Памяти режиссера Рубена Геворкянца

Печальная новость: на 72 году ушел из жизни Председатель Союза кинематографистов Армении, кинорежиссер, сценарист, писатель, общественный деятель Рубен Геворкянц (Кеворков).

Рубен Степанович родился в послевоенном Ереване и еще мальчишкой связал свою жизнь с кино. В 1963 году окончил школу. Работал лаборантом в институте химии, а также помощником киномеханика на киностудии "Арменфильм". 
Кто бы знал, что внук  Агабека Кеворкова, купца I гильдии, которому за развитие мануфактурной промышленности России был пожалован дворянский титул (столбовой дворянкой была его бабушка Елена Христофоровна Лианозова), свяжет свою жизнь с самым народным видом искусства. Впрочем, как и его родители. Степан Кеворков был тоже известным кинорежиссером. А мама Лия Тиграновна Кеворкова (Погосян) - художник-мультипликатор. 
Участник Карабахской войны, заслуженный деятель искусства, профессор Ереванского государственного института театра и кино Рубен Геворкянц долго возглавлял не только Союз кинематографистов, но и был Председателем Союза "Арменфильма".
В его фильмографии десятки художественных и документальных лент: "Арцахский дневник", "Параджанов. Последний коллаж", "Армяне на берегу Босфора", "Наш Командос". Но лично мне Геворкянц был  дорог по фильму о Тонино Гуэрра "Осень волшебника", который он снял вместе с сыном Ваге. 
Фильм Рубена и Ваге Геворкянцев удивительно тонкий, импрессионистический. Авторы пренебрегли линейным автобиографическим повествованием, оно строится как бы на узелках дружбы с Андреем Тарковским, Сергеем Параджановым, Микеланджело Антониони. Конечно, «Осень волшебника» повествует и о жене – Лоре Гуэрра (Яблочкиной), благодаря которой маэстро, как он сам признается, «приобрел целый континент любви и дружбы», исколесил всю Россию и многие республики Советского Союза. В фильме Лора рассказывает о своих предках: оказывается, ее дед по матери был губернатором Карса и Армавира, был женат на армянке. Армению Тонино называет единственной страной, перевернувшей его всего, откуда он начал свое путешествие по вертикали. А Параджанова – мастером, оказавшим на него большое влияние. В 1989 году, когда Сергей Иосифович лежал в реанимации после операции, к нему пускали среди немногих Лору и Тонино, вопреки запретам врачей. Параджанов начинал разговаривать, радоваться. Конечно, после ухода из жизни знаменитого кинорежиссера Тонино не порывает дружбы с общими друзьями и с Арменией, про древние храмы которой он говорит, что они появились, потому что слезы первых христиан-монахов размыли скалы.

Личность Тонино оказалась для Рубена Геворкянца такой магической, что он неожиданно для себя и зрителя оказывается внутри своего фильма, превращаясь в героя. И тогда в этой документалистике проявляются черты игрового фильма.

Удивительно,  но когда я посмотрела фильм Геворкянцев, и в мою жизнь пришел Тонино. 
Я посетила выставку его картин в Москве, на которой Тонино присутствовал лично сам с Лорой, где с первым сценаристом мира можно было немного поговорить, потом еще я видела Тонино в театре на Таганке, где был и Юрий Любимов, исполнитель главной роли в пьесе "Мед" Валерий Золотухин. Иных уж нет... И Рубена Степановича тоже теперь нет с нами. 
А тогда все эти творцы казались последними музыкантами уходящего великого ансамбля. Каждый из них уходил из комнаты, но не задувал свечу. 
В память о Рубене Геворкянце и Тонино Гуэрра мы публикуем этот фрагмента фильма "Осень волшебника".

Памяти режиссера Рубена Геворкянца