Армянин на войне: разные оценки поступка Джорджа Симоняна

В армянской блогосфере началась конфронтация, связанная с фотографией армянского солдата сирийской армии Джорджа Симоняна. «Я — первый армянин, уничтоживший собаку-турка в Тер-Зоре, и горжусь тем, что эта собака у меня под ногами. Наш победу я посвящаю всем армянам», - написал он под фото, где солдат ставит ногу на труп врага. 

 Знаменитый снимок армянского бойца после боя в Каринтаке

Знаменитый снимок армянского бойца после боя в Каринтаке

Размещение подобных фото критически оценил блогер Карен Агабекян. На своем профиле в фейсбуке он написал: "Самое омерзительное поведение армянина на войне. Я вообще не понимаю, как можно гордится вот этим поведением? Чем вот этот армянин отличается от тех азербайджанцев, которые глумились над нашими солдатами? Да хоть тысяча раз он будет героем, но такое глумление над трупами, не допустима. И нормальный человек, это должен осуждать, а не восхвалять". 

Рискну высказать собственную точку зрения. Не смотря на то, что многие оппоненты Карена высказывают оправдательную точку зрения, мне ближе его позиция. 

Вспомним фото бойца в селе Каринтак. Вспомним фото армянского воина Саргиса Ацпаняна. Мы гордимся двумя. И все же именно Саргис для нас обожествлен в этот момент. В то время, как первый - только человечен.

Да, война это грязь. Не зря лучше всего о войне писал Виктор Астафьев, который прошел в пехоте. За роман "Прокляты и убийцы" его осуждали даже ветераны.

Помню интервью с другим русским писателем - Юрием Бондаревым. Он говорил, на войне все видел. И выпущенные кишки, и человеческий череп, наполненный водой. И не мог никогда подобное ввести в повествование. Здесь речь об искусстве.

Мы сегодня снова стали свидетелями того, что информационные войны стали доминантой оценки. Внушить страх, предупредить. Так будет с каждым. 
И все же мы помним, что Гитлер был некрофилом. Он не мог оторвать взгляда от трупов гниющих солдат.

И все же я не имею права писать вам об этом, вы видели кровь, гибель детей, горе - не я. 
Но хочу сказать, что у меня в ленте есть Виталий Айриян - поэт Бакинского исхода. Есть сильнейшие стихи о том, как после того, как твой народ забивают арматурой, остаться человеком. Даже сверхчеловеком.

 

 И все же именно Саргис Ацпанян для нас обожествлен в этот момент

И все же именно Саргис Ацпанян для нас обожествлен в этот момент

Недавно в музее Востока была выставка армянина из Алеппо Акопа Ванесяна. Трудные кадры, разрушенные дома армян и мусульман, фото могилы ребенка, жизнь которого началась во вторник и закончилась во вторник через несколько месяцев.

Да, армяне - это не Сафаров. Тот не был наказан. Именно поэтому о нем я и написала рассказ "Экехерия" ("Перемирие"), чтобы показать проекцию на судьбу тех, кто будет ему подобен.

Подобные фото снимают страх. Да, Карен, эти люди воюют за нас. Амплитуда эмоций зашваливает. От удовлетворения, что зло повержено, от тошноты видеть обнажающееся тулово ублюдка.

 

 "Человечность, о которой забыли" - фото Акопа Ванесяна (Сирия, Алеппо)

"Человечность, о которой забыли" - фото Акопа Ванесяна (Сирия, Алеппо)

Карен, твоя точка зрения - она изнутри прошлого, утраченного Шаумяна. И в то же время она из фейсбука. 
Я уже как-то писала, что информационные войны положили конец мужским войнам. Когда тьма на тьму. Было ли время и желание армянам и персам селфиться?

Ахиллес глумившийся над трупом Гектора был вне христианской этики. И все же в той войне воспевалась ярость и гнев. Но только не правда. Ты, Карен, за идеальную правду. За чистоту.

Валерия Олюнина

Армянин на войне: разные оценки поступка Джорджа Симоняна