Стамбульский синдром
Автор в Бей-Пазари (Турция, ноябрь 2013)

Автор в Бей-Пазари (Турция, ноябрь 2013)

Армянский музей Москвы продолжает публиковать цикл очерков, посвященных курдам и езидам. 

Курдская женщина с ребенком в трущобах Бей-Пазари (Турция) ноябрь, 2013

Курдская женщина с ребенком в трущобах Бей-Пазари (Турция) ноябрь, 2013

На мой взгляд, в одном высказывании военного деятеля и идеолога независимого Курдистана Абдуллы Оджалана точно кроется нестыковка. Он говорит о том, что общество курдов, людей гор, находится полностью под культурным влиянием «неолитического села», первобытности, в основе которой - искренняя дружба и честная борьба. Отчуждение же Оджалан сводит с «капиталистическим модернизмом».

Хорошо, допустим. Но нестыковка происходит потому, что мы все помним эту средневековую дичь, происходящую, наверное, от избытков искренности и дружелюбия курдского народа.

Допустим, что этика людей гор, долин, гораздо нравственнее обитателей всей другой Турции. Получается, что чем индустриальнее, культурнее общество, тем больше происходит разрыв между ним и природой. И с человеческой природой тоже. Такие мысли высказывали многие мыслители, среди них даже Пушкин.

С курдами придется действительно разбираться, но вот опишу ряд ситуаций, которые произошли со мной, когда я путешествовала по Турции. Повторюсь, извините, но скажу, что в Турции отношение к курдам, как к более низкой расе.  

Если вы зимой встретите ребенка, шагающего босиком по дороге, знайте, скорее всего, это - курд. Их недолюбливают не только турки, но и те «байке», которые приезжают в Турцию жить и учиться. Откуда берется это, неужели киргиза или туркмена так легко обработать, что при приближении к нему курда за подаянием он будет сводить лицо?

Сами киргизы и казахи мне говорили, что турки вообще не любят иностранцев. И кидают на деньги в Стамбуле, там есть все, что характерно для вавилонских городов.

Стамбульский синдром - это не стокгольмский. Тут нет никакой симпатии между убийцами, заказчиками, жертвами. Все ненавидят друг друга.

Не смотря на футбольную дипломатию, поездки в Западную Армению, и даже переговоры бизнесменов из Диярбакыра в Ереване несколько лет назад, все коммуникации разнесены. Армяне едут в свою Западную Армению, у них не возникает желания общаться ни с турками, ни с курдами. Приехал - уехал.

Курдские трущобы. Фото автора. Ноябрь, 2013

Курдские трущобы. Фото автора. Ноябрь, 2013

Курдам нужен их Курдистан без армян. Иногда приходится слышать, мол, аккуратнее вы с лозунгом "Депи Арарат", 20 миллионов курдов ассимилируют армян без особого труда. Так видится местность, где у каждого народа - свой отделенный надел. Вы это серьезно?

Есть еще Гаро Пайлян, депутат Великого национального собрания Турции, который в одном блоке с курдами.

У тюрков, прибывших в Стамбул из постсоветского пространства, еще 4-5 лет назад была иллюзия, что они здесь всерьез и надолго. И действительно, элита Турции окрепла этим контингентом. Но начались события в Сирии, а теперь глядишь, использованная образовательная база Анкары и Стамбула осталась позади, впереди работа в США, Канаде, Германии. Это тенденция.

Постсоветский тюрок, так чего курдом брезговал, чего тебе было в нем? Правильно, ничего. Курд - это не твой враг, и нечего было на себя примерять на себя чужую вражду. Тем более, что по-быстрому соскочишь в Европу.

Впервые с курдами я немного общалась в городе Бей-Пазари, в 2 часах езды от Анкары. Морковный город, где все изготовлено и приготовлено из этого корнеплода. На этом держится местный туризм. 5 минут от главной торговой улицы - и ты в курдских трущобах. Антураж вполне кустуричный. Старая мебель, рухлядь возле обветшалых домов. В намотанных на голову тряпках сидела молодая пара. На лицах - блаженное созерцание собственного счастья. Они с легкостью стали общаться с нами, даром, что в компании был афганский туркмен, киргиз, девушка с Ямайки, говорящая по-турецки.

В городе Бей-Пазари все из моркови. ноябрь, 2013

В городе Бей-Пазари все из моркови. ноябрь, 2013

Немного поодаль сидела на лестнице молодая мать с ребенком. Доброе, доверчивое лицо. Вот она – представительница оджаланского «неолитического села». Так как же быть с этой первобытной простотой, ведь прошло так много времени. Мы все рванули вперед и в то же время скатились к неслыханной жестокости.

Ту поездку в Бей-Пазари я вспоминаю как счастливое время. Тогда еще турецкая молодежь митинговала на Кызылае против вторжения Турции в Сирию. Не было других угроз как локального, так и глобального характера. И мы все еще могли греться в остатках нашей нежности и доверия друг к другу.

Валерия Олюнина

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Стамбульский синдром