Massispost.com - Historian Taner Akçam Reveals Another Document on Armenian Genocide

Историк Танер Акчам: еще один документ о Геноциде армян